Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Все точки над «е»"

У монументальной пропаганды тоже может быть человеческое лицо. Если к неизменно добродушной улыбке Зураба Церетели добавить скромные усилия ульяновского художника Алексея Зинина. Если не использовать пафос в особо крупных размерах. Или хотя бы использовать в мелких.Зураб Церетели в честь «подвигов» «Аль-Каиды» 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке изваял из бронзы слезу размером XXXL. Так что американские власти благоразумно решили удалить ее от места, где стояли разрушенные башни-близнецы, на безопасное расстояние — в Нью-Джерси. А в это время Алексей Зинин через восемь лет после рождения идеи наконец получил право увековечить в красном граните в скромном городе Ульяновске букву «ё» из слова «слёзы». В этом слове в 1797 году эту букву на странице 166 альманаха «Аониды» впервые употребил ее изобретатель — замечательный русский историк и писатель Николай Карамзин.

России всегда с трудом давались памятники, не носящие идеологической нагрузки. Формально в царской России таких памятников было огромное количество — всевозможные наяды, аллегории, русалки во дворцах вельмож. Но эта самая садово-парковая скульптура оставалась частной собственностью, фактически деталями интерьера и выставлялась исключительно на обозрение самих обладателей имений да их гостей. Зато в публичных местах стояли памятники императорам, великим писателям и поэтам или там гражданину Минину с князем Пожарским. То есть отлитые в металле символы высоты духа, политической воли и патриотизма.

Советская власть, быстренько уничтожив памятники прежним царям, сочинила целый план монументальной пропаганды. Города и городки заполнили изваяния героев труда, пионеров и пионерок, а позднее памятники новым царям — почившему в бозе вождю мирового пролетариата Ленину и, еще при жизни, продолжателю его дела Сталину. Слов нет, в каменных джунглях монументальной пропаганды попадались настоящие шедевры вроде мухинского «Рабочего и колхозницы» или даже неожиданно постмодернистские творения вроде памятника Ленину в Самаре с двумя кепками (одна на голове, другая в руке — ответственные работники недоглядели).

Но человечности всему этому явно не хватало. Конечно, возле постамента очередной пафосной статуи можно назначать романтические свидания, а на самом постаменте распивать спиртные напитки, тем самым вочеловечивая истуканов. Но западный мир давно понял, что самые любимые памятники — необязательные, непафосные, словно случайно оказавшиеся на этом месте. И вот уже в бронзе то тут, то там стали отливать (каламбуром это является только в русском языке) писающих мальчиков. А знаменитая «Русалочка» Торвальдсена стояла вовсе не в закрытом частном имении какого-нибудь датского олигарха, а фактически стала духовным центром Копенгагена, ублажая глаз каждого, кто находился в датской столице.

Кстати, в таком «человечном» стиле можно заниматься и монументальной пропагандой. В Осло, например, вместо памятника королю, основателю современной норвежской столицы, стоит памятник его королевской перчатке. Людям нравится — сам видел.

В России первым знаменитым памятником непафосного стиля стал «Чижик-пыжик» Резо Габриадзе в Петербурге. Чижика-пыжика, как водится, постоянно крали. Но традиция, похоже, все-таки приживается. Поэтому я возлагаю большие надежды на памятник букве «ё» в Ульяновске. Лично мне буква «ё» нравится гораздо больше лиц политиков и даже писателей. Хотя, конечно, до голых наяд и русалок ей далеко.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK