Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Всегда в «форде»"

Мировая литература в долгу перед человечеством. Все романы и стихи о любви — исключительно об ощущениях очень молодых людей. Меж тем средний прожиточный минимум сильно вырос со времен не только мрачного средневековья, когда «тридцатник» считался закатом жизни, но и со времен гуманизма века девятнадцатого, когда сорокалетняя женщина была в глазах общественности старухой. У нас сейчас в сорок лет жизнь только начинается.Каждый приходит к счастью своим неисповедимым путем. Одному моему приятелю надо было оказаться в клинике для нервнобольных (роман с дочерью большого советского начальника стоил ему депрессии, бессонницы, сердечных болей, мании преследования, тика на правом глазе и раннего облысения), чтобы встретить тихую голубицу — лечащего врача. Из клиники они сразу отправились в загс. И когда ему недавно позвонила первая любовь с ретро-разговорами, то он честно ей признался, что ни о чем не жалеет и страшно благодарен ей, а особенно ее папе. Ведь иначе не встретил бы свою Зою. А к тику он уже привык.
А другой мой приятель развелся с двумя женами-красавицами, тихими и смиренными, чтобы жениться на исключительной гарпии. Вчерашний домашний сатрап, устраивающий скандалы из-за налета пыли на книжной полке или двухдневного борща, он сейчас с полным для себя кайфом ходит в магазины и прачечную. Дело в том, что у него жена — большой начальник, так что все хозяйство и ребенок на нем. И тапочки, согретые на батарее, должны стоять в прихожей ровно в восемнадцать ноль-ноль.
А вот Ирка, моя школьная подружка, долго не могла устроить свою личную жизнь. То есть она ее несколько раз устраивала, и мужики попадались неплохие. Но что-то там не склеивалось, не слаживалось, не совпадало. И вот спустя год-полтора эти симпатичные мужчины, с которыми Ирка еще вчера ходила на концерты в консерваторию или фланировала по залам выставок, обиженно насупившись, запихивали в чемоданы носки и галстуки и убывали в неизвестном направлении в поисках своего неповторимого счастья.
Расставание с последним — филологом Андрюшей — Ирка перенесла особенно болезненно. Поскольку вместе с Андрюшей исчез и почти новый белый «фордик», к которому подруга моя привязалась гораздо больше, чем к самому Андрюше. В первый день после развода она сильно развеселила тетку в метро вопросом, сколько стоит проезд. Еще пару дней ловила такси, после чего поняла, что ездить на такси каждый день могут себе позволить только те, кому надоел «мерседес». Она потосковала, заняла по знакомым денег и купила привычный «форд», правда не первой молодости. Но ведь, сказать по правде, она и сама была не первой молодости. Так что они друг другу подходили. Причем — в буквальном смысле слова. Потому что ездить машина отказалась довольно скоро после того, как ее хозяйкой стала Ирка. Через неделю после покупки она стала буквально рассыпаться на части. Так моя подруга узнала дорогу в автосервис.
Первое посещение этого культового для мужчин заведения вызвало у нее священный трепет. Немногословный мастер Коля сказал, что машина готова. Забрал деньги и с этой секунды потерял всякий интерес к Ирке.
Ирка отъехала ровно на квартал, как машина опять встала. Трепетной рукой она набрала на мобильном телефоне номер автосервиса и попросила мастера Николая. «Ну?» — услышала она в трубке хамский голос. «Это я, ваша недавняя клиентка, хозяйка «форда». Он опять не едет», — нежным голосом сказала она. «А я при чем?» — ответил мастер Николай.
В общем, через полчаса Ирка ворвалась в автосервис, как американские самолеты в мирное небо над Афганистаном.
— А сейчас я тебе объясню, при чем тут ты! — завопила она, вытряхивая мастера Колю из чьей-то чужой машины, которую тот уже чинил. — Я сейчас порву тебя, как обезьяна газету! Деньги давай назад!
Обескураженный Коля побрел исследовать внутренности Иркиной машины.
На этот раз она проездила на машине пару дней. Бедняга Коля как раз рассказывал новым сменщикам о бешеной клиентке, когда эта валькирия с тихим шипением возникла на пороге сервиса:
— Та-а-ак… Чай, значит, пьем?
Мужики втянули головы как при артобстреле.
В конце концов Ирка договорилась с Колей, что ставит машину к нему. Тот проверяет все: что можно чинить — чинит, все остальное — меняет. Но чтоб машина ездила!
Бедный Коля! Одно дело просто чинить машину. Другое — чинить, зная, что на ней будет ездить скандальная баба. Тем более что и машина-то тоже как тот сокол, который много прожил и видел небо. Требовать от нее юношеской прыти было просто бессердечно. Поэтому Коля честно сделал все, что смог. По окончании работ он вручил Ирине чек на круглую сумму.
— Это что? — раздраженно поинтересовалась она, глядя на чек, как Маугли на таблицу умножения.
— Чек, — смиренно сказал Коля.
— Это чек? Да вы, Коля, похоже, ни одного финансового документа в руках не держали. Я хочу знать, за что плачу и полную калькуляцию…
Коля побрел сочинять отчет о проделанной работе.
— А где же скидка для постоянных клиентов? — спросила Ирка, когда внимательно изучила документ.
— А вы будете нашим постоянным клиентом? — мертвея, спросил Коля.
— Понимаешь, — честно объяснила ему подруга, — я тут столько заплатила, что начинать эту бодягу в другом месте уже лениво. Да и вы мои требования знаете.
Так началась эта долгая дорога в дюнах. Мастер Коля, будучи человеком верующим, относился к Ирке как к божьему испытанию. А поскольку раньше-то за машиной ухаживал беглый муж Андрюша, а сейчас за ней не ухаживала Ирка, то престарелый «форд» реагировал на тяготы жизни адекватно — ломался.
Вполне естественно, что она винила в этом скверный ремонт. А значит, Колю. Чего он только от нее не наслушался! Что он не умеет оформлять финансовые документы. И Коля начал особенно тщательно готовить калькуляцию для Ирки. Что он не умеет разговаривать по телефону — и тут же на рабочем месте она устроила ему показательные выступления.
Через несколько месяцев Колю повысили — за профессиональный рост. Он сильно надеялся, что новая должность избавит его от ненормальной бабы. Но Ирка и не думала менять мастера. Она продолжала учить Колю, где и почем ему покупать запчасти, как вести переговоры с клиентами и даже как одеваться и стричься.
К весне Колю повысили еще раз — сделали замначальника сервиса. Он уже не подходил к машинам, а сидел в офисе.
— Коля, какой из вас замдиректора, если вы, кроме гайки, в руках ничего не держали? — спросила Ирка, рассевшись с сигаретой в его кабинете, пока Коля скрепя сердце переодевался в соседней комнате в комбинезон (у нее в очередной раз сломалась машина). — Надо же расти над собой, учиться…
Бедняга пошел учиться в вечерний институт. Может, от отчаяния, может, не видел других путей расстаться с хозяйкой «форда».
Когда осенью Колю назначили директором автосервиса и коллектив, расслабившись, отмечал повышение, в дверях возникла Ирина. Ее за лето все основательно подзабыли — машину вылизали как игрушку, и была даже надежда, что в ближайший год она в сервисе не появится.
— Пьете на рабочем месте? — закричала она с порога. — А у меня диск погнулся, я в яму заехала.
Коля, вздохнув, поставил рюмку на стол.
А на следующий день она появилась вновь.
— А я опять попала в эту же яму. Представляете, Коля, решила объехать, и опять туда же, — грустно сказала Ирина.
— Ну вы проедьте там еще раз пять, а потом я буду вам диск выправлять, — предложил Коля.
И тут произошло страшное. Ирка разрыдалась.
— Ой, — сказал Коля, ожидавший чего угодно, но только не слез, — вы не волнуйтесь, не плачьте, я сейчас все сделаю…
Ирина зарыдала еще громче, памятуя, что ресницы накрашены дорогой водостойкой тушью.
— Ну что вы, — бормотал Коля, гладя клиентку по руке и плечу, — я сейчас все сделаю.
Ирка склонила к нему на грудь голову.
После чего выправлять диск пошел уже не Коля, а другой мастер. А Коля предложил выпить за свое новое назначение.
Ну они и выпили. Потом тот парень с сервиса, который выправлял диск, отвез Ирку домой на ее машине, а Коля вызвался ее проводить до квартиры. Поэтому Ирка пригласила Колю в гости.
Вот так и закрутилось. На той неделе они как раз поженились — менеджер по продажам и директор автосервиса. Правда, Ирка считает, что директора из Коли сделала она.
А Коля уже выставил на продажу старенький «фордик». Видеть, говорит, его больше не могу.

ИВАН ШТРАУХ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK