Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Всех на бабу променял"

«Индиана Джонс и Королевство хрустального черепа» вышел на экраны рекордным для России тиражом 808 копий. Стивен Спилберг и Джордж Лукас радикально обновили «индиссею».   Титр на экране указывает: 1957 год. По идее, Сталин и Маккарти уже, так или иначе, померли, но не для фильма. Нынешний оппонент Индианы полковник Ирина Спалько — любимица Сталина, пылко цитирует своего кумира. Агенты ФБР вынуждают руководство университета отправить в бессрочный отпуск профессора Джонса, обвиненного в связях с врагом.
   Не надо подозревать Лукаса и Спилберга в неграмотности, они отсчитывают возраст Индианы, а не истории. Точно так же не следует их подозревать в конъюнктурных антипатиях к России.
   Первую же фразу кавалер трех орденов Ленина, Герой Соцтруда полковник Спалько в исполнении Кейт Бланшетт произносит по-украински. Для тех, кто не расслышал, полковник Индиана Джонс уточняет: «Судя по вашему акценту, вы с востока Украины». На всякий случай, фамилия первого помощника советской леди — Добченко.
   Удел тупых достался сотрудникам ФБР. Лукас и Спилберг красноречиво выказали свое презрение к ним, не взяв с собою в джунгли и оставив барахтаться в транспаранте «Лучше быть мертвым, чем красным», в котором агенты запутались во время неуклюжей погони за Джонсом по территории университетского кампуса.
   А главный герой к началу основных событий «забил» на холодную войну и идеологическое противостояние: надо спасать старого друга — награда придет в виде вернувшейся любви.
   В роли femme fatale старая знакомая Мэрион Рэйвенвуд из «Храма судьбы». Та же бодрая Карен Аллен. Матерый археолог, наконец, положил свое неутомимое сердце к ногам Мэрион, но не изменил застарелым привычкам.
   Возможно, дело в том, что именно привычки у них общие. Шпарить по-над пропастью, вдохновенно срываться с лиан, вязнуть в зыбучих песках, сверзиться с пирамиды и сосредоточенно продираться через паутинные кущи и отравленные тернии агрессивных аборигенов к путеводному свету сверхъестественных артефактов. Когда враги прижмут Индиану и Мэрион к пропасти, ключевым словом будет «пропасть», а не «враги». Посмотрим правде в глаза: врагов у этих ребят нет и быть не может. Ведь те, кого порой так несправедливо обзывают, на самом деле лучшие друзья Индианы. Старик совсем уж было засобирался плесневеть в академической глуши, пока советские товарищи не сделали ему щедрого предложения, от которого он не смог отказаться. Это они помогают парню в шляпе снова оказаться у пропасти, грохнуться в водопад, встретиться с приключением, вместо того чтобы париться в библиотеке и читать спецкурсы хилым студентам в затхлых аудиториях. Кабинетный ученый из доктора Джонса, положа руку на сердце, паршивый.
   Так вот, в идеальных партнерах у Индианы нынче радяньские громадяне. В походе за неизвестно чьим, но ужасно элегантным и абсолютно паранормальным черепом советская полковница—доктор наук и американский ученый-полковник проявят пылкую солидарность, придумывая друг для друга замечательные ловушки и учиняя поистине великолепные безобразия. «Коммунисты», — цедит для отвода глаз Харрисон Форд, вывалившись из багажника тоже «форда» вслед за собственной шляпой. И с этого первого слова, молвленного Индианой Джонсом, следить за сей душевно-черепной связью — сплошной праздник. Слава Голливуду, Советы все же на что-то сгодились, кроме редких инвестиций в галерею комических злодеев мирового кино. Вот, вдохнули жизнь в насупленного Индиану, совсем уж было севшего на диету современной цивилизации. Лукас и Спилберг наконец-то дотумкали, в чьей кастрюльке нынче булькает эликсир молодости.
   Совсем уж мимоходом выясняется незавидная судьба артефактов, добытых Джонсом на протяжении его карьеры. Здоровое рацио янки аккуратно складывает их в секретные ангары, в лучшем случае — в музеи. Американцы объезжают тайны мироздания на козе сугубо научного мировоззрения, предпочитая рвать в Неваде ядерные грибы. И только славянская душа глядит за ядерный горизонт, куда-то в Шамбалу или затерянные города инков, и не мелочится в вопросах мирового господства. Владеть — так Вселенной. Если не методом гусей-лебедей, то хотя бы с помощью хрустального черепа.
   Впрочем, есть в новом фильме отзвук подлинной и страшной правды про ужас ядерной войны. Эпизод взрыва в жутком городке-полигоне с жителями-манекенами. Индиану спасает вполне бытовой прибор — холодильник, этот необходимый атрибут, если вообще не свинцовый столп семейных ценностей, как их понимали в рекламных роликах пятидесятых.
   В который раз Спилберг с Лукасом показали себя образованными и любопытными парнями. Сдается, они пересмотрели не один фильм-концерт краснознаменных ансамблей песни и пляски, чтобы придать картинную горделивую стать «казачка» позам Кейт Бланшетт, чьим точеным ногам не дает покоя пресловутый дурной череп. Загадочным образом авторы фильма помнят и то, что осталось в чужой памяти. А ее здесь в избытке. Например, в фехтовальных навыках товарища Спалько оживают красноармейские штыковые атаки.
   Где-то на 20-й минуте в кадр въезжает юный Марлон Брандо на байке, вернее, его точная копия из фильма «Дикарь». Нахал в косухе и фуражке оказывается молодым щенком Шайей Ла Бефом в роли Пса Уильямса. По обочинам мутузят друг друга битники и стиляги.
   Кроме генерирования детской радости, есть у метода Спилберга и побочный эффект. Многочисленные отполированные ретро-баллады последнего десятилетия, вроде «Небесного капитана и мира будущего», воспринимались как наследники трилогии об Индиане. Теперь четвертый поход археолога выглядит этакой кокетливой цитатой и одновременно легкой пародией на весь этот молодняк. А про первоисточники — Хэмфри Богарта и Алана Куотермейна из «Копей царя Соломона» — вспомнят лишь отчаянные киноманы.
   Еще в двадцатые-тридцатые годы приключение было возможно, его было — как мусора, и не только на экране и в комиксах. В мусор оно и попало. Авантюристов и суперменов сослали в дешевые фильмы продолжений — прототипы современных сериалов. В этом трэше Флэш Гордон и Дик Трейси слипались с экзотическими «фу манчжу» из-за далекой горы. И только постепенная девальвация реальности привела к тому, что приключенческий жанр возродился в больших постановочных проектах и циклопических бюджетах, как символ минувшего золотого века. Туда, в хронометрическое эльдорадо, а вовсе не в пресловутый 1957-й, и приглашают зрителей голливудские закадыки, намеренно спутывая исторические детали и довольно посмеиваясь в бороды над педантичной достоверностью.
   «Череп» был снят, редкое дело, на кинопленку — и всего за 79 дней. Для масштабного проекта это очень быстро, но такова традиция приключений Индианы. За это время у Харрисона Форда был всего один выходной. Не до жиру. Почти неделя понадобилась ему только на тренировки для восстановления навыков работы с кнутом. Но бешеный темп съемок не всегда удерживается в кадре. Однако каждый раз, когда длинноты начинают раздражать, выручает никуда не девшийся юмор Спилберга. Вот Индиана успевает отвечать на академические вопросы студентов, удирая на мотоцикле от агентов ФБР, вот он препирается со своей бабой, игнорируя смертельную опасность, вот он с увлажненным взглядом вспоминает покойника-отца, глядя на фотографию Шона Коннэри.
   Здесь уже не просто шутка, а осмысленный ход, постепенно превращающий фильм в фамильный альбом.
   В общем-то это и есть та самая радикальная новость, которую преподнесли нам авторы фильма. Они соединили безбашенную авантюру с чуждыми ей семейными ценностями. Возраст обязывает.
   PS. Личное счастье — не для любимых героев. Индиана, так же как Карлсон или Винни-Пух, не имеет права меняться. Пока он сам этого не понял, новостей мы больше от него не ждем.

   Из-под шляпы
   «Тому удивляется вся Европа, какая у полковника обширная шляпа».
   Козьма Прутков
   «Если я когда-нибудь увижу шляпу на постели в этом доме, ее владелец больше никогда не увидит меня, я исчезну. Шляпа на постели означает пятнадцать лет неудач или даже смерть».
   Гас Ван Сент, «Аптечный ковбой»
   «Мне неловко смотреть, как ты одеваешься. Купи себе ботинки со шнурками, жилет, галстук, шляпу».
   Гангстер Сиффреди,
   «Борсалино и компания»
   «Я показал мое творение взрослым и спросил, не страшно ли им.
   — Разве шляпа страшная? —
   возразили мне.
   А это была совсем не шляпа. Это был удав, который проглотил слона».
   Антуан де Сент-Экзюпери,
   «Маленький принц»
   «Лилиан все это знала. Она знала, что шляпка, которая идет тебе, служит большей моральной опорой, чем целый свод законов».
   Эрих Мария Ремарк, «Жизнь взаймы»
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK