Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Всмотритесь в себя"

Кто о чем, а я о консерватизме. Потому что и вы, и я — консерваторы. Как и большинство граждан нашей страны. У нас очень консервативная страна. Термин пугает? А помните, какие эпитеты еще десять лет назад подбирали к понятию «патриотизм»? В лучшем случае «квасной», в худшем — «красно-коричневый». Особенно любили цитировать кем-то по случаю неудачно сказанную фразу: мол, «патриотизм — последнее прибежище негодяев».
   Теперь про негодяев и прибежище молчат. Сейчас даже самый «несогласный» либерал бьет себя в грудь и уверяет, что он патриот. Впрочем, наши либералы делают это, как всегда, по американской моде. Вот Маккейн, кандидат американского истеблишмента, идет на выборы под лозунгом Country first — «Во-первых — Родина». Ладно, Маккейн. Яростный неоконсерватор. Но ведь и пламенный демократ Обама абсолютно не стесняется провозглашать американские интересы основополагающими. Не общечеловеческие, не всей прогрессивной и демократической общественности, а именно американские.
   И у нас патриотизм моден. Как ответ на глобализм. Но то, что для либералов — мода, для консерваторов — составляющая часть идеологии. Знаете, почему невозможен консервативный интернационал? Потому что консерватизм всегда суверенен. Консерватор — всегда патриот и националист. Не этнический, а гражданский. Для него действительно во-первых — Родина. А кто ведет страну к процветанию — этнический русский, грузин, еврей или татарин, — не так уж важно. Как не важно, кто там есть по происхождению Саркози или был Дизраэли. Родина прежде всего. Но именно та и такая Родина, где ты свободно говоришь на родном языке, развиваешь родную культуру, поступаешь в соответствии со своими, в том числе и унаследованными от предков, привычками и обычаями. Консерватор не может взять и зачеркнуть некоторые странички истории — вот здесь хорошо было, мы этим гордимся. А здесь плохо — этим нет. Это большевики взяли и зачеркнули историю до 17-го года. А потом либералы попытались зачеркнуть то, что было до 92-го. Вот вам новая Россия, молодая страна. Вот отсюда и поведете отсчет.
   А в нашем отсчете и Старая Ладога, и Петр Великий, и все три Александра (Третий был лучше), и Сталин, и Ельцин… Такая была Россия. Другой не было. И по-другому не будет. Отечество — главный идеал консерватора. Мы в одной стране живем, а значит, соотечественники. Консерватор за социальное сотрудничество тех, кто обеспечивает работой, и тех, кто эту работу делает. Государство следит, чтобы между ними не было столкновений. Ну, и чтобы не воровали. А то, знаете, у нас порой и работник горазд, и работодатель своего не упустит.
   Итак, во-первых, Отечество. Во-вторых, вера. Консерватор — человек религиозный. Мои предки, как и ваши, тысячу лет верили в Бога. С этой верой созидали и побеждали. Их обороняли и защищали иконы, молитвы, свитки, а кого-то буддистские ступы. Нет смысла и нет оправдания в отказе от веры дедов. Мы — приверженцы традиционных религий. В-третьих, семья. Не так давно в Санкт-Петербурге мы проводили большое количество исследований. Выясняли, в какие ценности люди верят. «Скажите, а у вас есть политическая идеология?» — спросили мы у участников фокус-группы.
   — Я ни к какой идее не примкнула, — ответила молодая девушка..
   — А семью свою вы любите?
   — Люблю.
   — Вот ваша идея, ваша идеология. Это на первый взгляд она не политическая. Но вы же отстаиваете любыми политическими средствами свою семью?
   — Семья — это святое. Конечно.
   Отечество, вера, семья. Вера, семья, Отечество. В разном порядке, но именно эти ценности выделяли люди, отвечая на вопрос, что для них важно. Казалось бы, это одинаково важно для всех — и для социалистов, и для либералов, и для националистов… Но социалист полагает, что можно быть атеистом, либерал снисходителен к гей-парадам, националист предпочитает этнос стране. У консерватора все три понятия сцеплены друг с другом и не подразумевают отклонений. У него все логично, понятно и цельно. Он не отвергает старого только потому, что оно — старое. И не торопится заменить его новым лишь только потому, что это новое. Он просто предпочитает лучшее из прошлого, настоящего и будущего.
   Если вы, прежде чем совершить какой-либо важный поступок, думаете, как он отразится на вашей семье, есть ли от этого польза Родине и согласуется ли этот шаг с вашей верой, то кто вы тогда? Те же участники соцопросов, которых попросили описать консерватора, говорили разные вещи. «Это мужчина сорока—сорока пяти лет, в строгом костюме, с портфелем и в очках. Он редко смеется. У него машина темных тонов». Или: «Я сразу представил себе английского джентльмена в стиле Пуаро». А вот еще: «Мужчина лет пятидесяти. В костюме. С тростью. Вежливый, уважительный, с тонким чувством юмора». Называли и Льва Гумилева, и Марка Захарова, и Михаила Леонтьева. И только один мужчина сказал: «Можете на меня посмотреть, я тоже консерватор». Все посмотрели. Никакого портфеля, трости, даже очков нет. Молодой парень. В джинсах. Он, кстати, первый и сформулировал: «Вера, семья, Отечество».
   Посмотрите внимательно на себя.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK