Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Встреча на шельфе"

Сделка ВР и «Роснефти» дает российской компании шанс войти в клуб мировых игроков, а британской — смягчить последствия катастрофы в Мексиканском заливе.   Редкое событие в сфере бизнеса вызывает такой ажиотаж, как сделка между «Роснефтью» и ВР. Сообщение о предстоящем обмене пакетами акций и совместном освоении этими компаниями нефтегазовых месторождений арктического шельфа вызвало бурю комментариев не только в деловых, но и в политических кругах разных стран. С одной стороны, речь идет о стратегическом альянсе крупнейшей российской государственной компании с игроком мирового масштаба. С другой стороны, репутация у обеих структур неоднозначная. За «Роснефтью» тянется шлейф истории поглощения лучших активов обанкроченного ЮКОСа, а ВР понесла колоссальные репутационные и финансовые потери в связи с катастрофой на глубоководной платформе в Мексиканском заливе. Однако активы и возможности обеих корпораций таковы, что объединение их потенциалов не может не оказать влияния на расклад сил в отрасли в глобальном масштабе.
   
ИЗ ВАРЯГ В СТРАТЕГИ  


Перспективы сотрудничества двух компаний обсуждались несколько лет, но о том, что переговоры близки к завершению, стало ясно только в самом конце прошлого года. Тогда новый глава «Роснефти» Эдуард Худайнатов дал понять, что его компания скоро обзаведется стратегическим инвестором. Наконец, после встречи исполнительного директора ВР Роберта Дадли с российским премьером Владимиром Путиным 17 января 2011 года о сделке было объявлено официально. Как сообщил на прошлой неделе Эдуард Худайнатов, ее оформление будет завершено в течение трех недель.
   Компании обменяются акциями: «Роснефть» получит 5% акций BP, отдав взамен 9,5% своих. Обмен эксперты называют равноценным — с учетом рыночной стоимости активов: каждый пакет акций «весит» $ 7,8 млрд. Планируется, что ВР проведет допэмиссию, а Роснефть использует квазиказначейские акции, составляющие 9,42% капитала, недобор покроют, скорее всего, за счет скупки бумаг на рынке. Таким образом, ВР станет обладателем самого крупного миноритарного пакета акций российской компании в 10,79% (у нее уже есть пакет, приобретенный на $1 млрд в 2006 году в ходе IPO), а «Роснефть» — второго по объему пакета BP.
   С точки зрения интересов и развития бизнеса возможности компаний сопоставимы. Британской корпорации необходимо географически диверсифицировать свою деятельность и при этом оставаться в секторе бизнеса, где у нее есть и будет конкурентное преимущество, полагает аналитик ИК «Тройка Диалог» Валерий Нестеров. ВР из-за катастрофы потеряла часть своего рынка в США. «Реноме компании там упало, ей нужно было смещать фокус — искать новых партнеров, а возможности в поиске весьма ограничены», — поясняет эксперт. Так, практически все страны ОПЕК закрыты для чужих игроков, на других рынках компания столкнулась бы с жесткой конкуренцией. «Роснефть» же имеет «огромные неисследованные территории, неразведанные ресурсы».
   Конкурентные преимущества ВР — опыт разработки шельфовых месторождений и уникальная практика работы на севере — представляют ценность, несмотря на катастрофу в Мексиканском заливе. В свою очередь, как сообщил Эдуард Худайнатов, «Роснефть» получила семь лицензий для работы на шельфе, в том числе на арктическом, и подала еще 25 заявок.
   Сотрудничество с таким крупным транснациональным игроком, как ВР, дает российской компании не только экономические преимущества. По мнению директора по анализу финансовых рынков и макроэкономики УК «Альфа-Капитал» Владимира Брагина, компания получит своего рода признание легитимности приобретения активов ЮКОСа.
   
ВСЕРЬЕЗ И НАДОЛГО  
Насколько велики взаимные риски от такого тесного сотрудничества?
   По словам аналитика компании «Брокеркредитсервис» Андрея Полищука, расследование аварии на платформе британской компании может привести к крупным штрафам и распродаже активов, что отразится на положении ВР. Кроме того, у компании могут появиться новые проблемы с доступом к проектам в других странах из-за того, что «Роснефть» на Западе прочно ассоциируется с разгромом ЮКОСа. Вспоминают, в частности, о том, что как раз в связи с этим обстоятельством предпринимались попытки оспорить первичное размещение акций «Роснефти» на лондонской LSE в 2006 году. Западные аналитики не исключают также, что Российское государство может вмешиваться в дела альянса.
   Нельзя также сбрасывать со счетов и риски, связанные с претензиями другого партнера BP в России — консорциума Alfa-Access-Renova (AAR). Там уже заявили, что британская компания нарушила соглашение с акционерами, заключив сделку об обмене акциями с «Роснефтью». В AAR уверены, что имеют право наложить вето на сделку. Но инвестиционный менеджер HSBC Private Bank в России Михаил Борисов полагает все же, что «с учетом лоббистских возможностей Роснефти» едва ли возможные иски помешают сделке. Скорее всего, конфликт будет улажен, ведь «российские вложения BP на самом деле оказались весьма успешными. Несмотря на временами острые разногласия с российскими партнерами из ААR, ТНК-ВР — очень ценный актив для ВР как с точки зрения возможности поставить на баланс запасы, так и с точки зрения генерации денежных потоков». Эксперт видит основной подводный камень в другом — в необходимости «гигантских инвестиций (в арктические проекты. — «Профиль»), что приведет к падению свободных денежных потоков ВР». Остальные угрозы, по мнению Михаила Борисова, незначительны, в том числе и юридические.
   Таким образом, возможности и перспективы сотрудничества выглядят все же весомее рисков. Возникает, правда, вопрос: почему компании не ограничились созданием совместного предприятия, а предпочли еще и обмен акциями? По словам Валерия Нестерова, ответ содержится в заявлении ВР о том, что корпорация пришла в Россию лет на пятьдесят. Такое долгосрочное сотрудничество требует более основательных взаимоотношений. В этом случае, поясняет Владимир Брагин, обмен акциями надежнее. «СП не связанных друг с другом компаний более подвержено рискам, в том числе политическим рискам, а также рискам контрагента, когда одна из сторон пытается получить больший контроль над проектом», — говорит эксперт.
   Аналитик компании «Арбат Капитал» Виталий Громадин акцентирует внимание на том, что у BP уже имеются обширные связи с «Роснефтью» помимо создаваемого СП. В частности, они ведут геологоразведку на Сахалине, а с недавнего времени вместе управляют немецкими НПЗ. Поэтому обмен акциями выглядит логичным шагом для укрепления этих связей.
   Масштаб задач очевиден. Теперь, видимо, нет особого смысла рассуждать, как могли идти переговоры между российской и британской компаниями, если бы ВР не понесла огромные потери в прошлом году. Ситуация сложилась таким образом, что ВР получила возможность сохранить место в семействе «семи сестер» — группе крупнейших энергетических международных корпораций — и хороший шанс на развитие. Неслучайно сделка вызвала ревнивые комментарии конкурентов и политиков.
   В Вашингтоне заволновались в связи с возможными последствиями сделки для национальной безопасности США, поскольку ВР поставляет горючее американской армии. Европейцы же озаботились судьбой Арктики. И, как признался Эдуард Худайнатов, на прошлой неделе «активизировались встречи с главами мировых нефтегазовых компаний», что случайным быть не может. Таким образом, «Роснефть» получила шанс войти в клуб влиятельных международных игроков, чего добиться бывает ох как непросто.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK