Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Вторая попытка плюрализма"

«Единая Россия» снова демонстрирует попытки устроить внутрипартийную дискуссию, сформировать буквально пошаговый план реализации стратегии-2020 и приблизить свою программу к нуждам народным.   Два—четыре года назад партия уже пробовала экспериментировать над собой. Экспериментов было, в сущности, два. Сначала она пыталась придать себе крылья. Это было также (как и сейчас) в начале работы нового парламента, то есть в 2005 году. Тогда, уже получив колоссальное представительство в Думе, попытались сделать из монолита прообраз лево- и правоцентристских платформ. Поговаривали даже, что впоследствии именно на их базе в стране может быть реализована двухпартийная модель по типу американской: две большие партии, не радикально различающиеся между собой, но все же с четкими отличиями по ключевым направлениям (например, взгляд на налоговую нагрузку или степень присутствия государства в экономике), и еще несколько партий, не доминирующих, но и не исчезающих из политического пейзажа. Но тогда убоялись то ли раскола, то ли хаоса, то ли не очень поняли, о чем спорить. В общем, идея сошла на нет.

   Вторым экспериментом можно назвать попытку ЕР приблизиться к народу. Это было примерно два года назад, как раз когда шло противостояние по Бутово — летом 2006 года. ЕР вдруг «вспомнила» про экологию, обманутых дольщиков, в общем, про нужды простых избирателей. Но попытки сформировать программу на основе простых человеческих потребностей, увы, все равно трансформировались в призывы к пафосным политическим абстракциям. То ли испугались проигрыша, то ли поняли, что для реальных дел нужна кропотливая «розничная» работа и соответствующая инфраструктура, на которую нет ни сил, ни времени. В общем, вернулись к исходному и пошли на выборы все равно с «поддержкой курса», «голосованием за будущее России», «предсказуемостью и преемственностью».

   Вот третья попытка поработать над собой. В чем ее суть? Партия, как говорят ее члены и сочувствующие, пытается найти себе место в реализации стратегии Путина—Медведева. В частности, поэтому прямо перед началом работы съезда ЕР были проведены 8 тематических панелей с приглашением разных экспертов и гостей (справедливости ради нужно сказать — не только разделяющих идеологию правящей партии). Их темы — попытка поговорить об основных моментах, звучавших у Путина—Медведева: демократия, коррупция, инновации, средний класс и т.д.

   Но есть несколько вещей, о которые, как представляется, споткнулись или еще споткнутся идеологи и организаторы этой «детализации» повестки дня.

   Момент первый. Вновь заговорили о модернизации. «Вновь» — потому что еще в начале путинского президентства исходили из того, что Путин как раз и займется модернизацией страны и стягиванием нации, потому что демонтаж и прочую «грязную работу» осуществил предыдущий лидер. Однако оказалось, что Путин два своих срока занимался не столько модернизацией, сколько стабилизацией. Поэтому ныне тема вновь актуальна. Теперь ее пытаются уже «приладить» к двум лидерам, поскольку о «единоначалии» — во всяком случае, вот сейчас, в апреле — никто публично не говорит, а кто говорит — приравнивается к оппортунисту. Так вот главный вопрос модернизации, как он видится сегодня: как совершить демократическую модернизацию, притом что весь многовековой опыт России опирается на модернизацию авторитарную? Много говорили о том, что для этого нужны новые технологии, общественные инициативы, вовлечение новых слоев населения и толика демократии. При этом, как заметил один из выступавших, так и не найден пока ответ на вопрос, «какое отношение к демократии имеет эта мощная политическая сила» в виде «Единой России» и двух миллионов ее членов.

   Возможно, именно здесь кроются все остальные проблемы, стоящие на пути сегодняшних дискуссий, да и самой модернизации. Это второй момент — дискуссии начинаются ради чего-то. Либо ради того, чтобы выработать единую согласованную программу действий, включив в нее максимальное число участников и исполнителей (верящих в то, что они делают, и знающих, ради чего и для кого); либо для того, чтобы проинформировать граждан о своей позиции. Что, дескать, вот есть мы с такими-то представлениями, целями и набором действий, которые мы готовы совершить. Тогда это становится вопросом политической платформы, с которой идут на выборы, чтобы впоследствии ее реализовать. Наконец, дискуссии можно вести, чтобы получить обратную связь и избежать ошибок по ходу реализации тех или иных вещей.

   Можно ли говорить, что ЕР сегодня преследует одну из этих целей? Увы, не похоже. То есть понятно, что она хочет встроиться в новый политический цикл, намертво скрепить себя с Путиным—Медведевым и опутать собой все исполнительские структуры страны (поскольку в законодательных она уже присутствует). Но вот способна ли она сегодня а) породить внутренний плюрализм и конкурентность; б) приблизиться к реальным жизненным потребностям и в) вовлечь средний класс в общественно-политические процессы? Это вопрос спорный.

   …Перед съездом было много рассуждений о демократии. «Нашей», а не вообще. Сошлись, что демократия всегда несет уникальный национальный отпечаток. Ладно, говорили о «нашей демократии». Но тогда, если исходить из тех, старых определений демократии, получается, как ни парадоксально, что мы уже ее давно построили, и она цветет по всей стране пышным цветом. Почему? Потому что большинство счастливо нынешней ситуацией. Оно делегировало свою гражданскую ответственность и беспокойство «верхам»; «верхи», в свою очередь, избавили граждан этой страны от необходимости думать, что-то решать и вообще пытаться воздействовать на окружающую их жизнь. За них все придумают ППП: партия—правительство—президент. И людям, судя по всем последним голосованиям, это нравится. Так они понимают демократию.

   Но все-таки, может, стоит рассматривать демократию в несколько ином ключе. А именно: демократия — это возможность того или иного человека повлиять на качество и комфорт окружающей его жизни, включая возможность легально восстановить справедливость в случае нарушения или посягательства на его права, свободы и жизненный комфорт. И тогда окажется, что мы построили чудовищное общество, и никакая «Единая Россия» в ее нынешнем виде не способна его изменить, потому что сама его таким создавала.

   Во-первых, не без помощи главной партии в стране установился культ силы. В большинстве случаев — силы государства. Прав тот, кто круче. А государство сегодня — единственный сильный субъект. Оно слабо как государство вообще, потому что не очень способно ставить программные задачи и последовательно решать их (от строительства дорог до борьбы с преступностью или коррупцией). Но оно невероятно сильно в лице отдельных его представителей (приходит проверяющий, останавливает патрульный, чиновник выдает разрешение и т.д.). Должно быть прямо наоборот.

   Сила сопряжена с удобством. Поскольку, будучи сильным, можно решить свои проблемы. Не проблемы вообще, для людей, для города, для поселка. А свои. Поэтому какая-либо дискуссия, конкурентность и забота о простых гражданах будут возможны только тогда, когда это станет выгодно, и при условии, что это разрешат делать. Нужна этакая диверсификация «крыш». Как было на разломе 1980—1990-х, когда государство разрешило а) зарабатывать; б) не только себе. И оказалось, что и предприниматели есть, и производства кое-какие еще дышат (или могут быть быстро запущены), и можно довольно быстро одеть и накормить страну. Да, это были чудовищные вареные джинсы и своеобразные копченые ребрышки. Но, напомним, до этого не было ничего.

   Но чтобы «ребрышки» появились в жизни социума, нужно еще кое-что. Нет, не нужно пытаться заигрывать с народом и вовлекать его в общественные процессы. Оставьте его в покое, потому что ничего хорошего из этого не выходило никогда. Нужно иное: механизмы для существования социально активных. Местные референдумы (которые ныне пытаются отменить), региональные «зеленые», полноценные СМИ, а не боевые листки, обильно цитирующие речи вождей. Тогда те, кому это надо, воспрянут и будут отстаивать свои права. А заодно — и права других, равнодушно-бессловесных. Тогда власть начнет задумываться, прежде чем в принципе совершить какое-то действие. Тогда о колоссальном росте чиновничьего аппарата не Грызлов будет сетовать на съезде, а начнут говорить граждане. И ставить вопрос: какого черта мы должны оплачивать существование всей этой оравы? Нужно, чтобы вновь ушел страх задавать вопросы.

   И чтобы вместо него — это необходимая для модернизации вещь — пришла вера. Вера в собственное будущее. Когда приходит вера, уходят страх и равнодушие. А о какой вере можно говорить, если половина присутствовавших на съезде гостей, участников и даже делегатов не может сказать, где (и с кем) она будет в мае—июне, когда придет Медведев и начнутся назначения? О каких стратегических перспективах можно говорить в таких условиях?

   …В буклетах, розданных участникам дискуссии, содержалась цитата из Герберта Уэллса, чудовищная по актуальности для нас: «Демократия — это форма правления, при которой каждый получает то, чего заслуживает большинство».






   Новые цели партии (из доклада Грызлова на съезде)

   «Инфляция… Объяснений граждане нашей страны требуют уже от партии, а не от Минфина».

   «Экономические условия пока еще не претерпели качественного изменения. Российская экономика до сих пор — экономика монополий».

   «Число же федеральных органов исполнительной власти выросло до 85, а численность чиновничьего аппарата выросла с одного до полутора миллионов».

   «В стране нет еще достаточного спроса на мозги».

   «Единая Россия» должна сделать так, чтобы российская промышленность наконец сформировала заказ на квалифицированные кадры».

   «Налоговая политика должна стимулировать производство продукции с высокой добавленной стоимостью».

   «Еще одна важнейшая задача… наращивание нематериальных активов российских предприятий».

   «Считаю, что госкорпорации должны отчитываться о своей работе, быть открытыми и подконтрольными парламенту. Деньги были переданы не для того, чтобы прокручивать их в банках».

   «Если по российским дорогам грузовая машина проходит в среднем 600 км в сутки, то уже даже по белорусским — до 800 и 1000… Партия обязана обеспечить контроль за реализацией инфраструктурных проектов и их финансированием».

   «Необходимо использование, а не сжигание попутного газа, строительство заводов

   по производству сжиженного газа и танкеров для его транспортировки».

   «Мы сделаем все, чтобы подготовка к Олимпиаде стала не только дорогой к золотым медалям, но еще и новым этапом в борьбе за здоровье граждан России».

   «Общество должно защищать свою культуру — не только высокую культуру, не только художественные шедевры, но и культуру как образ жизни, как нравственные ценности, на которых воспитывались поколения наших предков. Культура — это стратегическая безопасность… Предлагаю съезду утвердить новый — и крайне актуальный — партийный проект «Культура России», а также поддержать задачу удвоения финансирования культуры в ближайшие три года».

   «Число органов исполнительной власти и численность аппарата может быть существенно сокращена за счет сокращения числа агентств, федеральных чиновников, работающих в регионах, устранения избыточных функций».

   «Еще один резерв повышения эффективности и сокращения госаппарата — передача функций в страховой сектор и саморегулируемым организациям».

   «Сегодня при рассмотрении дел в судах наблюдается тенденция к назначению максимальных сроков наказания. Число лиц, находящихся в местах лишения свободы, достигло уже почти одного миллиона человек. Очевиден перекос и в административной практике. Правом наложения административных наказаний кроме судов наделены должностные лица 65 ведомств и служб».

   «Если на первое место ставится не помощь людям, а наказание, то неудивительно, откуда появляются и вымогательство взяток, и более серьезные нарушения прав граждан. Как будто государственная машина объявила войну своему народу!»

   «Депутаты предлагают ввести сокращенную форму дознания по делам об очевидных преступлениях небольшой и средней тяжести».

   «Получит поддержку антикоррупционная активность средств массовой информации».

   «И я со всей ответственностью от имени всей партии предлагаю вам, Владимир Владимирович, возглавить «Единую Россию».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK