Наверх
27 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Вторая встряска"

Банки вновь утрачивают доверие друг к другу, и Европейский центробанк вынужден возобновить вливания ликвидности: кризис близится к своему новому апогею. Чтобы предотвратить худшее, политики хотят принудительно увеличивать капитал финансовых институтов.   Три года спустя после банкротства банковского дома Lehman Brothers кризис близится к своему новому апогею: кредитные организации окончательно утрачивают доверие друг к другу. Котировки кредитных дефолтных свопов, позволяющие инвесторам обезопасить себя на случай банкротства финансовых институтов, в начале октября взяли рекордную высоту. И только центральные банки считаются тихой гаванью — им готовы давать деньги с избытком.
   Дошло до того, что за событиями в Европе напряженно следит президент Соединенных Штатов. Происходящее по ту сторону Атлантики — главная угроза для американской экономики на сегодня, заявил Барак Обама общественности. И посоветовал европейцам: «Действуйте незамедлительно».
   В 2008 году опасность исходила от Америки: правительство США позволило обанкротиться нью-йоркскому инвестиционному банку Lehman Brothers, что послужило причиной финансовой встряски и рецессии во многих областях мировой экономики, приведшей к сокращению миллионов рабочих мест.
   Как выясняется, очаг опасности в сердце финансовой индустрии не был локализован. Но на этот раз всех пугает Европа. Политическая и экономическая элита полагает, что Грецию ждет жесткий дефолт, поэтому финансовые институты Европы находятся в зоне максимального риска.
   В их портфелях до сих пор сохраняются долговые обязательства Афин и других проблемных европейских столиц. В случае резкого обесценивания этих бумаг банки сами могут оказаться на грани банкротства. В финансовом секторе растет страх перед цепной реакцией и повторной банковской встряской: круговорот финансов в экономике может застопориться, и компании вновь окажутся в кредитных тисках. Не дожидаясь, пока это произойдет, глава ЕЦБ Жан-Клод Трише уже запустил денежный насос: банки могут практически неограниченно повысить свою ликвидность, получив кредит ЕЦБ сроком более чем на год.
   Главы европейских правительств пытаются согласовать очередную радикальную программу действий. Похоже, ряд европейских банков придется национализировать, для чего планируется частично использовать средства Европейского фонда финансовой стабильности (EFSF).
   Чего только не пришлось выслушать Кристин Лагард, когда в начале сентября она заявила, что европейским банкам понадобится до 200 млрд евро дополнительного капитала. Но вот когда в начале октября новый директор-распорядитель Международного валютного фонда обсуждала сложившуюся ситуацию с канцлером Меркель и президентом Всемирного банка Робертом Зелликом, серьезность положения уже ни у кого не вызывала сомнений.
   В середине 2011 года многим банкам уже пришлось списать 21% стоимости греческих облигаций в своих портфелях. Но этого недостаточно: не исключено, что в ближайшее время они потеряют в цене половину и даже больше.
   Скорее всего, немецкие кредитные институты такой удар выдержат: 13 крупнейших банков снизили свои риски по греческим долговым обязательствам до 5,6 млрд евро. Но что если в воронку финансового водоворота попадут и другие европейские страны? Уже сегодня облигации Италии и Португалии продаются с большим дисконтом; в случае банкротства Греции размер скидки существенно возрастет.
   В американском инвестиционном банке J.P. Morgan просчитали сценарий, согласно которому стоимость греческих облигаций в портфеле придется корректировать на 60%, португальских и ирландских — на 40%, а итальянских и испанских — на 20%. Только в результате этого европейским банкам понадобится дополнительно 54 млрд евро. Их коллеги из Morgan Stanley и вовсе советуют увеличить капитал на 150 млрд евро.
   Испанские и итальянские банки уже давно практически отрезаны от жизненно важных долларовых потоков. И потому американская ФРС, а также европейский, британский, швейцарский и японский центробанки проводят совместную экстренную акцию по их спасению, предоставив соответствующим финансовым институтам возможность до конца года пополнять долларовую ликвидность. Без такой интервенции на регулярной основе денежный поток, по всей видимости, уже иссяк бы.
   Греческим банкам пришлось заморозить финансирование многих сделок и инвестиционных проектов. Даже компании, не имеющие проблем с финансовым здоровьем, зачастую не могут восполнить оборотные средства. «Для народного хозяйства Греции это смерть», — сокрушается министр экономики Михалис Хрисохоидис. Греческие банки считаются первыми кандидатами на спасение в рамках общеевропейской программы.
   В силу благоприятной конъюнктуры положение финансовых институтов в Германии существенно лучше. Но у таких банков, как Norddeutsche Landesbank или Helaba, собственного капитала опять-таки недостаточно, чтобы говорить об их полной непотопляемости в случае кризиса. Как считается, не хватает в общей сложности около 20 млрд евро.
   В 2008 году Commerzbank спасли, для этого дважды потребовались финансовые вливания. Но не успел его директор Мартин Блессинг «вернуть» большую часть предоставленных государством гарантий, как ему, возможно, вновь придется идти на поклон к политикам. Судьба греческих долгов его беспокоит меньше: по состоянию на конец июня греческое правительство задолжало Commerzbank 2,2 млрд евро, а кредитные учреждения и прочие компании страны — еще 90 млн евро. «Commerzbank сможет худо-бедно выстоять даже в случае стопроцентного невозврата этих средств», — говорит аналитик компании Merck-Finck Конрад Беккер.
   Другое дело, если после греческого дефолта положение Италии или Испании еще больше усугубится. Правительства этих двух стран должны банку Блессинга 11,6 млрд евро, сумма кредитов и прочих займов частному и банковскому сектору приближается к 19 млрд евро.
   Если кризис действительно обострится, в результате чего будут урезаны долги не только греков, но также испанцев или итальянцев, то Commerzbank уже гарантированно не справится с ситуацией самостоятельно, полагает Беккер. А значит, банк оказывается в числе кандидатов на рекапитализацию. Причем в крайнем случае государства намерены прибегнуть к «принудительному лечению».
   Такие перспективы уже обсуждаются в Брюсселе и вызывают неприятие в правлении Deutsche Bank. «У нас очень хорошие показатели капитализации», — подчеркивал президент Йозеф Аккерман в начале сентября на конференции аналитиков. И представил подробный расчет, который показывает, что его банк — с учетом прогнозируемой миллиардной прибыли — в состоянии повысить обеспеченность активов собственным капиталом и до конца 2013 года намерен сократить портфель бумаг, оказавшихся в зоне риска (сегодня его стоимость приближается к 100 млрд евро). В то же время Аккерман был вынужден признать, что план по прибыли на 2011 год, который предусматривал получение 10 млрд евро, не будет выполнен. Банк уже к концу июня сократил свои риски по инвестициям в Грецию, Италию, Португалию, Испанию и Ирландию до 3,7 млрд евро. Но ясно и еще одно: если вслед за Грецией в воронку кризиса попадут другие государства еврозоны, то выплыть будет непросто даже лидеру немецкой финансовой отрасли.
   Один из аналитиков J.P. Morgan излагает сценарий, согласно которому Deutsche Bank понадобится дополнительный капитал в размере почти 10 млрд евро. А если в ближайшие годы регуляторы установят новые нормы, то и обеспеченность банка ликвидностью нельзя будет считать несомненной. Аккерман подобную критику пытается опровергнуть, приводя солидные цифры: дескать, резервы ликвидности Deutsche Bank составляют 180 млрд евро.
   Страх перед вторым банковским землетрясением настолько велик, что чиновники в берлинском Минфине вспомнили об инструменте, оправдавшем себя во время финансового кризиса 2008-2009 годов: специальный фонд стабилизации финансовых рынков мог предоставлять банкам гарантии на общую сумму до 400 млрд евро. В 2010 году он свернул деятельность и сегодня лишь исполняет данные ранее обязательства. Но вернуть его в игру не составляет труда, убеждены в команде министра финансов Вольфганга Шойбле: «Нужно всего лишь поменять даты в тексте закона». Тем более что на поддержку депутатов от ХДС/ХСС и СвДП они могут рассчитывать.
   Тема спасения банков считается приоритетной и для Европы в целом. Соответствующее решение стояло на повестке дня последнего саммита глав государств и правительств, прошедшего в Брюсселе. Немецкая сторона выступала за установление единых требований к собственному капиталу для банков еврозоны и Великобритании — например, в размере 10%.
   Кроме того, эксперты в Брюсселе обсуждают возможность при необходимости предоставлять банкам помощь уже принудительно (действующее национальное законодательство стран ЕС не позволяет оказывать финансовую поддержку несговорчивым банкам). Кредитные институты, которые окажутся не в состоянии привлечь частные средства, получат финансирование из казны.
   Впрочем, данная мера будет распространяться только на отдельные банки, системно значимые, говорят источники в министерстве. Кроме того, соответствующим банкам предоставят срок, в течение которого они смогут самостоятельно увеличить размер собственного капитала. «Безусловно, принудительная капитализация сопряжена с определенными рисками», — признает заместитель председателя фракции ХДС/ХСС Михаэль Майстер.
   Получит ли такой план необходимую поддержку в Германии в частности и в Европе в целом, пока остается неясным. В Париже хотят, чтобы необходимые средства предоставлялись проблемным банкам окрепшим EFSF — быстро и без бюрократических проволочек. Это позволит проводить рекапитализацию французских банков не столь заметно и с меньшими затратами для французов.
   Правительство Германии, напротив, надеется ограничить сферу компетенции EFSF экстренными случаями. По мысли Берлина, проблемные банки сперва должны обращаться за свежим капиталом к частным инвесторам. И только если это не даст желаемых результатов, на помощь будет приходить соответствующее государство.
   Споры продолжаются и вокруг дополнительного участия бундестага в процессе принятия решений: Берлин настаивает, чтобы в будущем для большей части действий EFSF требовалось одобрение контрольного комитета из девяти представителей парламента ФРГ. У партнеров по ЕС такая схема вызывает сомнения. «Правительство должно пользоваться принципиальным доверием парламента, чтобы оно могло принимать решения, касающиеся финансовых рынков, — отмечает министр финансов Люксембурга Люк Фриден. — И чем крупнее страна, тем это важнее».
   С идеей, также направленной на более эффективное использование EFSF, но предполагающей совершенно иной подход, выступает Вальтер Отремба: со страниц журнала Spiegel бывший заместитель министра экономики и финансов призывает к созданию общеевропейской системы страхования для таких проблемных государств, как Португалия, Италия, Испания или Ирландия. Концепция, предусматривающая финансирование за счет надбавок за риск по соответствующим государственным облигациям, после греческого дефолта поможет ограничить распространение проблем на другие страны еврозоны, убежден Отремба.
   Президент ЕЦБ Жан-Клод Трише 6 октября в Берлине дал понять: сперва нужно использовать потенциал национальных программ по повышению капитализации банков. Кроме того, уже в скором времени EFSF сможет ссужать правительствам средства на соответствующие цели. «И чем быстрее EFSF сможет устранить глубинные причины кризиса, — говорит Трише, — тем лучше».
   

   ГОЛОВНАЯ БОЛЬ ФРАНЦУЗОВ
   Больше других уязвимы французские банки. В начале октября на грани банкротства оказался бельгийско-французский банк Dexia. С 2008 года его уже во второй раз будут спасать посредством финансовых вливаний из бюджета Франции, Бельгии и Люксембурга. В портфеле этого финансового концерна скопились облигации охваченных кризисом стран еврозоны на сумму 21 млрд евро. Итальянские бумаги в портфеле BNP Paribas тоже «потянут» более чем на 20 млрд евро, Испания заняла у французского банка 2,5 млрд евро, а для Греции BNP Paribas и Dexia, в общей сложности «ссудившие» Афинам 4 млрд евро, и вовсе являлись важнейшим зарубежным источником кредитования. Известный коммерческий банк Societe Generale с начала года потерял 50% капитализации. Агентство Moody’s снизило кредитный рейтинг банков Societe Generale и Credit Agricole. В дополнение ко всему у этих кредитных институтов имеются дочерние финансовые структуры в Греции, которые уже пострадали от кризиса. Французы куда сильнее прочих европейцев зависят от крупных американских банковских фондов, которые управляют активами на общую сумму $1,5 трлн и специализируются на краткосрочном кредитовании такого рода. Проблема в том, что кредиторы выходят из игры, как только возникают сомнения, что средства будут возвращены. По данным рейтингового агентства Fitch, горизонт кредитования сужается. Срок погашения почти 30% французских банковских облигаций, покупаемых сегодня 10 крупнейшими банковскими фондами США, не превышает 7 дней. Стремительное развитие ситуации с Dexia показывает, что может произойти, если финансовый поток вдруг иссякнет. Между тем он уже обмельчал: с середины июля американские фонды сократили инвестиции во французский банковский сектор почти на 20%. Финансирование одного лишь Societe Generale за несколько летних недель уменьшилось почти на 20 млрд евро.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK