Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Второе лицо"

Решение Владимира Путина возглавить «Единую Россию» автоматически повысило политический статус Бориса Грызлова.   Спору нет: формально Борис Грызлов пошел на понижение, лишившись одного из постов. Был председателем и партии, и ее Высшего совета, а теперь — с 7 мая с.г. — будет лишь председателем Высшего совета. Однако неформально — фактически — Грызлов, конечно, вырос. В политическом смысле, разумеется. Слова Путина — «прошу Бориса Вячеславовича Грызлова и дальше координировать всю текущую деятельность партии» — дорогого стоят.

   Впрочем, как говорил один из героев «Берегись автомобиля!», «звание народного театра ко многому обязывает». Звание второго (после Путина) лица в партии обязывает к гораздо большему, чем все остальные грызловские должности (спикера Госдумы и лидера думской фракции единороссов).

   Ведь, как сказал новый лидер ЕР, «партия должна реформироваться, она должна стать более открытой для дискуссий и учета мнения избирателей, должна быть разбюрократизирована и очищена от случайных людей, преследующих исключительно корыстные цели». Между тем, разбюрократизироваться и избавиться от карьеристов — задача не из простых. Причем для любой партии власти, а уж тем более для такой. Возможно, резать придется, что называется, по живому. А значит, кому-кому, а уж Грызлову расслабляться действительно рано. На повестке дня — очищение рядов.

   Собственно, это и есть диалектика: вроде бы тебя понизили, а на самом деле возвысили — доверили хоть где-то, хоть в партии стать «вторым после Путина». С одной стороны, дали поручение очистить партию от балласта, с другой, избавили от необходимости выполнять функции арбитра в возможных дискуссиях двух первых лиц в государстве. Ведь именно этим пришлось бы заниматься Грызлову, если бы было принято второе его предложение — чтобы избранный президент Дмитрий Медведев вступил в ЕР.

   Но Медведев, который назвал ЕР «партией моих единомышленников, идеологически очень близкой» ему партией, вступать в нее не стал, посчитав такой шаг «преждевременным». «Убежден, что после моего избрания главой государства было бы правильно оставаться вне прямой принадлежности к одной из политических партий», — заявил он. В итоге президент Медведев все-таки не будет подчиненным премьер-министра Путина по партийной линии. Грызлову от этого может быть только легче.

   Впрочем, и сам Путин, судя по всему, считает вступление в ЕР преждевременным: не случайно, согласно поправленному единороссами уставу партии, председатель ЕР может не быть членом ЕР. Последнее обстоятельство вызвало огромный общественный резонанс, причем внутри самой партии. Как передал со съезда корреспондент «Интерфакса», «разница во мнениях относительно членства В. Путина в партии возникла у делегатов в связи с тем, что в ходе съезда никто из выступавших не затронул вопрос о том, будет ли В. Путин вступать в «Единую Россию».

   «Я думаю, после 8 мая Путин может вступить в «Единую Россию», — сказала «Интерфаксу» вице-спикер Госдумы Любовь Слиска в кулуарах съезда. «Путин сам решит, вступать ему в партию или не вступать», — полагает замруководителя фракции ЕР в Госдуме, дважды герой (Советского Союза и Российской Федерации) Артур Чилингаров. «Я так понимаю», — на всякий случай добавил он. «Он (Путин) дал сегодня согласие стать председателем партии, а это значит, что он уже связал себя с политической партией», — высказал свою версию произошедшего глава думского комитета по труду и социальной политике Андрей Исаев. И в этих его словах некоторые услышали нечто путинообязывающее. Хотя сам Путин, по крайней мере на данном историческом отрезке времени, ни о каком членстве в партии не мечтает. Тем более что лидером — причем, по новому уставу партии, с весьма широкими полномочиями — можно быть без какого-либо членства…

   Именно на это обстоятельство поспешил обратить внимание лидер ЛДПР Владимир Жириновский. По его словам, в решении Путина возглавить ЕР «есть плюс в целом для общественно-политической ситуации в стране, и есть минус для «Единой России». Из того факта, что не только Путин, но и Медведев не приняли приглашения руководства ЕР стать членами этой партии, «Единой России» нужно делать выводы», — считает Жириновский.

   Не остался в стороне от единороссовских событий и лидер КПРФ Геннадий Зюганов. В целом коммунисты одобрили решения очередного, IX съезда «Единой России». «Путин более четко обозначил свой политический курс, чем это было прежде», — заявил Зюганов. Но при этом не упустил возможности поиронизировать над спецификой нового единороссовского устава. «Это абсолютно новое, чисто российское открытие в политике, когда беспартийный человек становится во главе правящей политической партии», — подчеркнул лидер КПРФ. По его мнению, «мир будет с удивлением наблюдать за этим политическим экспериментом, который любопытен уже хотя бы тем, что правящая партия не сможет своему беспартийному председателю в случае необходимости даже объявить простой выговор за упущения в работе».

   Зюганову легко шутить: сам он за полтора десятилетия, что находится во главе компартии, упущений в работе, видимо, вообще не допускал. По крайней мере, о партийных взысканиях, наложенных на члена КПРФ Зюганова, мы почему-то не слышали. Может быть, дело тут все-таки не в уставных нормах?

   Между тем еще одна тема, которая отныне будоражит умы заинтересованных наблюдателей, — можно ли будет называть правительство, которое 8 мая возглавит единоросс Путин, партийным. Вопрос этот, конечно, сугубо философский: действительно, для большинства граждан главное, чтобы правительство эффективно работало, а уж партийное оно или беспартийное — дело десятое. Но только не для руководства партии. Там, видимо, полагают, что разница все-таки есть: одно ведь дело, когда министр (например, финансов) беспартийный, а другое дело, когда член партии. Беспартийный легко может послать пристающих к нему с советами партийных активистов, партийному же волей-неволей придется прислушиваться.

   Правда, лидер СПС Никита Белых уверен, что даже члены партийного правительства смогут посылать тех своих однопартийцев, которые сунутся указывать, как и что делать. «У нас правительство никогда перед парламентом не несло никакой ответственности, так что обольщаться на этот счет не следует», — заявил Белых.

   Однако наиболее запоминающимися высказываниями по поводу партийности будущего кабинета отметился первый вице-спикер Госдумы Олег Морозов. «Сегодня правительство России не является партийным, — констатировал он. — И мы не знаем, каков тот курс, который проводит нынешнее правительство». Хотя, добавил представитель парламентского большинства, «это, может быть, и неплохой курс».

   Слова о том, что 315 депутатов Госдумы (именно столько на сегодняшний день состоит во фракции ЕР, и именно их, вероятно, имел в виду Морозов, когда употребил местоимение «мы») не знают, «каков тот курс, который проводит нынешнее правительство», весьма любопытны. С одной стороны, они могут быть свидетельством того поистине неподдельного интереса, который проявляют к деятельности кабинета министров депутаты. С другой стороны, эти слова весьма определенным образом характеризуют отношение думского большинства к деятельности им же самим — этим большинством — назначенного премьера Виктора Зубкова. Дескать, уже полгода работает человек, проводит какой-то курс, но что это за курс — не поймешь: то ли неплохой, то ли наоборот. Так — ни рыба, ни мясо.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK