Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Введение в языкознание"

Никто не любит мудреные и непонятные слова так, как любят их IT-шники. Речь иного консультанта напоминает камланье сибирского шамана, который погружает в выгодный для себя транс доверчивых соплеменников.
Один из самых успешных российских системных интеграторов, если верить сказанному на его сайте, использует «технологию выполнения консалтинговых проектов, основанную на методе Гейна/Сарсон, SADT, OMT, RUP, функционально-стоимостной анализ ABC и др.».

«Врут, ей-богу врут, мин херц!» — заявил бы светлейший князь Меншиков, доживи он до наших дней. Никому, кроме горстки профи, эти методы неизвестны. Перечислены же они потому, надо думать, что у системных интеграторов есть поверье, будто бы с помощью этих заклинаний легче заморочить голову клиенту.

Терзаемые подобными сомнениями, мы обратились за помощью к практикующим IT-консультантам и задали им следующие вопросы:

— Чем, собственно, занимается IТ-консультант?

— Насколько оправдан чрезмерно сложный язык IТ-консультантов, который они используют в том числе и для общения с клиентами?

— Кому нужен IТ-консалтинг сейчас?

— Как будет развиваться этот рынок дальше?

Дмитрий Чистов, профессор, заведующий кафедрой Финансовой академии, независимый эксперт:

«Вы хотите, чтобы я рубил сук, на котором сижу, и критиковал понятия «ERP-система»* и прочие? (Смеется.) Я считаю, что IT-консалтинг действительно нужен компаниям. Это действительно так, ведь когда они заказывают IT-аудит, никаких откатов не бывает, поскольку цель у людей другая — не освоить деньги, а повысить конкурентоспособность бизнеса.

У многих предпринимателей сейчас появляется осознание того, что IT-консалтинг необходим, как необходима, например, консультация юриста. «Насколько оправданы вложения в информационную систему?» — с этим вопросом к экспертам обращаются чаще всего. Ведь очень много хороших систем автоматизации, которые могли бы приносить пользу, а на деле приносят одни неприятности. Следовательно, надо разбираться, почему это происходит.

Такая штука, как сертификация систем автоматизации, тоже связана с консалтингом, хотя бы потому, что одни и те же люди этим занимаются. Экспертиза и консалтинг во многом одно и то же, тут консалтингу подвергаются сами IT-компании.

О терминах. По сути, термин ERP используют все, кто захочет и когда захочет. Вот, например, считается, что это дальнейшее развитие других автоматизированных систем — MRP II**. Откуда такое мнение — совершенно непонятно. Ведь MRP II — это производственная система, а ERP предназначена для автоматизации любых компаний.

А вот CRM***, на мой взгляд, правильно выделяют в отдельный класс систем. Отношение к клиенту у нас меняется на глазах, и меняется к лучшему, так что CRM-системы у нас будут востребованы обязательно».

Марина Слесаренко, руководитель проекта компании «1С»:

«В сферу компетенции консультанта входит выбор решений от компьютерного железа до специального софта. Считается, что компания — системный интегратор имеет возможность консультировать по всему спектру решений, которые есть на рынке. У нас все по-честному: вот есть 350 отраслевых решений на платформе «1С», и это — поле нашей деятельности. А потом, сколько раз случается, что мы внедряем свои продукты на том же предприятии, на котором работает, например SAP. И ничего — мы работаем на своем уровне, они — на своем. Так что одна система не враг другой.

О специальном языке. По-моему, ERP-системы всегда в России существовали, но назывались они как-то по-другому. Специальная терминология профессионалам, безусловно, нужна. Говорить на одном языке — самое трудное на земле. В этом смысле стандартизация не так уж и плоха — например, все ведь понимают, что значит just in time.

Что же касается вопроса «кому все это нужно?», то я считаю, что на самом деле не все предприятия нуждаются в ERP. Пример тому — истории внедрений ERP-систем в западных компаниях всего за три недели и безо всякого там «пожизненного» сопровождения консультантов. На Западе вообще бизнес-процессы по 30 лет не меняются и программисты штатные не всегда нужны: принесли диски, поставили систему, дали инструкцию персоналу — и все, работай.

У нас такое немыслимо, бизнес-процесс меняется раз в квартал вместе с правилами игры, которые устанавливает государство. Приходится приспосабливаться. Это, собственно, и есть наш бизнес».

Павел Нефедов, директор по консалтингу компании «Оптима»:

«Консалтинг — это одно из направлений диверсификации IT-бизнеса. Причем консалтинг независимый, то есть являющийся самостоятельной частью бизнеса. Мы готовы в разговоре с заказчиком не настаивать на выборе системы только потому, что «Оптима» готова ее поставить. Так бывает, например, если мы управляем тендером — в этом случае компания не имеет права в нем участвовать.

Специальные термины? Ну да, можно попробовать при случае использовать их в разговоре с заказчиком — может, это и произведет неизгладимое впечатление. Но предназначены они, конечно, для общения специалистов, они способствуют правильному взаимопониманию в профессиональной среде.

По поводу ситуации на рынке… В сегменте небольших проектов для малого и среднего бизнеса конкуренция, пожалуй, растет. В госсекторе же — а это очень серьезный потребитель консалтинговых услуг — новых игроков ждать не приходится».

Михаил Васильев, коммерческий директор компании «Стратегическое решение» (партнер Microsoft Business Solutions):

«В нашем понимании IT-консалтинг — это формальное описание бизнес-процессов предприятия. Оно выполняется безотносительно к тому, какая система для автоматизации этих процессов будет применена впоследствии.

Что касается специальной терминологии, касающейся классификации систем делового ПО, то для общения в кругу профессионалов она полезна и даже необходима».

Дмитрий Садков, директор департамента управленческого консалтинга, IBS:

«IT-решения — это далеко не дешевое удовольствие, никто не хочет тратить лишние средства, не будучи уверенным в результате, все уже понимают, что расходы на IT надо планировать и обосновывать.

До развития IT-консалтинга основные советы на тему, что внедрять, давали вендоры — разработчики решений. И конечно же, их советы не всегда были столь объективны, как хотелось бы заказчикам, поскольку каждый из них проявлял заинтересованность в продвижении собственного решения. Именно поэтому возникла нужда в консалтинге, отделенном от вендоров.

Если говорить о «птичьем» языке, на котором общаются консультанты, — это не что иное, как наследие английского языка, для которого характерно большое количество аббревиатур (кстати, для технического русского — тоже). Их значение достаточно расплывчато и необнозначно.

Заказчику же нужны вовсе не термины, а решения бизнес-задач. Например: он считает, что ему трудно будет иметь конкурентное преимущество без наличия достаточно детальной управленческой информации, понимая, что для этого ему нужны системы, которые позволят эту информацию получать. Задача консультанта — понять, какой продукт поможет данную проблему решить. Есть совершенно конкретная задача, которую можно четко описать. Как при этом называется ее решение, заказчику абсолютно не важно».

* ERP — универсальные системы планирования ресурсов предприятия;
** MRP II — системы для управления производством;
***CRM — системы, обеспечивающие учет индивидуальных особенностей и предпочтений каждого из клиентов компании.

Андрей Анненков, «Известия», — специально для «Профиля»

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK