Наверх
25 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Вятский городовой"

Во время выступлений вятского губернатора Владимира Ниловича Сергеенкова царят тишина и деловитость. Аудитория молча внемлет оратору. Слышно, как муха пролетит. Впрочем, мухам летать здесь тоже запрещено. Нилыч, как величают хозяина края кировчане, во всем любит порядок. На том и стоит. Уже второй срок.Назад, в будущее

По неофициальной версии, на губернаторство Кировской области Сергеенкова призвал народ. Считается, что он согласился участвовать в выборах 1996 года после того, как к нему с просьбой о спасении края от разорителей-приватизаторов обратились вятские ходоки. С тех пор за Владимиром Ниловичем прочно утвердился имидж народного защитника и спасителя.
Депутат Совета Федерации (1994—1996), депутат Госдумы (1996), Владимир Сергеенков был избран губернатором Кировской области в октябре 1996 года. До того он занимался пропагандистской работой в Вятской губернии, а еще раньше охранял общественный порядок, работая старшим следователем Министерства ООП Мордовской АССР. И, видимо, не случайно главной составляющей его предвыборной платформы стал пункт о необходимости наведения порядка в регионе, нейтрализации расхитителей общественной собственности и возвращении народу его богатств. Идея спасения края от разорителей была настолько понятна и близка кировчанам, что Сергеенков выборы выиграл, обогнав троих претендентов,— за народного заступника в октябре 1996 года отдали голоса 50,46% избирателей губернии.
На необходимости продолжить борьбу с «грабителями-прихватизаторами» Сергеенков настаивал и на выборах три с половиной года спустя, в марте 2000 года. Как показали результаты, тема не утратила актуальности — теперь позицию Сергеенкова поддержали уже 58,06% жителей региона.
Борьбу с «расхитителями» Нилыч начал в первый же год губернаторства. Она стала одной из основных составляющих «вятской модели реформирования». Губернатор провозгласил необходимость усиления позиции государства в экономике и приступил к деприватизации. Вот ее неполная хроника.
— В 1997 году на основании решений арбитражного суда возвращено имущество (акции перешли в собственность трудового коллектива) Кирово-Чепецкого молочного завода.
— В 1998 году на базе Кировского домостроительного комбината, признанного банкротом, создан Нововятский лесоперерабатывающий комбинат (ЛПК), 25% акций которого принадлежит администрации Кировской области.
— В 1998—1999 годах проведена реконструкция АООТ «Уржумводспирт», признанного неплатежеспособным. Область имеет сегодня 51% акций этого предприятия.
— В 1999 году областью приобретен пакет акций АКБ «Вятка-банк» в размере 33,3 %.
— Возвращена в собственность области Кирово-Чепецкая птицефабрика, приватизированная с нарушением действующего законодательства.
— Из федеральной собственности удалось выкупить 20% акций Кировского завода цветных металлов (ОЦМ).
На какие средства администрация проводит эту работу, в области мало кому известно. Ни местная Дума, ни созданная недавно областная Счетная палата не в курсе того, какие суммы потрачены и какую отдачу проводимая политика принесла. Губернатор уверяет, что деприватизация — благо. Народные избранники верят ему на слово.
Единственной открытой темой стала передача в собственность области 19% акций Кирово-Чепецкого химкомбината (КЧХК), обеспечивавшего в лучшие времена почти пятую часть бюджетных поступлений. Битва за бумаги КЧХК обошлась бюджету области в 170 млн. рублей недополученных трансфертов (средства из федерального бюджета, причитающиеся Вятке как дотационному региону) — именно в счет этих денег администрация получила 19-процентный госпакет акций предприятия. В 1998 году областная Дума с подачи администрации снизила для комбината ставки дорожного налога, что позволило списать задолженность в местный бюджет в сумме 65,8 млн. рублей. В том же году фискальные органы по просьбе Сергеенкова разблокировали счета комбината. И уже к концу 1998 года он ликвидировал 5-месячную задолженность по зарплате. Ровно через год зарплата вдвое превысила уровень 1997 года, а число работающих увеличилось на 21 %.
Однако противники «вятской модели реформ» обвиняют губернатора в том, что в погоне за идеей он истратил бюджетные средства без толку — доля КЧХК в доходах областного бюджета 1999 года составила 5%, хотя прежде достигала 18%.
Еще агрессивнее оппоненты Сергеенкова относятся к истории с «Кирскабелем» — градообразующим предприятием города Кирса (Верхнекамский район), 47% акций которого находятся в руках некоей московской фирмы, связанной, как говорят, с РАО «ЕЭС России». В свое время москвичи просили предоставить предприятию отсрочку по некоторым долгам. Администрация, ориентированная на битву с «разорителями», предпочла противостояние — и одержала победу. «Кирскабель» стоит. Налогов не платит. Уже два года рабочие не получают зарплату. А в народе предприятие переименовали в «Крахкабель».
Вверх по лестнице, ведущей вниз?

Кировская область всегда была большой промзоной, львиную долю которой занимали предприятия ВПК и машиностроения. До 1999 года вятская оборонка, лишенная госзаказа, лежала на боку, выпуская лопаты и кастрюли. В 1998—1999 годах администрация предоставила машиностроительным предприятиям льготы по уплате налогов в областной бюджет и территориальный дорожный фонд. Московские связи губернатора позволили получить экспортные заказы — к концу 1999 года их объем на предприятиях ВПК составил около $400 млн. В результате удельный вес оборонной продукции в общем объеме промышленного производства вырос до 67%, а доля экспорта товарной продукции предприятий ВПК достигла 22,5%. Оборонка оживилась. В три раза увеличил объем выпуска продукции «Кировский завод «Маяк», в 24 — завод «Авитек». Предприятие, имевшее к началу 1999 года 7-месячный долг по заработной плате, с долгами рассчиталось. Средняя зарплата на «Авитеке» выросла почти вдвое. В 5,5 раза увеличились платежи в бюджет и внебюджетные фонды.
Все эти успехи, впрочем, отнюдь не означают отсутствия провалов. Например, «Веста», единственное в России предприятие, выпускавшее стиральные машины высшего качества, была в 1996 году лидером российской экономики. Продукция — знаменитая стиральная машина «Вятка-автомат» — шла нарасхват. Сегодня «Веста» — банкрот. На базе имущества предприятия создано АО «Аленка», выпускающее 3—5% от прежнего объема продукции. Чтобы хоть что-то заработать, специалисты «Весты» вынуждены ремонтировать уже выпущенные стиральные машины.
Пользовались спросом и электроплиты Нововятского механического завода. В 1992 году их производилось 430 тысяч, сегодня — в десять раз меньше. Потеряны рынки сбыта. Спрос на продукцию минимальный даже в Кировской области. Администрация области пытается повлиять на ситуацию: ищет инвесторов, планирует реструктуризацию. Но специалисты уверяют: время упущено, процессы необратимы.
Влачила в 90-е годы жалкое существование и некогда гремевшая на весь СССР лесная отрасль области. Однако после августа 1998-го она стала постепенно приходить в себя. Сегодня предприятия отрасли 70% древесины отгружают за рубеж. Благодаря этому многие из них вздохнули свободно. Наращивают объемы производства и платят зарплату даже бывшие предприятия-банкроты, например Нововятский лесоперерабатывающий комбинат.
Другая гордость губернатора — птицеводство. В свое время Сергеенков объявил бойкот «ножкам Буша» и даже потребовал в столовой администрации готовить только отечественных кур. Помимо моральной поддержки, кировский птицепром получил и финансовую помощь — 50% дотаций на корма. Благодаря этому вятские птичники сохранили поголовье птицы и даже увеличили объемы производства. Рост производства яиц в 1999 году превысил уровень 1998 года на 10%, мяса птицы — на 41%. Птицепром кормит область, часть продукции уходит соседям.
Успех отмечен и в алкогольной отрасли. Доля налогов только одного из четырех спиртоводочных заводов области — Слободского — в доходах областного бюджета составила в 1999 году 10%. Кстати, большая часть местного алкоголя здесь же и потребляется — не случайно область считается одним из самых пьющих российских регионов и лидирует по числу больных алкоголизмом.
Возрождение производства позволило Вятке покинуть первую десятку регионов с напряженной ситуацией на рынке труда. За 1997—1999 годы уровень безработицы в области снизился с 7,2% до 3,6 % экономически активного населения. Некоторые, правда, утверждают, что основная причина падения безработицы кроется в повышенной смертности. Только за прошедший год, по данным облкомстата, население области уменьшилось на 13,5 тысячи человек. На тысячу кировчан в этом году пришлось 7 новорожденных и 15 умерших.
Все хорошо, прекрасная маркиза

Выполняя обещания, данные в 1996 году избирателям-пенсионерам, Сергеенков в августе 1999 года рассчитался по пенсиям. Это стало возможным благодаря тому, что заработали предприятия и собираемость собственных налогов возросла до 70%. С бюджетниками было сложнее. В некоторых районах области зарплата задерживалась на 7 месяцев. Врачи и педагоги устраивали то забастовки, то голодовки. Зимой 1998 года собиравшихся на торжественное отчетное совещание чиновников встретил пикет, и в зал заседаний государственным мужам пришлось идти сквозь строй разгневанных педагогов. Уже на совещании «красный» глава Унинского района, депутат областной Думы Петр Полянцев, возмущенный «недопустимым» поведением учителей, делился с коллегами опытом — в его районе врачи и педагоги создают бригады, зарабатывающие… на лесозаготовке. Как говорится, без комментариев.
В конце 1997 года Минфин выделил администрации области ссуду в сумме 179 млн. рублей на погашение долга перед бюджетниками. Почти 95 млн. из них были израсходованы на ГСМ, хозяйственные и другие нужды. Подобная практика продолжалась и в 1999 году. И только в канун губернаторских выборов Сергеенков распорядился все поступающие из центра средства направлять на погашение долгов по зарплате.
В результате мнения по поводу губернаторских методов управления бытуют в Кирове самые разные. Кое-кто утверждает, что Сергеенков не переносит инакомыслия. Так или иначе, но несогласные в конечном итоге из окружения Сергеенкова исчезают. Чаще по своей воле. Или по сокращению штатов.
Так было с замом губернатора по природоохранным вопросам Анатолием Протопоповым. В области немало разного рода могильников и хранилищ химического оружия, что, естественно, не вызывает восторга у населения. Очередная волна возмущения — как раз в канун выборов — поднялась по поводу строительства завода по переработке химического оружия в поселке Мирном (Котельничский район). Сергеенков пообещал избирателям разобраться. А вскоре под предлогом сокращения штатов уволил Протопопова.
Большинство местных средств массовой информации под контролем. С теми, кто осмеливается критиковать власть, случаются неприятности. То хулиганы нападут, как это было с журналисткой газеты «Вятский наблюдатель» Татьяной Мокропуло. То на главного редактора «Вятского наблюдателя» Сергея Бачинина, катавшегося на велосипеде, случайно наедет машина, то милиция обнаружит в диване редакции наркотики. Разумеется, не исключается простое стечение обстоятельств. И представителей двух телеканалов не пустили на инаугурацию совсем не потому, что они выпустили в эфир предвыборные материалы конкурентов Сергеенкова.
Зато об успехах администрации каждый понедельник информирует телепрограмма «Час губернатора». Практически ежедневно местные газеты и выпуски теленовостей сообщают о том, как Владимир Нилович встречает гостей, подписывает судьбоносные решения и делится успехами «деприватизации».
Реальная же ситуация в области следующая. Каждый второй кировчанин находится за чертой бедности. По данным облкомстата, в 1996 году бедствовали 30,6% жителей, в 1998 году — 41,5%, в 1999 году — 56%.
И все же уповающие на народного заступника кировчане вновь выбрали Владимира Сергеенкова губернатором. 7 апреля 2000 года он — уже во второй раз — принес присягу. Держа руку на Конституции РФ, Сергеенков, как и три года назад, поклялся повысить благосостояние вятского народа.

Некоторые основные социально-экономические показатели Кировской области

ПоказателиНа 1.01.1998 годаНа 1.01.1999 годаНа 1.04.2000 года
Объем промышленного производства (по сравнению с предыдущим периодом)100,4% — 35—36-е место*; (102%)**95% — 54—59-е место; (95%)117,5% — 27-е место (109.6%)
Доля трансфертов федерального бюджета в доходной части местного бюджета43,4%43,6%22,6%
Индекс потребительских цен112,8% — 32—35-е место; (111 %)162,9% — 74-е место; (184,4%)102,5% — 73-е место (104,1%)
Удельный вес населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума (в общей численности населения региона)30,8% — 19-е место; (20,8%)***41,5% — 18-е место (23,8%)***44,2% — 24-е место (29,9%)***
Среднемесячная начисленная заработная плата649,5 тыс. рублей — 60-е место (950,2 тыс. рублей)755 рублей — 55-е место (1051 рублей)1255,1 рубля — 57-е место (1830 рублей)
Просроченная задолженность по заработной плате549 млн. рублей771 млн. рублей300,5 млн. рублей
Средний размер назначенных месячных пенсий354,3 тыс. рублей — 46-е место (366,4 тыс. рублей)412,2 рублей — 27—28-е место (402,9 рублей)608 рублей — 32-е место (613,2 рублей)
Средний размер вклада в коммерческих банках региона301,7 рублей — 63-е место**** (512,2 рублей)355 рублей — 61-е место**** (559 рублей)Нет данных
Общая численность зарегистрированных безработных49,8 тыс. человек41,2 тыс. человек27,7 тыс. человек

Данные на 1.01.1998 года указаны без учета деноминации. Разработка по автономным образованиям не производится, а также не учитываются данные по Чеченской Республике.

* Место среди других субъектов РФ.

** Здесь и далее в скобках указан среднероссийский показатель.

*** Без учета данных по Еврейской автономной области и Чукотскому автономному округу.

**** Без учета данных по Камчатской области, Чукотскому автономному округу, Республике Алтай, Карачаево-Черкесской Республике, Республике Калмыкия.

СВЕТЛАНА МОРГУНОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK