Наверх
23 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Выборы — в натуре"

Председатель ЦИК Александр Вешняков хорошо потрудился над тем, чтобы сделать российские выборы управляемыми. Осталось только придать получившемуся зрелищу реалистичность.В прошлый четверг Александр Вешняков выразил осторожную надежду, что предвыборные теледебаты представителей партий, участвующих в выборах депутатов Госдумы, пройдут все же в прямом эфире. Ранее руководство государственных федеральных телеканалов объявило, что теледебаты будут показаны в записи.
Председатель Центризбиркома заявил, что «проведение теледебатов в прямом эфире даст избирателям возможность объективно оценить позиции кандидатов». Кроме того, по мнению Вешнякова, прямой эфир позволит избежать жалоб на введение цензуры.
Последнее в основном и беспокоит главу ЦИК. Сейчас он столкнулся с валом критики в свой адрес. Александра Вешнякова (возможно, и не совсем справедливо) объявляют едва ли не главным виновником выхолащивания выборов в России. А тут еще Конституционный суд начал рассматривать запросы о соответствии Основному закону тех положений избирательного законодательства, которые касаются деятельности СМИ. Председатель Центризбиркома в этой ситуации оказался крайним. И срочно стал предпринимать меры, способствующие исправлению его репутации — предложил проводить теледебаты в прямом эфире. Так сказать, для придания демократическому процессу большей реалистичности.
Пожелание Александра Вешнякова едва ли будет учтено. Как считают эксперты, решение о новом формате проведения теледебатов было принято по итогам избирательной кампании по выборам губернатора Петербурга. Валентина Матвиенко в ходе телевизионной дискуссии с Анной Марковой смотрелась совсем не блестяще. В Кремле рассудили, что в таком положении может оказаться любой кандидат от партии власти. Большинство таких кандидатов не отличаются ораторскими талантами, а к тому же скованы своим не в меру официальным статусом. Чтобы понять логику Кремля, достаточно представить публичную полемику, скажем, Бориса Грызлова и Анатолия Чубайса.
Однако выборы выборами, а центр тяжести российской политики все больше смещается в уголовно-процессуальную сферу. Вот и на минувшей неделе главные новости приходили с этого фронта.
Апелляционный суд Афин отказал России в экстрадиции Владимира Гусинского, объяснив это отсутствием состава преступления. Решение это было вполне прогнозируемым. Причем, похоже, дело закончилось к удовольствию всех сторон. Гусинский избежал опасности вновь угодить в Лефортово, а российский президент — нового крупного скандала. Конечно, недовольным мог остаться генпрокурор Владимир Устинов и в целом «чекистское» крыло президентской администрации (возвращение экс-олигарха в Россию под стражей помогло бы им оживить утихшую было дискуссию о пересмотре итогов приватизации), но, судя по тому, как Генпрокуратура вела себя после задержания Гусинского в Греции, она тоже не стремилась во что бы то ни стало добиться его выдачи.
Зато у нас теперь есть свой политэмигрант. Все та же Генпрокуратура отказала латвийским властям в экстрадиции видного деятеля Национал-большевистской партии Владимира Линдермана (партийная кличка — Абель). Прокуратура сочла, что «предоставленные Латвией материалы свидетельствуют о преследовании Линдермана за политическую деятельность и политические убеждения».
Любопытно, что Абеля предварительно в течение трех недель продержали в лефортовском СИЗО, никому не сообщив, что он там находится. Соратники по партии в поисках исчезнувшего товарища даже обратились в милицию.
По мнению некоторых экспертов, в душе генпрокурора Владимира Устинова на протяжении этих трех недель боролись корпоративный дух и политическое чутье. Корпоративный дух диктовал, что национал-большевика — «экстремиста и террориста» — надо бы передать в руки латвийских коллег. Политическое чутье подсказывало, что в условиях предвыборной кампании, одной из основных тем которой стала борьба российских властей за права русскоязычных жителей Прибалтики, совершать такой поступок было бы опрометчиво. Победило политическое чутье.
Абель, который раньше планировал получить российское гражданство, теперь собирается добиваться политического убежища в России. Думается, убежище ему предоставят. Поскольку в таком случае появится повод обвинить Евросоюз, куда собирается вступить Латвия, в нарушении прав человека, например, в ответ на аналогичные «наезды» по поводу Чечни.
В тот же день, когда из СИЗО освободили Абеля, Генпрокуратура объявила, что материалы по уголовному делу в отношении бывшего министра путей сообщения Николая Аксененко направлены в суд. Аксененко обвиняют в превышении должностных полномочий, присвоении или растрате в крупном размере.
Дело было возбуждено еще два года назад. С тех пор Аксененко был отправлен в отставку и покинул Россию, а сам скандал благополучно забылся.
Решение Генпрокуратуры можно считать техническим — расследование завершено, материалы переданы в суд. Однако есть в ситуации и некоторый политический привкус. Суд над Аксененко начинается в момент очередного, на этот раз самого крупного, обострения конфликта между старой, «семейной», и новой, «чекистской», группировками в окружении Владимира Путина. Между тем бывший глава МПС являлся видным, а в чем-то даже знаковым представителем «семьи». Когда-то его даже всерьез рассматривали в качестве преемника Бориса Ельцина.
В то же время суд, по-видимому, превращается в новое оружие «чекистов». Бывший глава Межпромбанка, а ныне сенатор от Тувы Сергей Пугачев подал иск о защите чести и достоинства против политтехнолога Глеба Павловского.
Поводом для иска послужила докладная записка Павловского, опубликованная им в начале сентября. Политтехнолог обвинял некоторых чиновников президентской администрации, а также Сергея Пугачева в подготовке «ползучего политического переворота». По некоторым сведениям, добро на публикацию записки дал руководитель кремлевской администрации Александр Волошин.
Обращение в суд — поступок для Пугачева нехарактерный. На протяжении всей своей деловой и политической карьеры он старался держаться в тени и не участвовать в общественных дискуссиях, тем более по столь щекотливым вопросам. Иск против Павловского свидетельствует о том, что «чекисты» приняли вызов волошинского клана и готовы перенести конфликт в публичную плоскость. Надо сказать, определенные шансы на успех у них есть. Ведь российские суды в последнее время внимательно прислушиваются к мнению силовых структур по наиболее актуальным вопросам политического развития страны.
Впрочем, даже если Павловского принудят выплатить $1 млн. Пугачеву (в такую сумму истец оценил свои честь и достоинство), это станет лишь тактической победой. Основной объект спора двух группировок — президент — пока предпочитает не вмешиваться в конфликт. И весьма умело лавирует между соперниками.
Например, сначала Владимир Путин дал отмашку «чекистам» на борьбу с президентом Башкирии Муртазой Рахимовым. Те не замедлили выставить против Рахимова своего кандидата — бывшего председателя правления Межпромбанка Сергея Веремеенко. А на прошлой неделе президент включил башкирского президента в состав официальной делегации, отправившейся на саммит Организации Исламская конференция в Куала-Лумпуре. В общем, иском против Павловского конфликт исчерпан явно не будет.

НИКОЛАЙ СИЛАЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK