Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Выход Волочковой"

Балерина вышла из партии «Единая Россия» — не по идейным соображениям, а вследствие глубокой личной обиды.   Это и есть, как ни странно, примета времени. Идейных претензий к «Единой России» не может быть за отсутствием у нее идей, а вот стилистические разногласия налицо. Речь, конечно, не о том, что Волочковой внезапно разонравились лозунги и первые лица ЕР, а о трех конкретных обидах. Во-первых, ее использовали как бренд, заставив (видимо, обманом) подписать письмо против Ходорковского. Во-вторых, комсомольские тетеньки-единоросски осудили ее голую фотосессию, подвергнув сомнению естественное право взрослой женщины позировать в любом виде и выкладывать результаты куда угодно. Не на сайт же ЕР она их выложила, в конце концов! (А жаль — там появилось бы хоть что-то заслуживающее внимания). В-третьих, эмоциональная реакция балерины на ее осуждение единоросскими ханжами была грубо переврана единоросским сайтом, который поклялся знаменем, что представит текст интервью на визу, и в результате вытер ноги о собственное знамя. То есть так эта история выглядит в пересказе Волочковой, но я не вижу оснований ей не доверять — как-никак партийный сайт никогда не отличался особой скрупулезностью при изложении чужих комментариев, а уж коллажи размещал такие, что стыдно становилось даже искренним путинцам.
   Мораль здесь одна. Вступление балерины в партию было явной ошибкой, поскольку, скорей, ударило по ее имиджу, а карьере никак не способствовало. Вся эта ситуация — отличный повод напомнить отечественным звездам, что близость к власти не делает их ни талантливей, ни любимей, ни богаче, а вот повредить в зрительском мнении может капитально. Очевидно же, что ни талант, ни популярность истинному единороссу не нужны: талантливого человека (а таланта Волочковой не оспаривают и самые скептические критики) во власть рекрутируют с единственной целью — прикрывать ее сомнительные делишки, то есть человеку приходится жертвовать собственным моральным авторитетом ради верховного рейтинга. Что удивительно, ничьи подписи под тем самым антиходорковским письмом (а там были и Бабкина, и Кадышева, и Калягин, всего пятьдесят деятелей культуры) не сделали его привлекательней. Допустить, что нашим деятелям культуры выкрутили руки, я никак не могу, ибо с большинством этих людей знаком и не знаю за ними никаких грехов, которые бы позволили их шантажировать. Стало быть, люди купились на самый древний соблазн: когда власть тебя о чем-то просит — это приятно. Это единственный универсальный критерий твоей значимости в стране, лишившейся всех критериев. История Волочковой показывает, что этот соблазн больше не работает — вот и все. Убежден, для следующего письма с оправданием бессудных расправ набрать кворум будет куда труднее.
   Российская власть, думаю, капитально облажается не на отношении к народу, на который ей откровенно плевать, а на конфликте с какой-никакой элитой, все еще у нас имеющейся (вспомним, ведь и Ходорковский — не рядовой гражданин, и Немцов с Касьяновым не из городских сумасшедших). И власть, и народ одинаково привыкли к верховному скотству и почти не замечают его. Российская власть споткнется на элите — на тех немногих, кто почему-то решил, что с ними не все можно сделать. Нельзя переврать текст, нельзя влезть с дурацкими комментариями в личную жизнь, нельзя публично нахамить… В России есть некоторый, количественно весьма незначительный, процент людей, ошибочно поверивших, будто всенародная слава дает им чуть большие права (прочие-то уже знают, что прав не было, нет и не обещали). И столкнуться мы можем в ближайшее время не с народным негодованием, а с бунтом культурной элиты: она у нас сомнительная, но уж какая есть. Нагнуть тех, у кого ничего нет, — легче легкого; трудней сделать это с теми, у кого за душой есть хоть что-то. Заметим, что и все прочие бунты в России осуществлялись и руководились людьми отнюдь не бедными, неосторожно допустившими, что они теперь особенные. Революция, конечно, не начнется с Волочковой. Но союз этой власти и культуры на ней закончится. А это, при всей смехотворности предлога, не так мало. Что до общей юмористичности ситуации — ничего не поделаешь: в цирке трагедий не ставят.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK