Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Выпрямление зеркал"

Борьба министра культуры с «кривыми зеркалами», объявленная им сразу после назначения, переходит в активную фазу. Несколько месяцев назад Александр Соколов в очередной раз авторитетно заявил, что готовит новый закон о СМИ. Рынок воспринял это как устаревшую министерскую шутку. И напрасно — концепция закона, который «создаст цивилизованный медиа-бизнес», уже проходит согласование в органах власти. Кого из масс-медиа в первую очередь коснется процесс принудительной «цивилизации»?Писали все

Сейчас масс-медиа живут по закону, написанному в 1991 году Михаилом Федотовым. Тогда это был прогрессивный и актуальный документ. Но и страна тогда была другой. Не было экономической платформы, которая сейчас сложилась в СМИ, никто не понимал, как соотносятся учредитель и главный редактор, на какие средства должна жить газета или журнал, как вообще регулировать экономические отношения в этой сфере. Федотов и сам не раз говорил, что закон пора обновлять. Еще в 2000 году он вместе с Юрием Батуриным написал проект новой редакции. Документ долго просто висел в Интернете.

В 2002 году уже Владимир Путин публично заявил, что закон о СМИ устарел и нужен новый. Тогда Федотов отправился со своим проектом в Госдуму, где ему сказали, что хлопоты его напрасны и что заказ на закон отдан в Индустриальный комитет. Этот комитет был создан под руководством тогдашнего министра печати Михаила Лесина. Вошли в него руководители всех крупнейших СМИ и профессиональных объединений. Путем долгих обсуждений и ночных бдений закон все-таки написали. Во многом он совпадал с тем, который до этого предлагал Федотов. Основное различие: Федотов рассматривал СМИ как общественную функцию, а Индустриальный комитет — как элемент бизнеса.

Президент Национальной ассоциации телерадиовещателей Эдуард Сагалаев входит в Индустриальный комитет, а также является членом экспертного совета при Минкульте. Он говорит: «Индустриальный комитет подготовил хороший, продвинутый закон. И если направить законотворческий зуд Министерства культуры в конструктивное русло, то в ближайшее время можно довести начатое до конца. Разумным шагом Соколова было создание экспертного совета, который, кстати, подверг серьезной критике многие инициативы министра».

Через полтора года работы обновленного министерства свет увидела лишь концепция закона о СМИ. Другими словами — декларация о намерениях, ни слова конкретики. Отдав должное прежнему закону, разработчики нового «труда» с ходу обвинили его в том, что он противоречит Конституции, Гражданскому, Уголовному и всем прочим кодексам. А также, гарантируя свободу массовой информации, «не позволяет должным образом защитить интересы граждан в получении объективной, достоверной информации, не затрагивает этическую сторону журналистики».

На войне как…

Под «этику» разработчики закона конъюнктурно подгоняют самую проходную нынче тему — борьбу с терроризмом. Репортажи о терактах в СМИ министерство называет не иначе как «своего рода отчетом о выполненной террористами работе». Мол, эти самые отчеты «стимулируют заказчиков на выделение средств на проведение новых террористических актов». Правда, кто и каким образом в будущем будет определять ту грань, когда простой информационный материал становится пропагандой терроризма, совсем непонятно.

Теперь чиновники-антитеррористы собираются формализовать основные принципы и правила поведения журналистов во время терактов и контртеррористических операций. «Не помню случаев, чтобы действия журналистов вредили спецслужбам, проводящим операции. На мой взгляд, прямой вред наносит, наоборот, недостаток информации и скупое публичное освещение событий, — говорит обозреватель радио «Свобода» Андрей Бабицкий. — К примеру, когда в Беслане журналисты долгое время не давали реальной информации о числе заложников, это только накручивало террористов, приводило их в ярость».

Особых иллюзий в отношении органов власти журналисты, которые работают в горячих точках, давно не питают. Любой теракт дает лишний повод закрутить гайки. «Их задача — максимально расширить зону контроля над СМИ и сузить зону высказываний о Кавказе. И они это сделают. Вот только чем больше усилий предпринимается для создания виртуальной картинки жизни, в которой мир и все счастливы, тем более жестокой будет реальность. Нельзя закрываться от происходящего», — считает Бабицкий.

Живущие в Сети

Прикрываясь теми же «мирными» мотивами, министерство собирается поставить под контроль и электронные СМИ, прежде всего Интернет. Грозят ввести формы ответственности «за злоупотребление свободой массовой информации и несоблюдение норм законодательства об экстремистской деятельности и терроризме». И вообще — контролировать распространение информации в Сети.

«Специально регулировать Интернет-издания не нужно, — отвечает на это главный редактор Газеты.Ru Александр Писарев. — Все уважающие себя электронные издания являются зарегистрированными СМИ, у всех есть свидетельства, а значит, на них распространяются те же нормы закона о СМИ, что и на печатные издания. Причем Интернет-СМИ берут на себя эти обязательства добровольно, так как для того, чтобы вещать через Интернет, нигде в цивилизованном мире не нужно никаких специальных разрешений. Соответственно, любые нарушения с их стороны закона о СМИ уже сейчас могут караться таким же образом, как и в применении к печатным изданиям».

Конечно, закрывая Интернет-СМИ, лишая их свидетельства о регистрации, государство не может обезопасить себя от того, что журналистский коллектив уже на следующий день не выйдет в Сеть под другим названием, но с той же самой редакционной политикой. Интернет позволяет сократить этот технический перерыв до минимума. Появление каких-либо специальных регулирующих мер именно для Интернет-СМИ бессмысленно, считают на медиа-рынке. «Чем меньше регулирующих функций государство берет на себя, тем лучше и ему, и гражданам. А посылать сигналы о своем недовольстве или наказывать за нарушения законодательства оно может и сейчас, все рычаги для этого есть. Чиновники же могут и дальше придумывать законы, в этом смысл их деятельности» — говорит Писарев.

Деньги решают

В Минкульте считая, что население-де разочаровалось в прессе, озаботились задачей восстановить сие доверие. А то, мол, с населением случится «социальная апатия и абстентизм (неучастие в выборах)», — пишут разработчики концепции. Понятное дело, во всем виноваты журналисты, которые «манипулируют информацией», что часто приводит к дестабилизации социально-политической обстановки в обществе. Значит, надо «усилить ответственность масс-медиа». Действующей ныне процедурой приостановления лицензий в министерстве недовольны. Тем более что это положение в российском законодательстве, как выяснилось, «является большим раздражителем в развитии международных отношений России и снижает ее авторитет на международной арене».

Поэтому разработчики концепции предлагают отказаться от практики приостановления лицензий, а вместо этого бить рублем. Судя по всему, размер штрафа будет зависеть от серьезности проступка. А этот показатель весьма субъективен. К тому же наказывать рублем можно до тех пор, пока не обанкротишь издание.

Неестественные монополии

Но не только этика волнует чиновников. Министр Соколов решил наладить «цивилизованный бизнес в сфере массовых коммуникаций». Министерство переживает, что реальные отношения между учредителем, редакцией и издателем практически не регулируются. «Отсутствие в законе понятия «собственник средства массовой информации» приводит к многочисленным конфликтным ситуациям», — написано в концепции. Уж очень хочется государству «вывести из тени» тех, кто реально финансирует СМИ.

Также власти, не возражая против процессов концентрации СМИ, собираются «обозначить их предел», дабы «исключить монополизацию». Замысел таков: прописать в законе уровень допустимой концентрации в руках одного собственника, степень участия иностранных акционеров и т.д. «Подобное регулируется другими законами, и мне не кажется, что информация о реальном владельце — это вопрос закона о СМИ. Намного важнее было то, что в предыдущем проекте иностранные граждане не могли владеть более 50% акций СМИ. Контролировать это невозможно. В Америке, к примеру, тоже есть такой закон. Но при этом мексиканцы через своих родственников—американских граждан владеют крупнейшей испаноговорящей телекомпанией «Телевиса». И ничего с этим поделать нельзя. Так что не надо ставить невыполнимые задачи, особенно в части справедливости рыночных механизмов» — говорит Сагалаев.

Между тем консолидация на медийном рынке идет и так. Масштабы ее не столь глобальны, чтобы предпринимать срочные меры по демонополизации. Разве что речь идет о государственном холдинге ВГТРК или «Газпром-медиа». Но вряд ли Соколов имел в виду этих государственных титанов. К тому же непонятно, по каким критериям будет оцениваться «монополия». По количеству изданий, зоне покрытия, тиражам или рекламным бюджетам? Опять-таки все субъективно. А как заставить собственника продать то издание, которое чиновники посчитают «лишним»? Отобрать через Басманный суд?

«Пока для России этот вопрос неактуален. Всем, кто вкладывает капиталы в СМИ, надо помогать и поддерживать. К тому же само государство у нас является сверхмонополией в области СМИ. Надо как можно скорее и радикальнее менять правила игры с цифровым и кабельным телевидением. Правило «не больше двух каналов в одни руки» тормозит развитие этого рынка. Цифровое телевидение построено на том, что на одной частоте может быть 4—5 каналов, в кабеле их может быть до тысячи. Так что людям, которые вкладывают в этот сектор деньги, надо давать медаль, а не бить их по рукам», — комментирует идею Сагалаев.

Проект закона министерство грозится внести в правительство только в марте 2007 года. «Инициатива нового закона исходит непосредственно из министерства, — сообщил «Профилю» источник в правительстве — Темпы, с которыми начата работа, достойны восхищения. В 2007 году, когда намечено рассмотрение закона, пройдут парламентские выборы, в следующем году — президентские. Всем будет не до СМИ. А в Минкульте прекрасно отдают себе отчет в том, что исполнять закон, даже в случае его прохождения, будет уже совсем другая команда. Но министерству надо оправдать свое существование, и писать закон о СМИ — один из таких способов».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK