Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Высокая материя"

США и Евросоюз официально закрыли свой рынок для некоторых видов текстиля из стран Юго-Восточной Азии и Китая, текстильные мощности которых растут как на дрожжах. Перспектива захлебнуться в импортной волне подтолкнула отечественных текстильщиков к активной лоббистской работе.   На уроке труда в пятом классе советские девчонки дружно шили ситцевые трусы. И не по велению души, а строго по школьной программе. Что для тех не столь уж отдаленных советских времен было вполне экономически обоснованным: нормальное нижнее белье, как и многое другое, было в дефиците. Зато с текстилем в СССР особых проблем не возникало, во всяком случае, в Москве магазины «Ткани» имелись чуть ли не в каждом квартале.

   Сохранившие чувство стиля граждане вовсю покупали отрезы и шили себе одежду. Расцветки тех тканей не всегда радовали глаз: шерсть выпускалась все больше «мышастого» колора, а ситчик в горошек или мелкий цветочек больше годился на пошив ночных рубашек. Но главное — этого добра было очень много. В доперестроечные времена легкая промышленность, значительную часть которой составляла текстильная отрасль, обеспечивала до 25% госбюджета.

   Сегодня белья, равно как и другой одежды, на рынке полно. Благодаря китайскому ширпотребу, заполонившему наш рынок, те же трикотажные трусы по 10 рублей, брюки и пиджаки из смесовых тканей по 200 рублей доступны даже малообеспеченным гражданам. Так что шить самому, если ты, конечно, не модельер, особого смысла нет — спрос на ткани со стороны граждан упал.

   По словам вице-президента Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности Надежды Самойленко, доля легкой промышленности в ВВП страны за последние 15 лет снизилась более чем в 10 раз: с 12,6% в 1990 году до немногим более 1% в 2004-м. «Удельный вес отечественных товаров на внутреннем рынке по объемам продаж составляет 20%, еще 20% — это легальный импорт. Остальные 60% — «серый импорт» и подпольное производство», — считает Самойленко. Между тем исследования консалтинг-центра «Шаг» показывают, что на фоне других секторов легкой промышленности текстильная отрасль (в особенности ткацкое производство) выглядит неплохо. В наследство от СССР России достались крупнейшие в Европе ткацкие мощности. В прошлом году каждые три из четырех метров ткани, продаваемой в РФ, были отечественного производства, а 25% рынка составлял импорт из Европы и Азии.

Проблема с шерстью
   Емкость текстильного рынка в РФ, по данным Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности, составляет около $10 млрд. Структура отрасли весьма неоднородна — это не только всевозможные ткани, но и нетканые материалы, а также нитки, пряжа, постельное белье, ковры, тюлегардинные изделия, различные скатерти и полотенца, одеяла. Самым значимым направлением в России по-прежнему остается выпуск «хэбэшных» тканей: мы, как ни странно, их не только производим, но и довольно успешно экспортируем, а лидер этого сегмента — альянс «Русский текстиль» — по TP-индексу (отношение товарооборота к численности персонала) выглядит лучше, чем некоторые индийские и китайские компании.

   Впрочем, поблажка, которую нашим производителям принес кризис 1998 года, когда производство текстиля начало достаточно бурно расти, оказалась временной. В 2004 году началось падение объемов производства, а в первые месяцы 2005 года отрицательная динамика затронула даже те отрасли, что раньше выглядели прилично. Так, в январе—апреле производство льняных тканей упало на 22,7% по сравнению с аналогичным периодом 2004 года, хлопчатобумажных — на 9,6%, шелковых — на 19,8%, шерстяных — на 13,5%.

   В ухудшении показателей текстильщики винят азиатских импортеров. По словам Надежды Самойленко, экономические условия, сложившиеся в России, не позволяют отечественным производителям на равных конкурировать с иностранцами. В доказательство она приводит в пример турецких производителей, которым помимо налоговых льгот государство оплачивает 25% стоимости потребления электроэнергии, 50% платежей в фонд соцобеспечения и 100% — в пенсионный фонд.

Тут вам не Бангладеш
   Российский союз предпринимателей текстильной и легкой промышленности обивает пороги профильных министерств, убеждая чиновников, что отрасль надо сохранить в нынешних объемах. По мнению Надежды Самойленко, «на российском рынке отечественных товаров должно быть как минимум в объеме, обеспечивающем экономическую безопасность страны. По экспертным оценкам, это 45—50%». Предприниматели предлагают государству поучаствовать в их судьбе. Скажем, предоставить налоговые преференции компаниям, инвестирующим свою прибыль в техническое перевооружение и модернизацию производства, научные разработки. Тем более что такой пример на территории РФ уже есть: в Татарстане предприятия, которые реализуют инвестиционные проекты, имеют льготы по налогам на прибыль и имущество. Бизнесмены просят для ускоренной модернизации предприятий разрешить им весь НДС направлять на закупку современных станков и аппаратуры и даже повлиять на банковские структуры, чтобы те давали кредиты не под 13%, а под 10% годовых. Ну и, как само собой разумеющееся, — выделить в 2006—2008 годах как минимум по 150 млн. рублей из федерального бюджета на субсидирование процентных ставок по кредитам на закупку оборудования и запасных частей к нему.

   Кстати, на днях Минпромэнерго предложило кабинету министров внести поправки в бюджет РФ на 2006 год, чтобы предприятиям текстильной и легкой промышленности были просубсидированы процентные ставки по кредитам на инвестиционные проекты. О сдерживании экспансии текстиля из Юго-Восточной Азии, Китая и Европы наши власти пока речи не ведут. Но здравый смысл подсказывает, что полностью открывать отечественный текстильный рынок было бы опрометчиво. Те же Евросоюз и США не мытьем, так катаньем ограждают свой рынок от избыточного продукта.

   Мировой рынок текстиля сильно изменился после 2001 года, когда Америка из-за высоких издержек начала выводить со своей территории текстильные предприятия. Таким же путем идет и Европа, где сегодня осталось весьма ограниченное количество компаний, которые занимаются развитием брендов, либо филиалов, производящих заключительные операции (например, упаковку или вшивку молний). Тем не менее постоять за своих производителей — дело святое.

   После того как 1 января 2005 года прекратили действовать существовавшие 10 лет квоты, которые ограничивали экспорт текстиля из КНР и ряда развивающихся стран ВТО, ввоз этого текстиля в США и страны Евросоюза за девять месяцев нынешнего года вырос на 60% по сравнению с прошлым годом, а по некоторым позициям рост достиг 1000%. США и ЕС решили эту проблему просто: в одностороннем порядке ограничили доступ китайского текстиля. И если Евросоюз все же дал слабину и в сентябре на саммите ЕС—Китай согласился пустить в страну дополнительный товар, правда в счет квоты следующего года, то США держатся стойко. В результате Китай уступил, согласившись с ограничениями по ввозу в Штаты более чем 30 видов текстильных изделий.

   В России сегодня никто не сомневается, что вся эта ситуация вот-вот аукнется на нашем рынке: текстиль из Китая и других развивающихся стран, оставшийся за бортом ЕС и США, в поисках новых рынков сбыта уж точно не проплывет мимо обширных российских просторов. И, разумеется, смоет с лица земли те текстильные предприятия, которые не смогут выдержать конкуренции с потоком дешевой продукции, тем более что по рентабельности наши компании сильно уступают азиатским (см. таблицу). Всего в легкой промышленности занято более 400 тыс. человек, в то время как, скажем, в Бангладеш только в производстве тканей занято 2 млн. человек.

Акулам придется прятать зубы
   Во всем мире каждые пять лет в промышленности происходит серьезная модернизация. Еще в конце 80-х зарубежные ткачи начали переходить с производства узких тканей (80—90 см) на широкие (от 1,5 м до 3 м). Многие же российские текстильные предприятия сегодня вызывают стойкую ассоциацию с кадрами довоенного фильма «Светлый путь». Те же станки, те же ткачихи, только состарившиеся лет на 50. Как ни крути, а доля текстильных предприятий в общем промышленном производстве страны за постперестроечный период уменьшилась в 24 раза.

   Лишь единицы предприятий обзавелись современным оборудованием. У счастливчиков затраты на персонал и электроэнергию примерно в четыре раза ниже, чем у старых фабрик, а норма рентабельности доходит до 10%. Костяк рынка сейчас составляют пять-семь крупнейших игроков, к которым можно причислить альянс «Русский текстиль» (объем продаж в этом году планируется на уровне $400 млн.), текстильный холдинг «Яковлевский» (планирует выручить $130 млн.), «ТДЛ Холдинг» (оборот за прошлый год составил порядка $120 млн.) и «Чайковский текстиль» ($40 млн.). Между тем, несмотря на происшедшую концентрацию, в целом рынок продолжает развиваться в условиях «феодальной раздробленности» — всего в стране насчитывается аж 1700 текстильных предприятий.

   Правда, убогость состояния многих из них не делает эти активы привлекательными объектами для покупки отраслевыми гигантами. Лидеры рынка предпочли иной путь развития — сделали ставку на специализацию, в результате чего за счет собственного масштаба они еще сильнее стали «прижимать» текстильную «мелочь». К тому же — как раз благодаря разным нишам, которые занимают наиболее крупные и успешные предприятия, — о реальной жесткой конкуренции говорить не приходится.

   Так, альянс «Русский текстиль», фактически выросший из фирмы, которая торговала хлопком, с большим отрывом лидирует в сегменте производства хлопчатобумажных тканей (22% рынка). Компания не только работает со швейниками, но и выпускает домашний текстиль, например постельное белье среднего ценового сегмента (700—1500 рублей).

   Текстильный холдинг «Яковлевский» вырос из советского предприятия «Яковлевский лен». Правда, о льне вскоре пришлось забыть: в процессе укрупнения компания обросла хлопчатобумажными производствами и пару лет назад от льняного направления отказалась вовсе, посчитав его неперспективным. С 2002 года холдинг специализируется на тканях для постельного белья и корпоративной спецодежды. Зато «льняную» нишу успешно освоили «Тексконтракт» и «ТДЛ Холдинг», заняв, по оценкам аналитиков, в совокупности около трети рынка. «ТДЛ Холдинг» ежегодно экспортирует более 12 млн. кв. м таких тканей в Европу и США — там льняная продукция все еще в моде, а в России популярностью не очень пользуется из-за высокой цены.

   Особое место в отрасли занимает «Чайковский текстиль» (бывший Комбинат шелковых тканей), почти полностью сосредоточившийся на тканях для профессиональной и форменной одежды. Как рассказали в компании, антистатические ткани «Чайковского текстиля» обеспечивают 70% потребностей «ЛУКОЙЛа» в этом виде продукции и не менее 30% нужд «Газпрома».

   И надо отдать должное многим текстильщикам: удел нишевых игроков, как оказалось, не самый плохой путь. Если поначалу компании распыляли деньги по разным направлениям бизнеса, то сейчас более перспективной стала локализация средств в одном сегменте. Так, последнее крупное приобретение в отрасли — это покупка «Яковлевским» прядильно-ткацкой фабрики «Ниткан-Покровск» — крупнейшего российского экспортера пряжи в Европу. А наиболее эффективны те, кто смог выстроить полную технологическую цепочку в рамках холдинга — от закупки сырья до продажи готового изделия в собственном магазине. Крупные производители в приватных беседах намекают на возможность альянсов между собой, при том что укрупняться за счет приобретения убыточных старых ткацких фабрик отнюдь не собираются. Участь последних ясна: даже если государство в срочном порядке начнет подставлять костыли еле ковыляющим игрокам, это вряд ли им сильно поможет.






   Хочешь ткать — умей вертеться

   Геннадий Глушков, президент компании «Чайковский текстиль»: «Мы исходим из того, что в России перспективнее делать. Скажем, итальянцы — креативные люди. В Италии и Франции в фэшн-индустрию вкладывают деньги все. Там живут великие кутюрье. В России нет смысла заниматься этим. Прошедшая Неделя моды не показала больших успехов российских дизайнеров. В России не так много можно найти перспективных стратегий, которые в том числе поддерживаются и государством. Поэтому мы и выбрали направление спецодежды: у военных и сырьевиков всегда есть деньги. А без униформы им не обойтись. Конечно, чтобы конкурировать, необходимы бренды. И мы много занимаемся разработкой «умной» одежды.

   У нас целая лаборатория трудится над ноу-хау. Например, технологи придумали ткань, наномолекулы которой абсорбируют молекулы, вызывающие запах пота, и удерживают их до стирки изделия, когда они удаляются. В тканях для силовых структур мы начали использовать армированные нити, что увеличивает их прочность в несколько раз. Сегодня в России это никто не делает. Но самое главное — наши ткани можно стирать не менее 50—100 раз, и они не теряют своих защитных свойств. Для сравнения, текстиль южно-азиатского происхождения выдерживает максимум пять стирок».

   Людмила Осипова, коммерческий директор компании «ТДЛ-Текстиль»: «Выдерживать конкуренцию и на внутреннем, и на европейском рынках помогает коллекционный подход к основным группам продукции и кардинальное перевооружение производства. В августе 2005 года на Костромской льняной мануфактуре были запущены новые линии Schlumberger. Теперь в качестве сырья можно использовать недорогие льняной очес и короткое льняное волокно. Мы поставили новое прядильно-приготовительное оборудование Mackie для длинного волокна, модернизировали комплексы для химической обработки льняной и оческовой ровницы. Благодаря этим новшествам мощности льночесального производства выросли до 370 тонн в месяц. Компания особо работает над спецэффектами для тканей. Например, специалисты ТДЛ используют эффекты хай-тек, в результате чего лен становится легким и приобретает блеск».

   Юрий Яблоков, президент холдинга «Яковлевский»: «В принципе, наш бизнес от других видов бизнеса ничем не отличается: рентабельность составляет порядка 7—8% чистой прибыли в год. Объективно мы вполне можем конкурировать с Китаем. И не только на российском рынке: наши ткани идут в Европу семь-восемь дней, а из Китая — два месяца.

   Мы купили первую линию автоматического швейцарского оборудования АКАB/JENSEN. Это увеличит выпуск постельного белья компанией более чем в два раза, к тому же позволит сэкономить на кадрах: установка оборудования будет эквивалентна введению почти 600 рабочих мест. Обеспечить массовый набор квалифицированных швей становится все сложнее, легче подготовить 50 специалистов, обслуживающих автоматическое оборудование.

   Кроме того, мы стараемся нащупать нишу нестандартных тканей. Это и хлопчатобумажный текстиль для спецодежды, и джинсовая ткань».

   Ольга Смирнова, вице-президент альянса «Русский текстиль»: «Мы поставляем постельное белье в Италию, Германию, Прибалтику. По планам компании объем экспорта в этом году составит $30 млн., что на $10 млн. выше прошлогодних показателей. Конечно, пришлось серьезно заняться дизайном, раз уж пытаемся работать с Европой. У нас есть дизайнерский центр, для работы в котором привлекаем лучших художников России. Отправляем их на западные выставки, чтобы были в курсе модных европейских тенденций. Но развиваем и русские направления. К примеру, мы выпустили ткани по старинным «циндалевским» рисункам, правда, используем их с модными нотами. Наши рисунки из так называемой восточной коллекции оценили даже текстильщики из Китая, Японии. Чтобы расширять ассортимент, закупили у итальянцев новое оборудование, создающее специальную текстильную дизайнерскую программу, которая позволяет за короткое время создавать большое количество новых рисунков. Обычно на внедрение свежих мотивов уходит два-три месяца, у нас это происходит за две недели».



 

График %G%Отечественные и импортные ткани в РФ*(доля рынка в натуральном выражении, %)
%G%Отечественные и импортные ткани в РФ*(доля рынка в натуральном выражении, %)





























Российские тканиИмпорт
хлопчатобумажные955
льняные964
шерстяные6238
шелковые и синтетические2080

* С учетом производства, импорта, экспорта и остатков.

Источник: консалтинг-центр «Шаг».



 

График 2
Производители хлопчатобумажных тканей(доля рынка в натуральном выражении, %)




























альянс «Русский текстиль»22
«ТДЛ-Холдинг»12
ХБК «Шуйские ситцы»10
ТД «Яковлевский»8
ПКО «Монолит»6
другие42

Источник: консалтинг-центр «Шаг».



 

График 3
Структура российского рынка ткани(доля каждого вида ткани, %)
































ХлопчатобумажныеЛьняныеШерстяныеШелковые и синтетические
Производство87625
Импорт151381
Экспорт83131,52,5

Источник: консалтинг-центр «Шаг».



 

График 4
Рост производства тканей в РФ в I полугодии 2005 года* (%)




















Хлопчатобумажные ткани98,4
Льняные ткани75,3
Шерстяные ткани87,6
Шелковые ткани81,6

* По сравнению с аналогичным периодом 2004 года, в натуральном выражении.

Источник: Росстат.



 

Таблица 1
TP-Index* предприятий легкой промышленности




































































































































КомпанияСтранаОборот компании ($ млн.)Штат компании (чел.)TP-IndexГод измерения
«Чайковский текстиль»Россия0,61034846125,92003
Концерн «Ресурсы»Россия11200833,32003
«ТДЛ Холдинг»Россия8012 00066702003
Товарищество «Тверская мануфактура»Россия17,87626006875,32002
Меленковский льняной комбинат, ОАОРоссия10,02713117648,32003
Junli Group — Shaoxing City Lihua Textiles Co., Ltd.Китай1012008333,32003
Art India Textiles H/LИндия0,3535408838,32003
«Яковлевский»Россия102950010 7372004
«Шуйские ситцы»Россия82,74750011 0322004
«Русский текстиль»Россия27612 00023 0002004
TEXILAN s.r.o.Словакия1025040 0002003
GOKHAN TEKSTIL A.S.Турция52120043 333,32003
PIAVE MAITEX SPAИталия40250160 0002003
Nemrodtex Ltd.Израиль1040250 0002003
AAA SUNNY YARNSПакистан4088454 545,52003

* Отношение товарооборота к численности персонала. Для справки: среднее значение показателя TP-Index для организаций, входящих в топ-500 журнала FORTUNE, превышает 600 000.

Источник: консалтинг-центр «Шаг».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK