Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Взрыв контрольной"

Говорят, красота дана женщинам, чтобы внушать мужчинам самые высокие чувства. Не факт. Гораздо чаще — для того, чтобы те почувствовали себя полными идиотами.С Марго я познакомился так. Поперек Кутузовского ехал ободранный газик. За рулем сидела девица с золотыми кудрями и золотым же крестом на роскошном бюсте, скромно неприкрытом черной кофточкой с обескураживающим вырезом. Спустя полчаса я обнаружил эту полоумную особу на светской тусовке в известном закрытом клубе. Как ни в чем не бывало она пила мартини и трепалась с Шойгу.
— О! — воскликнула она, и взгляд ее остановился на Касьянове, который, отделившись от своры охранников, своей плывущей походкой направился к туалету. И, вручив недопитый мартини Шойгу, устремилась за премьером.
Тут уже я вытаращил глаза на эту ненормальную.
— Михаил Михайлович! Здравствуйте, дорогой! — завопила она, влетев в мужской туалет и бросаясь на шею своей жертве. — Помните, мы с вами вместе ездили в Лондон? Я вас еще фотографировала…
Тут я увидел у нее на боку большую сумку — похоже, с фотоаппаратурой…
Потом мы познакомились — девушку звали Марго. У этой потрясающей женщины всего было слишком много: слов, кудрей, румянца, дешевых серебряных колец на пальцах, бумажек, на которых она записывала имена и фамилии, работы.
Именно из-за последнего она категорически отложила мой приход к ней в гости до лучших времен.
— А чем же эти-то плохи? — изумился я.
— Работа, — сказала она и начала копаться в своей сумке. Оттуда сразу посыпались пленки, конфеты, тюбики с губной помадой, листочки и пара-тройка мобильных телефонов.
Но, как говорил старикан Суворов, нет той крепости, которую нельзя было бы взять после долгой осады.
Через полтора месяца я получил приглашение попить утром кофе у Марго.
В десять часов, как и было условлено, я как идиот (а кто еще приходит утром к девушке с шампанским!) с розой в петлице стоял перед обшарпанной дверью в пятиэтажке на окраине Лианозова. Да-а, сказал я себе, оглядываясь по сторонам, для женщины с такими связями странные декорации.
Из-за двери раздался истошный лай. Ага, подумал я, там еще и собака.
— Кому сказала, перестань бить собаку лопатой по голове! — услышал я почти над ухом. Тут дверь распахнулась, и я увидел Марго собственной персоной. Она была в умопомрачительно коротком халатике, тем более не застегнутом. Одной рукой она придерживала халат, в другой держала горшок. Годовалое существо в спущенных колготках и таких же кудряшках, как у Марго, смотрело на меня и хлопало глазами. Тут из недр квартиры повторился собачий визг.
— Я сказала, отстань от собаки! — завопила Марго.
— Там кто? — спросил я настороженно. — Муж?
— Там Чебурашка! — успокаивающе сказала Марго. — Чебураха, иди поздоровайся с гостем!
Из комнаты верхом на замученном шнауцере выехала чудная трехлетняя кудрявая девочка с лопаткой в руках.
От изумления я отдал крошке бутылку с шампанским.
— Отнеси на кухню, — скомандовала Марго, — А ты, — это уже относилось ко мне, — проходи. Тоже на кухню. Только на котят не наступи.
— А у тебя их много? — спросил я.
— Шесть штук, — сказала Марго, освобождая на кухонном столе, заставленном бутылочками, тарелками с недоеденной кашей, печеньем и грязными чашками, пятачок. Через секунду передо мной стояла чистая чашка.
— Пей! — радостно сказала Марго, шлепая на стол банку с растворимым кофе. — Че-то сахара у меня нет. Ты не сходишь? Это здесь, внизу. Ты бы здорово меня выручил. А то скоро придут старшие…
— Твои предки, что ли? — спросил я.
— Да нет, Мишка с Алешкой. Девять и семь.
— Сколько же их у тебя? — спросил я у этого живого воплощения опта.
— Четверо, если ты говоришь о детях. Две собаки, три кошки, шесть котят. Где-то тут должна быть пара щенков.
Тут я понял, что надо бежать. Хотя бы под предлогом похода за сахарным песком.
Песок я ей купил. В тот момент, когда я вручал ей сахар и коробку конфет для всех этих чебурашек и крокодилов ген, в дверь позвонили.
На пороге стоял мальчик, судя по всему, тот, которому семь. В руках он держал черепаху. За его спиной толпилась кучка товарищей.
— Вы почему не в школе? — завопила Марго, как будто ей за шиворот плеснули кипятку.
— Видишь ли, мама, — сказал мальчик, спокойно снимая ботинки и приглашая товарищей жестом пройти в дом, — у нас в школе заложили бомбу. Занятий нет. Вот мы и пришли.
— А это что? — вопила Марго, как будто не в состоянии была отличить черепаху от неопознанного летающего объекта.
— А это, мама, черепаха. Из живого уголка. Я же сказал, что в школе бомба, а мы эвакуируем живой уголок.
Тут я увидел, что эти жуткие дети кроме черепахи приволокли еще и ежика.
— Опять, наверное, у кого-то контрольная сегодня, — сказала Марго. — Кстати, у Мишки, кажется, тоже. По английскому тест. Давай я тебе хоть нормальный кофе сварю, — сжалилась она надо мной.
Почему я клюнул на это приглашение? Бежать надо было оттуда, мчаться. Эх, не зря кто-то из великих говорил, что у человека нарушен инстинкт самосохранения. Оттого он и вынужден замещать его интеллектом. Но в тот раз и интеллект меня тоже подвел.
Не успел я сделать первый глоток кофе, как в дверь опять позвонили.
На пороге стоял красивый брюнет. С минуту он внимательно и укоризненно смотрел на меня. Потом перевел взгляд на Марго.
— Здравствуй, Сережа, — присмирев, сказала Марго. — Что случилось?
— Заходите, товарищи, — сказал Сережа. И тут я увидел у него за спиной двух милиционеров. Один из них держал за руку маленького мальчика.
Марго взглянула на мальчика, помрачнела и спросила мужчину:
— Что он натворил? Пойдемте в комнату.
Брюнет Сережа провел мальчика в гостиную и твердо усадил в кресло напротив дивана. Марго и Сережа сели на диван, милиционеры и я скромно стояли у входа. Пару минут Марго буровила взглядом мальчика, но тот держался стойко и только хлюпал носом.
— Маргарита, я сейчас с тобой говорю не как муж или отец этого паршивца…
Тут всхлипнула Марго.
— Я с тобой говорю как директор школы, где учится твой ребенок…
По румяной щеке Марго покатилась большая качественная слеза.
— Ты уже знаешь, что был звонок в школу и сообщение о бомбе. Милиция, да будет тебе известно, — последнее относилось явно к мальчишке, который боялся пошевелиться, — записывает такие звонки на пленку. В школе мы быстро выяснили, у каких классов должна была быть контрольная, и протестировали всех учеников. Сравнивали их голоса с тем, что на пленке из милиции…
Тут парень разрыдался и ткнулся Марго в колени.
— Так вот, им оказался Мишка.
— Ты же готовился к контрольной!!! — Марго сразу взяла верхнюю ноту. — У тебя всегда были по английскому пятерки. Зачем ты звонил?
— А меня ребята попросили. Сказали — ты директорский сын, тебе ничего не будет. А Вовке отец сказал: «Еще пара, и домой не приходи!»
Я чувствовал себя подглядывающим в замочную скважину. Присутствовать было немыслимо. Уйти — странно. Поэтому я стоял, пытаясь постепенно передвинуться за спину одного из милиционеров.
—Ты знаешь, сколько стоит вызов милиции? — непедагогично завопил директор школы. — Плюс вызов собак! Мне калькуляцию составили — от тысячи двухсот до полутора тысяч долларов!
— Вовке отец сказал… — продолжал канючить Мишка, уже сообразив, что громкие вопли напрямую связаны с отчаянием родителей, а не с недовольством им конкретно.
— Марго, ты извини, я пошел, — сказал я и начал пятиться к двери.
— А это еще кто? — устало спросил брюнет.
— А это… работаем мы вместе, — буднично объяснила Марго. — За сахаром вот сходил.
— Ага, — уточнил директор, — группа социальной защиты, значит. Многодетным мамашам помогает. Поня-ятно. Тимур и его команда. Только вот команды не вижу…
Я бросился к двери.
— И главное, — услышал я за спиной суровый голос, — мог бы спросить меня заранее. Контрольной бы все равно не было. Ольга Тимофеевна заболела…
— Во лоханулся… — услышал я за спиной голос малютки.

ИВАН ШТРАУХ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK