Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "X съезд"

Выступление председателя партии и правительства
Владимира Путина на X съезде «Единой России» стало, пожалуй, самым
обнадеживающим событием развернувшегося экономического кризиса.
  
В свое время X съезд РКП(б) стал переломным моментом всей
раннесоветской истории. Вместо идеологического военного коммунизма
большевики ввели НЭП — вполне прагматическую новую экономическую
политику. То есть фактически разрешили (потом-то выяснилось, что лишь
на время) капитализм. В марте 1921-го — всего через три с половиной
года после «Великого Октября» — это было сильное решение. И не все в
партии его приняли. Владимиру Ленину стоило больших трудов уговорить
большевиков пойти на компромисс со старым строем. Как вспоминал один из
участников того съезда, «Владимир Ильич был повсюду: он быстро
неожиданно появлялся в президиуме съезда, брал вне очереди слово, когда
замечал, что съезд может принять неправильное решение; не засиживался в
президиуме, куда-то уходил, совещался с товарищами, ближайшими
друзьями, руководителями отдельных делегаций. Он был весь в движении,
быстр, иногда даже нервен, зол, резок». И это возымело действие:
благодаря НЭПу, разрушенная мировой и гражданской войнами страна
все-таки поднялась из руин.
   К чему все это? К тому, что состоявшийся в минувший четверг X съезд
ЕР ничем не был похож на X съезд РКП(б), кроме порядкового номера.
   Во-первых, это совершенно другая партия. Как признал на съезде глава
Высшего совета ЕР Борис Грызлов, идеология ЕР — «русский консерватизм».
Во-вторых, вопреки некоторым провидцам, никакие судьбоносные решения на
этом съезде не принимались. Об уже принятых экономических решениях
делегатов просто проинформировал председатель партии и правительства
Владимир Путин, который, в отличие от своего тезки — лидера той партии
власти, — не был ни зол, ни резок. Наконец, в-третьих, сам съезд ЕР
проходил в принципиально иной обстановке. Если большевики нащупывали
путь из голодного военного коммунизма в более сытый НЭП, то сегодня на
повестке дня диаметрально противоположная задача: как из тучных и
вальяжных нулевых без особых социальных потрясений перебраться в
поджарые и сосредоточенные десятые годы.
   Надо сказать, Путин с задачей прекрасно справился. В рамках
отведенного времени он, собственно, и описал то, каким образом
руководство страны планирует перешагнуть «мировой финансовый кризис и
его последствия для России» и что нас должно ожидать в том месте, где
мы окажемся.
   Ключевые позиции таковы. Во-первых, «за счет граждан решать
возникающие проблемы и «латать дыры» мы не будем». Наоборот,
«необходимо ускорить модернизацию в отраслях, ориентированных на
человека». Во-вторых, «мы можем и обязаны выйти из периода глобальной
нестабильности более крепкими, более конкурентоспособными, использовать
кризис как инструмент для повышения своей эффективности». Ведь кризис —
это повод «избавиться от неоправданных издержек». В-третьих, «мы
сделаем все, что от нас зависит, для того, чтобы больше не было
экономических шоков 1991-го и 1998 годов». Иными словами, «если
грамотно работать, то мы и социальные вопросы продолжим эффективно
решать, и кризис преодолеем, и экономику укрепим».
   Понятно, что ключевое словосочетание здесь — «если грамотно
работать». Как сказал Путин, в условиях кризиса с ЕР — особый спрос.
Ведь реализовывать все эти правильные обещания как раз ее членам, из
которых чуть ли не на 99% ныне состоит госаппарат, этот поистине
дамоклов меч всех российских хороших начинаний. «Как партия
парламентского большинства, «Единая Россия» несет всю полноту
ответственности за происходящее в стране. И ее политические перспективы
напрямую будут зависеть от того, как мы справимся сегодня с проблемами,
с которыми сталкиваются страна и ее граждане», — заявил Путин.
   Впрочем, по данным ВЦИОМа, лишь 24% граждан признаются в том, что
голосуют за ЕР из-за того, что «эта партия в большей степени, чем
другие, отражает настроения и интересы людей». Тогда как 40% уверены:
залог успеха партии в том, что «за ней стоит Владимир Путин». И в этом
смысле «полнота ответственности» ЕР существенно меркнет перед
аналогичным показателем своего лидера. Что лишний раз доказывает:
«кадры решают все».
   Именно поэтому на съезде решались и кадровые вопросы. Вопреки
разного рода слухам, циркулировавшим накануне съезда, у руля партии
остались те же, что и прежде, проверенные кадры. По итогам съезда
секретарем президиума Генсовета единогласно переизбран Вячеслав
Володин, а главой Центрального исполкома ЕР — Андрей Воробьев.
   Кстати, слухи о возможных кадровых чистках в высшем руководстве
партии власти отчасти подогрел и президент РФ Дмитрий Медведев, который
всего лишь прокомментировал прозвучавшее в самом начале недели
высказывание члена Высшего совета ЕР Юрия Лужкова.
   Мэр Москвы, выступая в новой программе Первого канала «Познер», дал
понять, что является «сторонником возвращения» к теме выборности глав
регионов. «Сейчас, — по словам Лужкова, — этот вопрос можно вернуть к
рассмотрению снова». Ведь, как полагает мэр, «человек, который выбран
на альтернативной основе населением региона, области, края или города,
является и по общему признанию, и по внутреннему самочувствию более
легитимным», чем тот, кто наделен полномочиями по ныне действующей
схеме. Впрочем, на следующий день Лужков заявил, что его не так поняли.
   Но было поздно. Медведев понял так, как понял. И заявил, что
изменение ныне действующей системы «нереалистично и недопустимо». «Если
кого-то из глав регионов она не устраивает, то они должны понять, что
они не являются частными лицами, и они могут подать мне заявление», —
отметил президент.
   А ведь еще до Лужкова с идеями возврата к прямым выборам глав
регионов выступали два других видных единоросса — президент Татарстана
Минтимер Шаймиев и президент Башкирии Муртаза Рахимов. Наказывать их
«по партийной линии» съезд, конечно, не стал. Но это не означает, что и
административное будущее у этих политических долгожителей будет
радужным. Ведь как сказал президент Медведев в Ижевске журналистам
региональных СМИ (правда, по поводу экономического кризиса), «могу вам
абсолютно точно сказать, здесь уже, что называется, к бабке не ходи:
следующий год будет очень трудным». Вероятно, и для тех, кто ратует за
избрание глав субъектов РФ. А кому сейчас легко?
   Нелегко даже членам вновь создаваемой партии «Правое дело» (ПД).
Особенно тем из них, кто ранее состоял в ныне распущенном СПС. Как
заявил на последнем съезде СПС ее теперь уже бывший и.о. лидера, а ныне
сопредседатель ПД Леонид Гозман, «нет ни одного человека, который рад
этому решению (о роспуске СПС.— «Профиль»)».
   Ну разве можно браться за новое правое дело с таким настроением?
Лучше бы Гозман брал пример со своего коллеги Бориса Немцова, который
на том же съезде, за час до финала СПС успел: а) восстановить членство
в распускаемой партии и б) пообещать обеспечить ее финансирование, в
случае если съезд откажется от идеи ее распускать. «Где он был со своим
членством и финансированием раньше?» — вопрошали партийцы. Они не
оценили ни чувство юмора Немцова, ни его желание брать ответственность
на себя.
   Вообще, умение брать ответственность на себя — сильное качество
любого руководителя. Но особенно — президента Чеченской Республики
Рамзана Кадырова. Некоторое время назад ленты информагентств принесли
ошеломляющую новость: «президент ЧР лично руководил спецоперацией по
выявлению участников незаконных вооруженных формирований (НВФ), которая
проходила в Курчалойском и Ножай-Юртовском районах». «Операция
продолжалась всю ночь. Участие в спецоперации Рамзана Кадырова как
главы региона стало беспрецедентным случаем», — отметили в пресс-службе
президента ЧР. И чтобы вы думали? Результат не заставил себя ждать: как
передал «Интерфакс», «в ходе многочасовых оперативных мероприятий не
было обнаружено ни одного следа бандформирований».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK