Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "«Я АБСОЛЮТНО УБЕЖДЕН В УСПЕХЕ»"

Полпред в СКФО Александр Хлопонин с оптимизмом смотрит на перспективы развития Северо-Кавказского региона.    О том, какие перспективы ждут Кавказ, в интервью «Профилю» рассказал полпред президента в СКФО Александр ХЛОПОНИН.
   — Когда начнется реализация стратегии и какие предприятия будут созданы в первую очередь?
   — Реализация стратегии будет происходить в три этапа. В первую очередь, то есть до 2012 года, будут реализовываться в основном те проекты и федерально-целевые программы, которые уже се-годня разработаны, но либо переносились, либо сокра-щались по срокам. Речь идет о программах «Юг России (2008-2012 годы)», соци-ально-экономическое развитие Чеченской Республики на 2008-2011 годы и Ингушетии на 2010-2016 годы. Также в более сжатые сроки должны быть завершены отраслевые стратегии, которые сегодня разработаны крупными госкорпорациями и компаниями. Такими как «ЛУКОЙЛ», «Газпром», «Роснефть» и РЖД. Эти стратегии сегодня расписаны до 2030 года. Есть решение сдвинуть их ближе, к 2015-2016 году, чтобы дать толчок в развитии инфраструктуры Кавказа. Те же проекты, которые обсуждались на партийной конференции в Кисловодске, то есть производство фотоэлектронных технологий, чистых полимеров, строительных материалов, шерсти и создание нефтехимического технопарка, — это одни из наиболее важных и эффективных проектов, которые будут запущены на территории округа уже сегодня. Но есть еще очень крупные проекты, которые требуют доработки: технопарк и строительство железной дороги еще будут согласовываться с Инвестфондом. Так же как и проект нефтеперерабатывающего завода.
   — Сколько денег будет выделено из госбюджета на экономическое восстановление Кавказа и на что они пойдут?
   — Во время подготовки и разработки концепции нам было представлено свыше 2,5 тыс. проектов. На сумму более 3,4 трлн рублей. Но все они практически сводились к одному — дайте нам деньги из федерального бюджета, и здесь все заработает. Но государство не будет вкладывать все 3,4 трлн руб-лей. Государство будет вкладывать столько денег, сколько потребуется для развития инфраструктуры, например дорожной или энергетической. Что же касается новых проектов, которые уже названы, то соотношение частного и государственного капитала должно быть примерно 1 к 6. То есть на рубль, вложенный государством, 6 рублей должен вложить частный инвестор. Но даже при таких инвестициях в Кавказ мы понимаем, что далеко не все инвесторы будут готовы с легкостью вкладывать деньги, учитывая политические и коррупционные риски, а также проявления экстремизма. Поэтому практически все проекты, которые пройдут экономическое обоснование, обеспечат кредитными госгарантиями на 70%. Это станет мультипликатором многих проектов, которые будут реализованы на территории СКФО. Также будут созданы институты развития на Кавказе. На первом этапе это будет банк развития — Внешэкономбанк. Десант его экспертов в округе станет не только анализировать коммерческие проекты с точ-ки зрения их эффективности, но и перерабатывать, подготавливать для презентации инвесторам и другим коммерческим банкам.
   — Не приведет ли создание льготных условий для компаний, работающих в регионе, к появлению своего ро-да Северо-Кавказского оф-шора?
   — Ни в коем случае. Мы говорим только о страховании рисков. Но мы готовы создавать условия в виде особых экономических зон, которые на время реализации проекта будут давать определенные налоговые преференции. Сегодня техзоны, которые существуют, предоставляют лишь льготы по местным налогам. Это, к сожалению, только орехи. Потому что если сейчас инвесторы согласятся построить курортные базы в Архызе, Приэльбрусье или в Мамисоне, то срок окупаемости при нынешнем налоговом законодательстве и рыночных ограничениях составит 22 года. Вкладывать в Россию в этом случае никто не будет. Если срок окупаемости снизится до 8 лет, инвесторы будут готовы вкладывать в курортный бизнес на Кавказе. В их числе могут оказаться почти все участники первой сотни списка Forbes. Но для этого им нужны льготы по местным налогам, субсидирование процентной ставки, новые земельные нормы. И мы сегодня разрабатываем этот набор механизмов.
   — На кого будут ориентированы туристические проекты на Кавказе? Смогут ли горные курорты конкурировать по стоимости путевок с заграничными базами отдыха?
   — Проблемы не в стоимости путевок, проблемы в сервисе. Это здесь самый главный вопрос. Что касается целевой аудитории курортов Кавказа — то мы будем ориентироваться на средний класс. Сюда, скорее всего, будет приезжать не богатая тусовка, а люди, которые просто хотят кататься и заниматься спортом. Поэтому большинство гостиниц должно быть небольшой степени звездности, но с хорошим уровнем сервиса.
   — Как вы планируете бороться с коррупцией на Кавказе?
   — Надо бороться с ней не только здесь. Она есть и в Красноярском крае, и на Дальнем Востоке. Но здесь действительно произошло наложение российской коррупционной системы на клановые и этнические отношения, что дало более тяжелые последствия. С коррупцией во всем мире боролись двумя способами — прозрачностью и независимостью судебной системы и развитием институтов гражданского общества. Поэтому есть поручение президента и правительства нашей страны о поддержке институтов гражданского общества на территории Северного Кавказа, создание совета старейшин и общественных организаций при полпреде в округе. Надеюсь, это в значительной степени поможет нам вскрывать многие проблемы с коррупцией.
   — Не боитесь, что в этом случае полпредство превратится в своего рода жалобную книгу?
   — Поначалу это будет жалобная книга. Так мы будем разбираться с каждым случаем, но ведь можно вообще ничего не делать. Также для Северного Кавказа очень важна функция первых лиц в регионе. Не нужно создавать отдельные структуры, которые будут работать с инвесторами. Президенты республик как первые лица должны общаться с этими инвесторами, уговаривать их открыть здесь свое дело и лично защищать и охранять их от всего.
   — Какие меры по борьбе с терроризмом могут быть использованы на Северном Кавказе? Ведь если здесь будут каждый день греметь взрывы, сюда не поедут ни инвесторы, ни туристы.
   — Так можно все довести до абсурда. Если посмотреть, сколько у нас человек погибает в Сибири от пожаров или от алкоголизма, то мы увидим, что там умирают в два раза больше человек, чем здесь от так называемого терроризма. Тем более что все эти террористические группировки просто переродились в бандформирования. Это уже не теракты, а передел собственности и обычный криминал. И его надо уничтожать на корню. Меры по борьбе с террористами уже предложены. Для этого у нас существует антитеррористическая комиссия, которая работает достаточно эффективно. Но, к сожалению, с этой проблемой не справился никто во всем мире. Такие мерзавцы есть везде. Но я еще раз повторю — силы задействованы большие, и я абсолютно убежден в успехе.
   — С какими трудностями вы столкнулись на Кавказе в первые полгода работы полпредом нового округа?
   — Трудности есть везде. Они везде разные. Здесь накопившийся пласт нерешенных проблем, о которых мы просто уже устали говорить. Это — безработица, высокая плотность населения, коррупция и экстремизм. Переломить ситуацию на Кавказе можно только за счет самого главного — создания рабочих мест. Вокруг этой важнейшей проблемы и выстраивались все приоритетные задачи. При этом здесь есть огромные конкурентные преимущества — это транспортная логистика, доступность к ресурсам и так далее. Здесь просто надо немножко перестроиться.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK