Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Я — мал?"

Губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа Юрий Неелов, которого на протяжении многих лет воспринимали исключительно как «комсомольца» или «завхоза сырьевого придатка», заставил нефте- и газодобывающие компании считаться с собой. Бюджет Ямала наконец-то стал получать положенные ему от добытчиков живые деньги.Сепаратист

Назначая Юрия Неелова на пост главы администрации ЯНАО, экс-президент Борис Ельцин рассчитывал, что получит послушного Москве руководителя, который будет выполнять только то, что ему укажут из Кремля. Но надежды кремлевской администрации не оправдались.
Неелову сорок семь, но выглядит он лет на десять моложе. Коренастый и энергичный, Неелов скуп на жесты, говорит грамотно и убедительно — сказывается комсомольская школа (в свое время нынешний губернатор был комсомольским лидером в Тюмени).
Юрий Неелов был назначен главой администрации округа в феврале 1994 года Борисом Ельциным. Видимо, в Москве полагали, что заместитель лояльного центру тюменского губернатора Леонида Рокецкого, коим был тогда Неелов, станет послушно проводить в округе политику Москвы. Однако Неелов оказался «норовистой лошадкой». Уже в конце 1994 года он подписал Устав округа, который утвердила ямальская Дума. Указ закрепил документально, что округ не является составной частью Тюменской области (и, соответственно, никаких перечислений в областную казну отныне из округа не будет). Именно тогда Неелов получил прозвище «сепаратист». Если говорить серьезно, суть нееловского демарша состояла в стремлении самостоятельно распоряжаться бюджетными средствами, а не перечислять их в Тюмень, чтобы потом довольствоваться тем, что выделит ему тамошняя администрация.
Сепаратист — не сепаратист, но в октябре 1996 года Неелов снова стал губернатором, теперь уже избранным. В 2000 году — еще раз. Поговаривали, что в 2000-м он пойдет на выборы в Тюмени. Однако вместе с ханты-мансийским лидером Александром Филиппенко Неелов просто поддержал конкурента Рокецкого Сергея Собянина (в итоге победившего). Впоследствии эти выборы назвали «войной Севера с Югом».
Про Неелова постоянно ходят слухи, что де ему предлагают высокий пост в правительстве, а он примеривается и раздумывает. Сватали ему и Министерство природных ресурсов, и кресло вице-премьера. Подогревались разговоры тем фактом, что значительную часть времени губернатор проводит в Москве. А на местах регионом руководит крепко сколоченная команда, которая в принципе и «делает» экономику в округе.
Неелов заботится не только о собственном имидже. Из Салехарда — столицы округа — он явно пытается сделать не иначе как столицу европейского уровня. В город уже ушла не одна сотня миллионов долларов.
Казалось бы, зачем городу с населением чуть более 30 тысяч человек международный аэропорт, похожий то ли на глыбу льда, то ли на мираж в пустыне? Кое-кто над губернатором посмеивался, однако сейчас на межправительственном уровне идут переговоры с американцами по поводу регулярных полетов через Ледовитый океан в Азию. Если договорятся — то вот он, аэропорт в Салехарде, где будут приземляться лайнеры, летящие в Таиланд, Китай, Индию и т.д. И отчисления за обслуживание казне не помешают.
Однако процесс этот выглядит несколько однобоким: растет число шикарных офисных зданий, но большинство салехардского населения по-прежнему живет в деревянных домах. Чтобы облагородить к какому-то международному форуму дорогу из того же аэропорта в город, деревянные дома вдоль улицы обшили новой евровагонкой. Но хватило не на все. И теперь пара домов как бельмо на глазу красуются обшарпанными досками.
Налоговый пресс

На Ямале всегда «заказывали музыку» крупные добывающие компании. Хотели — платили налоги в местную казну. Не хотели — не платили. В пику им Юрий Неелов стал создавать собственные добывающие фирмы.
Экономика Ямала — это нефте- и газодобывающая промышленность, удельный вес которой в валовом продукте округа составляет 95,4%, в том числе газовой — 60%. На этом поле пасутся три основных «слона»: «Газпром», «Сибнефть-ННГ» и входящий в состав «Роснефти» «Пурнефтегаз». При всех объемах добычи расставаться с деньгами добытчики не спешат, постоянно накапливая задолженность в местный бюджет. Например, общий долг «Газпрома» в бюджет округа, который на 90% формируется за счет газового монополиста, на сегодняшний день составляет 17 млрд. рублей.
При Неелове, чтобы выправить ситуацию с налоговыми поступлениями, в начале каждого года администрация стала заключать с добывающими компаниями так называемые генеральные соглашения, в которых фиксировалось, сколько предприятие должно отдать округу в течение года. Кроме того, в соглашении подробно расписаны обязательства компании по восполнению минерально-сырьевой базы (бизнесмены обязаны привести в первоначальный вид те территории, на которых проводились работы: засыпать рвы, посадить корм для оленей и т.д.), по социальным программам и т.д. Впервые от имени округа Неелов заключил подобное соглашение с «Газпромом». Однако газовый монополист, ссылаясь на неплатежи, обязательства свои исполнял весьма неаккуратно. Например, в 1999 году по генсоглашению «Газпром» должен был заплатить 11 млрд. рублей. Из них только 6 млрд. поступили «живьем», а на 5 млрд. рублей были поставлены различные товары: тушенка, сгущенка и т.п. До этого же «натура» и вовсе составляла 50%, а то и 70% от причитающихся налогов.
Считалось, что Неелов, несколько лет входивший в совет директоров «Газпрома», формально представляет интересы округа, а фактически — Вяхирева, поэтому особых усилий в исправлении ситуации от него ждать не стоит. Почетная обязанность требовать с «Газпрома» деньги была возложена на зам. губернатора Наталью Комарову, которая регулярно летала выбивать их в Москву. Однако после того, как в начале этого года Юрий Неелов не был включен в совет директоров «Газпрома», его высказывания в адрес компании стали значительно резче.
Версии возникновения разногласий различные. Говорят, в частности, что разлад произошел после того, как Вяхирев объявил о резком увеличении трудящихся на Ямале вахтовиков (на несколько тысяч человек), хотя к работам вполне можно было привлечь местное население. Для Неелова такое решение обернулось увеличением безработицы ровно на число «новых» вахтовиков и скачком социальной напряженности.
Губернатор заявил, что отныне власти округа будут выдавать лицензии на разработку недр исключительно на конкурсной основе, отметив при этом, что «на Ямале хотят работать не только «Газпром», но и другие компании». Конечно, сегодня это, скорее, политическое заявление, так как любая компания, решившая добывать газ, пользоваться будет все равно трубами «Газпрома». Других нет. И тем не менее в марте этого года «Газпром» впервые все налоги за первый квартал заплатил вовремя, полностью и живыми деньгами.
Что же касается нефтянки, тут губернатор действовал значительно жестче и без особой дипломатии. Генеральные соглашения с «Сибнефть-Ноябрьскнефтегазом» и «Роснефтью» были заключены по настоянию администрации в самый трудный для нефтедобытчиков период, в 1999 году. Дело в том, что в 1998—1999 годах резко упала цена на «черное золото», компании сокращали добычу, вложения в развитие производства. Пытались добытчики сократить и финансирование социальной сферы, но обойти генеральное соглашение не смогли. В итоге, например, реальные выплаты компании «Сибнефть» в бюджет округа значительно превысили налоги, которые она должна была бы уплатить по итогам года (в общую сумму отчислений попали и затраты на поддержание социальной сферы).
В прошлом году компании пришлось отдать округу 3,2 млрд. рублей, а в этом она раскошелится, по прогнозам финансистов администрации, на 4 млрд. (по некоторым оценкам, это на 10—15% больше, чем положено, если перечислять только налоговые платежи).
Однако главную ставку ямальский губернатор делает теперь на развитие так называемого малого ТЭКа — предприятий «Пурнефтегазгеология», «Ямалнефтегаздобыча», «Таркосаленефтегаз», «Янгпур» и др. Это понятно: зачем отдавать большую часть налогов Москве, если можно оставлять их у себя? Тем более что «свои» компании вряд ли будут показывать столичный норов губернатору. В округе создано 25 малых и средних нефтегазодобывающих и сервисных компаний, 22 из них имеют лицензии на право пользования недрами. Причем в абсолютном большинстве случаев контрольные пакеты акций этих компаний принадлежат региональной администрации.
Правда, реально работает лишь дюжина «маленьких» ТЭК-компаний, остальные на стадии геологических исследований «подсасывают» (то есть добывают в небольших количествах) нефть и газоконденсат из разведочных скважин. Однако, по сведениям местной администрации, режим благоприятствования (например, освобождение от налогов на стадии разработки месторождений), а также привлечение для них инвестиций позволили «малышам» в 2000 году увеличить объем добычи минимум вдвое. Газа, например,— с 3% до 20% от общегодовой добычи «Газпрома» (523,2 млрд.куб.м).
Именно для развития «своих» компаний Неелов пытается активно привлекать инвесторов и берет кредиты, в основном небольшие и краткосрочные (общая их сумма не разглашается; известно только, что в этом году объем обслуживания долговых обязательств составит около $200 млн). Благодаря своевременным выплатам, по оценке мирового рейтингового агентства Standart&Poor’s, долгосрочный кредитный рейтинг (способность рассчитываться по долгам) округа был поднят с «ССС—» (стабильный) до «ССС+» (позитивный).
Рога и копыта

Для того чтобы выживало и чем-то занималось коренное население округа, администрации приходится уделять внимание сельскому хозяйству. Это оленеводство, пушное животноводство и рыболовство.
Предмет особой заботы губернатора — агропром. И на Крайнем Севере есть настоящее сельское хозяйство. Однако его доля в экономике округа символична: за счет собственного производства животноводческой продукции округ обеспечивает потребление населения всего на 10%.
Агропром Ямала убыточен. В окружной администрации давно бы махнули на него рукой, да коренные народы выживают только благодаря «рогам и копытам». Поэтому приходится освобождать предприятия отрасли от налогов, а порой просто дотировать их — лишь бы работали. Например, в 2000 году из окружного бюджета животноводам было выделено с этой целью около 230 млн. рублей (1,2% окружного бюджета). В этом году заложено 209 млн., но реально получится значительно больше.
Основная отрасль — животноводство. В тринадцати оленеводческих хозяйствах сосредоточено самое большое в Европе оленье стадо — более полумиллиона голов. Это традиционный промысел для аборигенов, которых на Ямале около 30 тысяч человек. Кстати, оленей могло быть и побольше. Проблема в том, что самостоятельно, без помощи человека, может прокормиться только около 350 тысяч голов, для остальных нужны корма, завоз которых влетает в копеечку. Администрация пытается решать эту проблему: в частности, жителям южных территорий округа, где оленей меньше, а корма больше, из окружного бюджета стали выделять средства на приобретение оленей с северных территорий. Например, в 1998 году «малооленными» жителями Пуровского района получены в личное пользование 1200 голов на 3 млн. рублей.
Кстати, к кормовой проблеме губернатор Неелов подключил и все добывающие компании, обязав их засевать «раскуроченную» в ходе работ территорию кормовыми культурами.
Что же касается переработки, то раньше традиционно заготавливалась только собственно оленина и панты для фармацевтики, то есть около 20% оленя. Теперь администрация взяла курс на полную обработку оленей — строит цеха по выделке шкур, убойно-холодильные цеха. Поставили в двух совхозах импортное оборудование по производству колбас и копченой оленины.
Не сидят без дела и охотники: сдают за сезон до 18 тысяч шкурок полевой пушнины (налево, правда, уходит втрое больше). При этом одежду из шкур оленей, мехов песца и белки аборигены шьют не только для себя, но и на продажу. Спрос у западных туристов бешеный — тем более что в селениях можно купить все это очень недорого. Например, оленьи унты — за 150 рублей, шкурку песца — за 500—800. В администрации стараются закрывать на это глаза: как уже было сказано, лишь бы работали.
Дорогие бюджетники

Когда в Москве стали поднимать вопрос о снятии всех северных надбавок, Неелов поднял скандал в прессе. Расчет простой: средняя зарплата бюджетников на Ямале около 2,5 тысячи рублей в месяц. С надбавками и коэффициентами выходит около 6 тысяч. В принципе, жить можно, если бы газовики и нефтяники не получали втрое больше. Соответственно, все цены ориентируются на них.
На первый взгляд, деньги у людей есть: среднемесячный доход на душу населения в округе (7782 рублей в месяц на начало этого года) превышает прожиточный минимум почти в 4 раза (1872 рубля). А численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума, по российским меркам, небольшая — 16,8% (в сельских регионах — около 60%).
Однако это больше касается газовиков и нефтяников, доходы которых в среднем втрое превышают зарплату бюджетников. А ведь именно на платежеспособный спрос «добытчиков» ориентируются цены. По-московски стоят не только продукты, но и квартиры. Например, двухкомнатные «апартаменты» в деревянном доме в Салехарде обойдутся в $15—20 тысяч. Обычная семья «бюджетников» не может скопить даже на то, чтобы летом отдохнуть на Большой земле. Переехать из тундры насовсем куда-нибудь в центр России опять-таки невозможно: нет денег на покупку квартиры. Администрация пытается чем-то помочь. Например, почти половина ямальских пенсионеров получает 100-процентную надбавку к пенсии. Правда, это те, кто отработал на Ямале 15 лет.
Учитывая большую разницу в зарплате бюджетников и газовиков-нефтяников, в прошлом году окружная администрация стала начислять бюджетникам социальную доплату в размере месячного оклада. Тут же вмешались налоговики, назвав этот шаг «самодеятельностью»: доплата не подлежала налогообложению. Бюджетники по-прежнему ее получают, но теперь дотации обходятся округу дороже — ровно на сумму подоходного налога.
Когда в правительстве и Госдуме возник вопрос о снятии всех северных надбавок, народ забеспокоился. Неелов понимает, что в этом случае разрыв между зарплатой бюджетников и добытчиков станет еще больше. Соответственно, чтобы поддержать людей, доплачивать придется окружному бюджету. К нешуточной борьбе, развернутой Нееловым, подключились остальные «северные» губернаторы и некоторые депутаты.

Некоторые основные социально-экономические показатели Ямало-Ненецкого автономного округа

ПоказателиНа 1.01.1999 годаНа 1.01.2000 годаНа 1.05.2001 года
Объем промышленного производства (по сравнению с предыдущим периодом)99,0% — 37—45-е место*(95%)**99,1% — 81-е место (108%)104,9% — 39-е место (102,5%)
Индекс потребительских цен159,9% — 81-е место (184,4%)135,4% — 59-е место (136,5%)111,7% — 35-е место (110,9%)
Удельный вес населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума (в общей численности населения региона)Нет данных***13,3 % — 87-е место (29,9%)***16,3% — 82-е место (32,4%)***
Среднемесячная начисленная заработная плата занятых в экономике4100,5 рубля — 1-е место (1051,5 рубля)5804,8 рубля — 1-е место (1522,6 рубля)15 689,4 рубля — 1-е место (2964 рубля)
Просроченная задолженность по заработной плате2178 млн. рублей1300 млн. рублей1094 млн. рублей
Средний размер назначенных месячных пенсий575,4 рубля — 6-е место (402,9 рубля)747,2 рубля — 7-е место (521,5 рубля)992 рубля — 7-е место (823,4 рубля)
Общая численность зарегистрированных безработных14,2 тыс. человек8,6 тыс. человек7,6 тыс. человек

Данные по Чеченской Республике не учитываются.

* Место среди других субъектов РФ.

** Здесь и далее в скобках указан среднероссийский показатель.

*** Без учета данных по Еврейской автономной области и Чукотскому автономному округу.

НАТАЛЬЯ ШИРЯЕВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK