Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "«Я НИКОГДА НЕ БЫЛ ХИППИ»"

Тренер российской сборной Гус Хиддинк об ответственности и авторитете в футболе, встрече с Германией — решающем матче отборочного турнира на первенство мира — и своем отношении к олигарху Роману Абрамовичу.   «Шпигель»: Господин Хиддинк, чтобы напрямую попасть на чемпионат мира-2010 в ЮАР, нужно выиграть у сборной Германии. Насколько давит такая ответственность?
   Хиддинк: Это совсем не плохо. Моя команда и так упор делает не на тактические ухищрения, потому что иногда в ней верх берет фатализм. В Андорре, где мы 2 года назад в конечном итоге выиграли со счетом 1:0 и попали на чемпионат Европы, один из наших игроков не реализовал одиннадцатиметровый удар и упустил возможность сделать счет 2:0. Когда после матча его спросили: ты, может, переволновался? — он, пожав плечами, ответил: «Я — нет, это тренер и его помощник перенервничали». Есть такое русское словечко «авось», выражающее примерно это отношение: «Повезет — хорошо, а нет — так нет».
   «Шпигель»: С таким подходом на матче с немцами команду ожидают проблемы.
   Хиддинк: Меня больше заботит уверенность немецких игроков в своих силах. Команда чуть ли не со времен Бисмарка каждый раз выходит в финальный турнир чемпионата мира. Даже когда она не слишком хорошо играет, ее выручает опыт. Недавно в Лондоне я встретился с Михаэлем Баллаком, и он твердо уверен, что Германия в Москве добьется ничьей, которой будет достаточно.
   «Шпигель»: Работая с «Челси», вы познакомились с капитаном немецкой сборной Михаэлем Баллаком. Какое впечатление у вас от него как от игрока?
   Хиддинк: Он выдающаяся личность. Я это понял, в частности, когда по тактическим соображениям мне приходилось оставлять его на лавке. Многие ребята в такой ситуации перестают тренироваться с полной отдачей. А он абсолютно не изменился и вкалывал, как всегда.
   «Шпигель»: В 2006 году в Рос-сию вас пригласил лично владелец «Челси» Роман Абра-мович. Что связывает сына учителя из голландской провинции с российским сиротой, ставшим мультимиллиардером?
   Хиддинк: Встречи с ним произвели на меня очень хорошее впечатление. И это я не из вежливости говорю. Очень показательны ситуации, когда не все в порядке. Когда возникли закулисные интриги, он мне подсказал, что не нужно идти на уступки. Но он никогда не навязывает своего мнения. Когда мы выиграли у Англии, мне пришлось затащить его в нашу раздевалку, чтобы он смог порадоваться вместе с нами. И наоборот, когда мы в отборочном турнире к чемпионату Европы проиграли в Израиле, он по собственной инициативе пришел. Так я стал его уважать по соображениям, которые важны для меня.
   «Шпигель»: В прошлом году на первенстве Европы российской сборной удалось выйти в полуфинал. Это предел возможностей вашей команды?
   Хиддинк: Нет. Но мы не можем и утверждать, что в следующий раз выйдем в полуфинал или в финал. Важнее всего то, что российские любители футбола стали по-другому относиться к сборной. Раньше на национальную команду смотрели весьма скептично, болельщики от нее отвернулись. Но на первенстве Европы они почувствовали в национальной сборной другую энергетику, и теперь даже товарищеские игры проходят при полных трибунах.
   «Шпигель»: Что могло бы дать настоящий толчок российскому футболу?
   Хиддинк: Россия пытается получить право на организацию чемпионата мира в 2018-м или 2022 году. Вот это могло бы помочь сделать шаг вперед. Или чемпионат Европы. Сейчас во всей стране только у московского «Локомотива» есть современный стадион, строится второй — для петербургского «Зенита». Здесь предстоит еще многое сделать. Не исключено, что я останусь в России и после чемпионата мира в 2010 году. Однако я должен чувствовать, что Российский футбольный союз делает все, чтобы обеспечить развитие футбола. Сейчас мы организуем в ряде городов футбольные академии для молодежи. Но в России всегда делают два шага вперед и один назад, а иногда даже один вперед и два назад.
   «Шпигель»: Бросается в гла-за, что вы успешно работали как раз в тех странах, где общество организовано, скорее, иерархически и авторитарно: сейчас — в посткоммунистической России, до этого — в Южной Корее, Турции или в Испании сра-зу по окончании эпохи Франко.
   Хиддинк: Это верно, какая-то общая линия прослеживается. Если принять ее за основу, то для меня в мире найдется еще много стран. Но я никуда не ездил ради того, чтобы изменить там политический строй. У меня цели спортивные.
   «Шпигель»: Ваши взгляды на жизнь сформировались в шестидесятые годы, когда в голландском обществе был всплеск свободолюбия?
   Хиддинк: Хиппи я никогда не был. Наоборот, в 17 лет стал учиться на преподавателя физкультуры. Но в своей тренерской ипостаси я стараюсь мыслить независимо.
   «Шпигель»: Играющий в ва-шей сборной Иван Саенко, до этого выступавший за «Нюрнберг», сказал как-то: «Хиддинк нам дал то, чего мы ни от одного русского тренера не получали — свободу!» Вы против власти авторитета?
   Хиддинк: Нет. В авторитарности нет ничего дурного. Но авторитет нужно правильно употреблять. Например, когда я приехал в Южную Корею, то за обедом игроки сборной были разделены на три стола — по возрасту. К шведскому столу вторая группа подходила только после «стариков», а молодежь — после всех. Тогда я свой авторитет использовал для того, чтобы этот порядок поломать. Двум игрокам из средней группы я сказал прийти раньше и пересадил их за первый стол, а двух совсем молодых — за стол средней группы. Когда в столовую подтянулись последние из ветеранов и стали удивляться, я дал им понять: все нормально.
   «Шпигель»: Вы это с таким удовольствием рассказы-ваете…
   Хиддинк: Это правда. Я, конечно, им потом объяснил, чего я добиваюсь. Мне не нравилось, что и на поле молодые все время отдавали мяч старикам, даже когда это и не было лучшим решением. Из-за этого они играли хуже, чем могли.
   «Шпигель»: Как вы готовитесь к таким ситуациям в странах с другими культурными традициями?
   Хиддинк: В отличие от коллег, как правило, привозящих с собой своих постоянных ассистентов, которые к тому же нередко являются их соотечественниками, я не пытаюсь обособиться. Когда в моем тренерском штабе работают люди из той страны, где я нахожусь, это сокращает время, необходимое мне, чтобы адаптироваться. Затем я на первые игры сборной приглашаю тех игроков, которые были в ней и до меня, и сразу чувствую, какая в команде обстановка.
   «Шпигель»: Как это получается?
   Хиддинк: Я даю на тренировках упражнения на ограниченном пространстве. Начинается контактная игра, возникают эмоции, и тут сразу многое можно увидеть. Но, разумеется, я люблю и беседовать с кем-то, кто непосредственно со спортом не связан и может объяснить мне, что и как устроено в конкретной стране. Кроме того, я читаю книги, например, сейчас — историю России с 1917 года до нынешнего времени. Уединяюсь — и на много часов погружаюсь в чтение.
   «Шпигель»: И попадается что-то, что помогает в ра-боте?
   Хиддинк: Поначалу мне бросилось в глаза, что в России у игроков постоянно включен самоконтроль, и менталитет такой: надо быть начеку. Они действительно играли в старомодной манере, стараясь избежать риска — поперек поля и медленно. В Южной Корее играли тоже очень похоже, потому что за ошибки там штрафовали. Когда читаешь книгу о Сталине и Берии, его подручном по безопасности, начинаешь понимать, откуда этот менталитет.
   «Шпигель»: Можно ли, глядя на ваших игроков, сказать, что в их стране 70 лет строили коммунизм?
   Хиддинк: Нет, это абсолютно современные ребята, а теперь они обрели и большую уверенность в себе. После первенства Европы нас принимал в Кремле президент Дмитрий Медведев. Сначала все было очень официально. Но потом, когда двери закрылись, все ослабили галстуки и сняли пиджаки. Я, правда, не всегда в деталях понимал, о чем шла речь, но игроки не стеснялись задавать ему неудобные вопросы и шутить. Обычно в присутствии президента люди зажаты, но некоторые из игроков сегодня настоящие личности, и в них не было заметно скованности.
   «Шпигель»: С 1973 по 1984 год вы преподавали физкультуру трудновоспитуемым детям и ребятам с задержками в развитии. Тот опыт вам в тренерской работе пригодился?
   Хиддинк: В шутку я иногда говорю: да, собственно, ничего и не изменилось, разве что теперь на нас постоянно направлены телекамеры. Но если серьезно, я тогда повидал много разных и очень необычных ребят. Один полностью обосабливался от группы, другой лез на меня с ножом. Но ког-да начинались тренировки, проявлялись другие эмоции. Изредка я приглашал на занятия других учителей, и подчас они были вынуждены пересматривать свое отрицательное отношение к ученикам.
   «Шпигель»: Насколько трудно было работать в «Челси», где все игроки — избалованные вниманием суперзвезды и мультимиллионеры?
   Хиддинк: Легче, чем я ожидал. Раньше я думал, что это свойственно всем людям: когда чего-то добился, переставать работать в полную силу. Но в «Челси» все работают на полную катушку, и когда кто-то начинал что-то делать с прохладцей, группа его тут же сама поправляла.
{PAGE}
   «Шпигель»: Возможно, работать с нынешними звездными игроками в целом сложнее, чем раньше?
   Хиддинк: Да мы тоже были непростые ребята. Вспомните хоть Кройфа в Голландии или Нетцера в Германии. Если у тренера нет авторитета, игроки это сразу чувствуют и садятся ему на шею. И я, когда был игроком, тоже тренерам немало крови попортил.
   «Шпигель»: Существует ли некая всех объединяющая суть футбола?
   Хиддинк: Да — это удовольствие от игры. Когда видишь, как играют в футбол маленькие детишки, то понимаешь: весь остальной мир для них перестает существовать. Потому я считаю очень важным, чтобы и взрослые игроки на поле забывали обо всех внешних факторах. Я сам играл как-то в теннис с голландским теннисис-том-профессионалом Паулом Хархейсом. Поначалу на меня жутко давило, что я стою на корте и играю с великим теннисистом. И я играл хуже, чем на самом деле мог. Я был зажат из-за этого. Он мне казался великим, я себе — крошечным. Чтобы действовать эффективно, игрокам нужно раскрепоститься.
   «Шпигель»: Значит, круг замкнулся: главное — свобода?
   Хиддинк: Да, но только подчиненная определенной це-ли. Многие понимают свободу так: мол, можно делать, что заблагорассудится. Но в футболе от каждого необходима отдача, все должны соблюдать дисциплину. На поле ведь решаются взаимосвязанные задачи. А в за-данных границах игроки должны импровизировать. Свобода подразумевает ответственность.
   «Шпигель»: После Второй мировой ваш отец был награжден за спасение евреев от депортации в концентрационные лагеря и за то, что укрывал у себя сбитых пилотов союзников. Оказал ли этот опыт влияние на вас и вашу семью?
   Хиддинк: Мой отец, как и большинство людей его поколения, об этом рассказывать не любил. Для него это было просто в порядке вещей. Я только знаю, что он прятал евреев сначала на крестьянском дворе, а потом переправлял их в лес, и дальше о них заботились другие участники движения Сопротивления. Кроме того, он помогал пилотам перебираться за линию фронта. Был случай, когда немецкие солдаты вошли в дом именно в тот момент, когда один из пилотов сидел вместе с отцом за столом. Но они ни о чем не догадались, потому что он держал в руках голландскую газету.
   «Шпигель»: Но ваш отец рисковал жизнью.
   Хиддинк: Наша семья никогда не стремилась придать этой теме то звучание, которого она, вероятно, заслуживала.
   «Шпигель»: А какие-то мысли это вам навевает, когда вы встречаетесь с немцами или играете против немецких команд?
   Хиддинк: Нет, это опыт другого поколения. На первенстве мира 2006 года я еще раз убедился, как приветливо там принимают каждого. Когда оказываюсь в Германии, я не испытываю никакого дискомфорта.
   «Шпигель»: Господин Хиддинк, благодарим вас за эту беседу.

   ДОСЬЕ
   Гус ХИДДИНК — главный тренер сборной России, в прошлом тренер сборных Нидерландов, Южной Кореи и Австралии, руководитель клубов «ПСВ», «Реал», «Валенсия». Родился в 1946 году в городе Варссевелд (Голландия). Поиграв на родине, в 1976 году Хиддинк уехал в США, где выступал за клубы «Вашингтон Дипломатс» и «Сан-Хосе». Вернулся в Голландию в 1977 году и три следующих сезона провел в «Неймагене». Завершил карьеру игрока в 1981 году в голландском «Де Графсапе». Со следующего сезона начал работать там тренером. В апреле 2006 года Хиддинк подписал четырехлетний контракт со сборной России. На чемпионате Европы по футболу-2008 руководимая им сборная России показала лучший за 20 лет результат, войдя в четверку. Хиддинк — первый иностранец в истории отечественного футбола, которому доверено руководство национальной сборной.

   ПЕЧАЛЬНАЯ СТАТИСТИКА
   10 октября 2009 года футбольные сборные России и Германии сыграют матч в рамках отборочного турнира чемпионата мира по футболу 2010 года.
   За всю историю российские и немецкие футболисты встречались на футбольном поле 17 раз. Впервые команды сразились почти сто лет назад, в 1912 году, на пятых Олимпийских играх в Стокгольме. Немцы разгромили российскую команду со счетом 16:0. Тогда футболисты из России были совершенно не готовы к борьбе, немцы же, напротив, были в отличной физической форме. По свидетельствам очевидцев, российская сборная больше напоминала дворовую команду.
   Из-за революций и войн наши футболисты долго не участвовали в международных турнирах. Следующая встреча — уже между командами СССР и ФРГ — состоялась после Второй мировой — 21 августа 1955 года на стадионе «Динамо» в Москве. Очереди в кассы выстраивались за сутки до начала продаж, болельщики ночевали у стадиона. Немцы в тот момент являлись действующими чемпионами мира и были уверены в своей победе. Однако этот товарищеский матч закончился победой советских футболистов со счетом 3:2. На следующий год, 15 сентября, в Ганновере прошел матч-реванш. И снова билеты были раскуплены в первый день начала продаж. И снова выиграла сборная СССР — 2:1.
   Через десять лет СССР и ФРГ встретились в полуфинале чемпионата мира 1966 года в Великобритании. Увы, на этот раз победа досталась немцам — 2:1.
   В 1972 году команды сошлись в финале чемпионата Европы в Бельгии. И снова успех сопутствовал немцам — 3:0.
   В 1973-1991 годах наши сражались с немцами исключительно в товарищеских матчах. И снова советскую команду преследовали неудачи. Из семи матчей она выиграла только один, в 1985 году, и снова дома, на стадионе «Лужники».
   В 1992 году уже сборная СНГ на чемпионате Европы в Шве-ции сыграла с Германией вничью — 1:1. А через четыре года — на европейском первенстве в Англии — Россия проиграла Германии 0:3.
   В новом веке наши с немцами сыграли в 2005 году вничью в товарищеском матче.
   
   Общий баланс встреч не в нашу пользу — в 17 матчах у нас 3 победы, 2 ничьих и 12 поражений.

   

 

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK