Наверх
18 октября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Я памятник себе куплю"

В Петербурге все готово для передачи памятников федерального значения в частные руки. Уже летом городское правительство намерено обнародовать список памятников, которые Петербург готов пустить с молотка. А с 1 января 2008 года любой желающий сможет приобрести в частную собственность дворец-другой.Дворец с гирькой, но без кондиционера

Обыватели восприняли решение президента передать часть памятников федерального значения в частные руки как разбазаривание Родины. «Как же так, — возмущается блокадник Олег Симцов. — Во время войны я стоял на защите фортов Кронштадта, а теперь их продадут какому-то предпринимателю, и он откроет в них гостиницы и рестораны?!» Другой пенсионер грозится выйти к Смольному и устроить показательное самосожжение — в знак протеста против продажи усадьбы Ланских, в аллеях которой он любил прогуливаться с девушками в молодости: «Все отдадут буржуям проклятым, нынешнему поколению целоваться будет негде!» — уверен петербуржец.

— Продажа памятников необходима вследствие отсутствия полноценного государственного финансирования. В бюджете страны попросту нет денег на реставрацию и содержание 50 тыс. российских памятников, — уверен историк Олег Беззубый. — Если в ближайшие годы дворцы и усадьбы не передать в руки состоятельных людей, которые смогут их отреставрировать, то через 10 лет Россия лишится многих зданий, олицетворяющих страну. Для Петербурга эти вопросы особенно актуальны: в городе 7300 памятников архитектуры, из них, по данным Росохранкультуры, около 10% находится в аварийном состоянии, еще 20% являются бесхозными. Задача правительства — найти памятникам новых владельцев, чтобы те вернули усадьбам былое величие и сохранили их для людей.

Если кто-то думает, что бизнесмены уже встали в очередь, чтобы прикупить дворец, то сильно заблуждается. Дело в том, что государство не собирается расставаться с памятниками, в которые оно уже вложило уйму средств. Приватизации подлежат лишь дворцы, которые вот-вот развалятся. Плюс обязательства перед властями не перепрофилировать и не перестраивать объект. Другими словами, родовое гнездо с подземным гаражом, теннисным кортом и бассейном в старинной дворянской усадьбе обустроить не дадут. Сменить колер стен тоже не позволят, а на установку кондиционеров понадобится разрешение комитета по охране памятников. То есть проще построить для себя новое здание. По этой причине многие еще до вступления закона в силу считают его провальным.

— На реставрацию памятника уйдет сумма, втрое превышающая смету на строительство точно такой же новой усадьбы, — рассказывает Алексей Рыбин, генинвестор дворца «Императорский бельведер» в Петродворце. — Когда дворец достался мне в аренду, я почувствовал себя счастливчиком, но сумма инвестиций на восстановление дворца из руин составила $8 млн. против трех, если бы я выстроил новый. Плюс обязательное условие — не отступать от норм, предписанных комитетом по охране памятников. Если бы я знал, что возникнет столько проблем, то вряд ли решился бы на столь крупные инвестиции.

Петербургские риэлтеры также уверены: желающих приобрести памятник будет не так уж много, хотя на первый взгляд чуть не каждый пятый клиент агентств по продаже элитной недвижимости готов раскошелиться на дворец. Цены на особняки и усадьбы, по оценкам экспертов, вполне доступны для обладателей крупных капиталов: от $10—12 тыс. до $30 тыс. за квадратный метр.

— Действительно, состоятельные бизнесмены больше не хотят покупать новомодные пентхаусы в новостройках. Все больше народа испытывает потребность жить в домах с историей, принимать гостей в царских хоромах и украшать стены особняков дорогими полотнами, — говорит владелец фирмы коммерческой недвижимости Сергей Дуленков. — Но взять в аренду или купить усадьбу весьма проблематично, потому что оборудовать ее по последнему слову техники никто не даст. Вместе с бумагой о приватизации новый владелец получит опись всех предметов старины, подлежащих сохранению. До последнего времени описи подлежали в том числе и фрагменты разрушенной лепнины, кафельные печи, гирьки от унитазов дореволюционных времен.

Уже сейчас риэлтеры уверены: большую часть гибнущих памятников никто не купит именно потому, что покупка усадьбы обяжет новых «дворян» в точности воссоздать ее исторический облик.

— Для привлечения потенциальных покупателей необходимо разработать четкую связку: чем выше цена памятника, тем меньше обременений по реставрации. И наоборот: памятник, купленный по бросовой цене, необходимо восстановить и сохранить в первозданном виде, — уверен экономист Олег Черевковский.

Исаакиевский не продадут

Идею передавать памятники в частные руки удалось узаконить еще Борису Ельцину в 1994 году. Правда, пару лет спустя выяснилось, что для приватизации необходим четкий список — что можно приватизировать, а что нет. В 2002 году эстафету по наведению порядка в обветшалых дворянских усадьбах подхватил Владимир Путин. С разницей в два месяца им были подписаны два закона, противоречащих друг другу: «О приватизации государственного и муниципального имущества» (разрешил приватизацию памятников с обязательным условием приведения их в порядок) и «Об объектах культурного наследия» (наложил мораторий на приватизацию, пока права на памятники не поделят разные уровни власти). Список из 600 памятников федерального значения, которые Петербург хочет перевести из федерального подчинения в городское с возможностью их дальнейшей приватизации, Валентина Матвиенко на днях направила в Росимущество и Минкульт. Министр экономразвития Герман Греф пообещал Матвиенко содействие в скорейшем рассмотрении заявки. В список вошли: Петропавловская крепость, Большой Гостиный Двор, форты Кронштадта, здание Манежа, Исаакиевский собор, храм Спас на Крови, здание Капеллы на Мойке, 20, улица Зодчего Росси, 1/3 и многое другое. Если список будет утвержден на федеральном уровне, городские власти Петербурга смогут пустить памятники с молотка. Исключение составит весь городской центр, находящийся под охраной ЮНЕСКО, поэтому Исаакиевский и Казанский соборы приватизированными быть никак не могут.

Так какие все же памятники город готов выставить на торги? В числе 100-процентных претендентов на продажу специалисты называют дворец великого князя Алексея Александровича на Мойке, 122, усадьбу Вяземских, форты Кронштадта, усадьбу Ланских, дачу Дурново, дворец Самойловых под Павловском, дачу Безбородко на Свердловской набережной, 40 с оградой и 29 львами — всего около 200 адресов. Но по какому принципу будет выноситься оценочная стоимость объектов, пока неизвестно.

— Было бы правильно подключить к процедуре оценки компетентных людей — прежде всего историков, искусствоведов и архитекторов, создать из них комиссию, — считает Олег Черевковский. — Неправильно взваливать ответственность за стоимость памятника на плечи одного-единственного оценщика. Во-первых, велика вероятность, что он будет ангажирован и укажет заниженную стоимость. Во-вторых, существует профессиональная страховка деятельности оценщика, и если он по какой-либо причине допустит ошибку в оценке, то будет обязан возместить ущерб пострадавшей стороне из собственного кармана.

В гости к Павлу

Вовлечение памятников в хозяйственный оборот может стать единственной возможностью спасти их от полного уничтожения. Среди объектов, особо выгодных для инвестиций, называют торговый центр «Большой Гостиный Двор», здание Манежа, являющегося выставочным центром, а также большинство петербургских дворцов и музеев, которые смогут впустить под свою крышу рестораторов или всех тех, кто даст возможность музею не умереть в настоящем.

— Включение памятников в хозяйственный оборот должно узаконить деятельность компаний по организации торжеств во дворцах Петербурга, — заявили «Профилю» в той самой фирме, куда якобы обращались представители Элтона Джона для организации его свадьбы в резиденции Путина — Константиновском дворце. — По закону, провести свадьбу в президентских апартаментах Элтон Джон не мог, поскольку резиденция находится в ведении управделами президента. Мы предложили отметить свадьбу под видом благотворительного бала, проведение которого в Константиновском дворце возможно. Но из-за скандала в СМИ свадьба в президентских покоях сорвалась, а Петербург потерял около 2 млн. евро.

Сдавать в аренду дворцы и музеи из меркантильных соображений под корпоративные вечера и свадьбы в Петербурге стали пять лет назад. Для дворцовых комплексов это прежде всего возможность заработать на реставрацию: государство сегодня не в состоянии содержать многочисленные объекты культурного наследия.

— Оплата дворца или музея, как и дешевого отеля, может быть почасовой или посуточной. Стоимость аренды складывается из числа гостей, проведения фейерверков. Также учитывается, придется ли ограничивать вход в музей для посетителей, — рассказывают в фирме по организации торжеств. — Аренда Екатерининского дворца может влететь в 200 тыс. у.е. Михайловский замок, тот самый, где удавили Павла I, можно снять за 6 тыс. евро за час. Особой любовью он пользуется у любителей приведений: императора, разгуливающего со свечой в руках, в залах дворца видят до сих пор. Поклонники Распутина облюбовали Юсуповский дворец. Стоимость аренды, в том числе и комнат, имеющих отношение к убийству старца, обойдется в 3 тыс. евро за час, аренда дворца Белосельских-Белозерских — в 1 тыс., Павловский дворец — в 5 тыс., Шереметевский — в 2 тыс. евро. Пожалуй, единственный музей, об аренде которого не удастся договориться, — это Эрмитаж.

Если часть памятников федерального значения уже летом будет передана Петербургу с правом их последующей приватизации, возможно, вскоре появится и закон, регулирующий отношения между арендаторами и музеями. Пока сотрудники музеев, вынужденные сдавать в аренду помещения, не понимают, кто будет платить, если подвыпившие граждане, к примеру, растащат на сувениры части экспозиции.

— Мы с удовольствием сдаем музей для проведения торжеств, но пока лишь известным и крупным фирмам. Причина проста: если пропадет экспонат или будет испорчено произведение искусства, у нас должна быть гарантия, что ущерб возместят, — объясняют в одном из музеев Петербурга. — Пока мы подстраховываем себя контрактом, в котором прописана не только сумма аренды, но и правила поведения в музее: выпивать можно, а вот курить — категорически нет. За соблюдением правил следят старушки-смотрители и музейная охрана. За те пять лет, что мы сдаем музей под корпоративные вечера, ни один экспонат не пострадал. По-видимому, царская роскошь дисциплинирует и не дает права вести себя по-свински.

Валентина Матвиенко уверена: передача памятников федерального значения городу спасет их от неминуемого разрушения. Ведь по закону федеральные объекты не могут быть отреставрированы на региональные деньги! О том, что неплохо бы отдать разрушающиеся памятники добропорядочным инвесторам, губернатор высказывалась и раньше. Мнение президента на этот счет таково: в ведении государства должно находиться только то имущество, с помощью которого оно осуществляет свою деятельность. В Петербурге это Смольный и Мариинский дворцы. И имущество социальной направленности — больницы, библиотеки, музеи. Все остальное нужно продавать, поскольку государство — собственник неэффективный. И совершенно не факт, что оно сохранит старину для потомков лучше, чем частники. Может, статус обладателя нового «дворянского гнезда» действительно дисциплинирует?..

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
18.10.2021
17.10.2021