Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Япония — мама"

Четвертый московский фестиваль аниме — японских мультфильмов — пройдет в Центральном доме предпринимателя с 3 по 6 ноября. Взрослых он заинтересует гораздо больше, чем детей.   — NGE и MKR видел? — спрашивает продавец на «Горбушкином дворе» тинейджера, протягивая ему два явно «самопальных» DVD-диска.

   — Кавайно!

   Так разговаривают друг с другом отаку — поклонники жанра аниме. Их язык состоит из двух десятков японских словечек и аббревиатур, перемежающихся русскими междометиями.

   Самому японскому жанру изобразительного искусства нет еще и ста лет. Слово «аниме» появилось совсем недавно, уже в 1970-е годы, как сокращение от английского слова аnimation (анимация).

   «Не всякую анимацию называют аниме, — объясняет манга-художница Алиса Высочина (в аниме-мире — Manami). — Во-первых, 80% всех аниме — это сериалы. Реже — полнометражные фильмы: анимешники мелочиться не любят. Персонажи аниме — это либо фантастические существа, либо земные, но наделенные какими-либо сверхъестественными способностями: они летают, побеждают врагов «одной левой» и запросто общаются с духами. Художники аниме, как правило, экономят на прорисовке движений, при этом тщательно разрабатывая детали и фон. Есть, например, трехсотсерийный фильм, в котором фон каждого кадра нарисован акварелью. Только представьте, насколько это трудоемкая работа! Такие сериалы иной раз рисуются лет по десять».

   В последнее время вслед за модой на все японское в мире появилось немало поклонников этого жанра. Так, популярная британская группа Gorillaz никогда не появлялась на публике — живых музыкантов везде и всюду заменяют рисованные анимешные человечки. Режиссер Квентин Тарантино включил в свой фильм Kill Bill большой рисованный фрагмент, который создали на японской студии Production I.G.

   В России культуру аниме несет в массы глава компании MC Entertainment Дмитрий Федоткин. Его фирма около пяти лет выпускает у нас аниме на лицензионных носителях, издает журнал для поклонников жанра, а также устраивает аниме-вечеринки.

   Просветительскую работу приходится вести буквально на каждом шагу: «Недавно отдали озвучивать на студию новый фильм, — рассказывает Федоткин. — Народ, услышав, что им придется иметь дело с аниме, стал испуганно расспрашивать: «Аниме — это что? Порнография такая? Мультики порнографические?» Пришлось объяснять, что аниме — это серьезное произведение, художественный фильм, только рисованный».

   Что аниме — это порнография, многие начинают думать, сходив на видеорынок. Там всегда есть пара так называемых аниме-магазинов — маленьких ларьков с пиратскими DVD, ассортимент которых на 90% состоит из японской рисованной порнографии. Этот жанр называется «хентай», по-японски — извращенный. «Мы же легальная компания и выпускать порнографию не можем, так как наше законодательство, к сожалению, порнографией торговать не позволяет, — говорит Федоткин. — Я говорю «к сожалению», потому что среди хентайных тоже бывают замечательные фильмы!»

   Сам Федоткин — типичный представитель взрослых любителей аниме. Он «заболел» японскими мультиками в начале 80-х, еще в пионерском возрасте, когда посмотрел знаменитый «Корабль-призрак» Икэды Хироси. Дмитрий слегка недолюбливает отаку, сравнивая их с толкиенистами, которые машут деревянными мечами. «Мы вообще ориентируемся не на отаку, а на людей, которым просто интересно посмотреть неординарную анимацию», — любят повторять в MC Entertainment. Это и понятно, отаку — в основном тинейджеры или студенты, то есть не самая платежеспособная публика. Большинству из них хватает скверных копий аниме-мультфильмов, скачанных из Интернета.

   Но именно они, отаку, — главное украшение аниме-вечеринок, вошедших в ночную жизнь Москвы чуть более года назад. Гвоздь программы каждого собрания — косплей (от английского costume playing — костюмированные игры). Игроки, косплееры, — в основном женщины, хотя мужчины тоже попадаются. Главное тут — костюм. Ни в одном московском магазине карнавальных костюмов не купить матросский наряд Сейлормун или шкурку принцессы Мононоке. Как во времена советского дефицита, девушки садятся за швейные машинки, мастерят, клеят, вяжут и через два-три месяца работы предъявляют на суд аниме-общественности точную копию наряда волшебницы или летающего монстра. Воронежская художница и косплеер Lanfir признается: «Я очень люблю перевоплощаться, обожаю сцену и минуты, когда можно побыть «не собой». Каждый год обещаю себе начать шить костюм заранее, хотя бы за месяц, чтобы во время фестиваля не бегать на примерки, а наслаждаться общением и просмотром фильмов. И каждый раз начинаю шевелиться в самый последний момент, до последнего не могу определиться с героем».

   Несмотря на самодельность, костюм выходит недешевым, ведь главное тут — точно повторить вид аниме-персонажа. Компромиссов косплееры не терпят. Их совершенно не заботит, что у хрупкой мультипликационной красавицы с кукольными глазами волосы и грудь, как у Памелы Андерсон, не подчиняются законам гравитации. Им не важно, что художник, придумавший для героини сексапильную комбинацию из ремешков, лоскутков и блесток, не предполагал, что кто-то захочет примерить это на себя. Чтобы костюмчик сидел, чтобы показать свою работу в самом выгодном свете, косплееры старательно разучивают различные сцены или музыкальные номера из любимых фильмов.

   Посетители аниме-вечеринок с удовольствием отплясывают под японские шлягеры в исполнении наших собственных

   J-pop-групп. Студентки московских «институтов культуры» с «кавайной» внешностью — иначе говоря, «милашки» — распевают со сцены под караоке на смешном японском языке. После концерта их одолевают поклонники и корреспонденты журнала «Аниме», который любители японских мультфильмов выпускают уже два года.

   На аниме-фестивале непременно будут барышни, самозабвенно размахивающие руками перед мигающими огнями удивительных игровых автоматов. Такими машинами — Dance Dance Revolution и ParaParaParadise, — пришедшими из большого мира анимешной культуры, за два года обзавелись все крупные столичные игровые центры. Смысл игры в том, что нужно успеть наступить на один из девяти квадратов под ногами в тот момент, когда он зажжется. Квадраты каждый раз зажигаются все быстрее, получается своеобразный танец. В России уже есть объединение любителей «парапары» и проходит российский чемпионат среди любителей сплясать на автопилоте.

   Аниме-индустрия наступает. В Москве открылись магазины, торгующие аниме-моделями — миниатюрными пластиковыми куколками, машинками и прочими неопознанными летающими объектами для коллекционеров. Российские производители пока не научились штамповать кукольные ручки-ножки, и игрушки везут с исторической родины. Разница в уровне жизни плюс транспортные расходы плюс таможня делают свое черное дело, и общедоступная забава японских тинейджеров становится экстравагантным хобби состоявшегося россиянина. Пластмассовый конструктор, из которого собирается кукла, стоит около $50. Собранную игрушку надо раскрасить — это еще $100 (если модель сложная и нужно прибегать к услугам художника), краски, клей, инструменты обойдутся минимум в $200. Среди кукол бывают и «большие девочки» — готовые, раскрашенные, одетые и не очень. Стоимость таких доходит до нескольких сотен долларов.

   В сравнении с гигантской индустрией, скажем, киностудии Диснея, где доходы от так называемых post-materials составляют львиную долю кассы любого блокбастера, робкие ростки аниме-индустрии в России пока незаметны. Хотя «года три назад, до того как мы стали двигать в России аниме, здесь вообще ничего не было, — говорит Дмитрий Федоткин. — В Москве вряд ли когда-нибудь заработает разветвленная сеть аниме-магазинов, как в Японии. Но если во всех местах, где продается кино, появится хотя бы стенд с аниме, комиксами, плакатами и прочими сопутствующими товарами — этого уже будет достаточно, чтобы сказать: в России аниме-индустрия есть».






   Основные жанры и персонажи аниме

   Добуцу (doubutsu) — фантастические «пушистики» («Покемоны»).

   Махо-сёдзё (mahou shoujo) — девочки-волшебницы, которые постоянно творят чудеса (сестры Верданди из сериала «Моя богиня»).

   Сэнтай (sentai) — «команда», приключения которой лежат в основе сюжета (команда Bad Luck из фильма Gravitation).

   Киберпанк (cyberpunk) — действие происходит в светлом компьютерном будущем («Аниматрица»).

   Паропанк (steampunk) — действие происходит среди машин в стиле ретро, на паровой тяге («Изгнанник»).

   SD (super deformed) — пародии на известные аниме с большеголовыми карикатурными персонажами («Супердеформированная Девичья Сила»).

   Хентай (hentai) — порнография («Голубая девочка»).

   Юри (yuri) — эротика с лесбиянками («Юная революционерка Утена»).

   Яой (yaoi) — эротика с геями («Сердце Томаса»).



 
«За маленькой девочкой вы будете следить не отрываясь»
   Илья Бачурин, главный редактор телеканала «MTV Россия»:

   — По MTV постоянно показывают аниме-сериалы. Вам лично они интересны?

   — Я люблю аниме с тех пор, как пять лет назад посмотрел первый фильм. К сожалению, не вспомню название. Тогда я начал смотреть всю классику Миядзаки подряд: «Принцессу Мононоке», «Унесенных призраками». Что-то приходилось скачивать из Интернета, что-то доставал на «Горбушке».

   Поэтому идея вставить аниме-сериалы в сетку вещания мне показалась любопытной. Ведь если нам самим это интересно, значит, и зрителю скучно не будет. Аниме — это очень современно. Мы сразу решили сыграть по-крупному: не ставить один-два мультика на пробу, а показывать аниме много и регулярно. Сначала показали несколько эротический сериал «Голден бой». А потом — сериалы самых разных жанров: от космических приключений до девчачьих мелодрам. Наши исследования обнаружили, что аниме вызывает высокий интерес у зрителя, причем самого разного.

   — Что интересует в аниме взрослых людей?

   — В случае с аниме совершенно не работает классическое телевизионное правило, когда возраст целевой аудитории фильма или передачи соответствует возрасту главного героя. За приключениями маленькой девочки Тихиро из «Унесенных призраками» вы будете следить не отрываясь, сколько бы вам ни было лет. Я думаю, секрет в психологических моделях, предлагаемых аниме. Они не похожи на наши российские мультфильмы, где добро и зло, черное и белое всегда однозначны. Аниме — это явление азиатской культуры, для которой нехарактерно красить мир в черно-белые тона. Один и тот же герой может совершать и добрые, и злые поступки. Подобное происходит и в жизни. С таким героем зрителю легче себя ассоциировать. Он ему ближе, чем безупречный храбрец или стопроцентный злодей.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK