Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Заложник номер один"

Ахмаду Кадырову, который уже почувствовал себя президентом Чечни, нанесен удар с неожиданной стороны. В Кисловодске по обвинению в хулиганстве с применением оружия арестован его старший сын Зелимхан.Обстоятельства ареста Зелимхана Кадырова окутаны тайной. Не вполне ясно даже, что именно он натворил. По одним данным, Кадыров-младший и сопровождавшие его сотрудники чеченской милиции устроили в одном из кисловодских ресторанов драку с местными жителями, а затем открыли стрельбу из табельных пистолетов Стечкина по призывавшим их к порядку милиционерам. По другим — некие недоброжелатели спровоцировали спутников Зелимхана Кадырова на драку, а сам он только попытался ее прекратить. Как бы то ни было, в прошлую среду прокуратура Кисловодска предъявила сыну и.о. президента обвинение в хулиганстве, и сейчас ему грозит от 4 до 7 лет заключения.
Между тем Ахмад Кадыров сейчас занят довольно ответственным делом — формированием нового правительства республики и заменой нелояльных глав районных администраций. (Подробнее см. рубрику «Кадры».) Этот процесс совпал по времени с арестом его сына, что наводит на определенные подозрения.
Известно, что всевластие Ахмада Кадырова на подконтрольной ему территории не устраивает многих, в том числе и представителей силового блока в российском руководстве. Осознав, что традиционными аппаратными методами бороться с Кадыровым исключительно сложно, они могли начать поиски «асимметричного ответа». Сам факт того, что Зелимхан Кадыров не был отпущен в первые же часы после происшествия, а информация о скандале попала в СМИ, говорит о многом. Разумеется, арест сына не станет для Кадырова катастрофой, однако даст в руки его противникам дополнительные рычаги давления, что накануне президентских выборов в республике им не помешает. К тому же акция будет иметь и определенный публичный эффект: арестовав близкого родственника «большого человека», правоохранительные органы демонстрируют, как все у нас равны перед законом.
Правда, такой эффект от ареста Кадырова-младшего может обесцениться из-за другого заметного события — начавшихся в Лондоне слушаний по делу об экстрадиции Ахмеда Закаева. Заседание суда, на котором выступали свидетели защиты, стало бенефисом российских и зарубежных правозащитников. Благодаря им мир в очередной раз узнал, что на самом деле Закаев в Чечне занимался не чем иным, как установлением мира, а прочие подобные ему «миротворцы» (такие, как покойный Салман Радуев) в России подвергаются жестоким пыткам и издевательствам.
Однако позиции российской прокуратуры выглядят слабыми. В частности, нет достаточных доказательств причастности Закаева к похищению священника Сергея Жигулина, не слишком убедительно выглядят обвинения в убийстве: российская сторона упустила из виду, что в тот момент, когда чеченский командир совершал большинство инкриминируемых ему преступлений, на территории республики шли боевые действия.
Очевидно, суд затянется. Также велика вероятность того, что окончательное решение будет не в пользу России. Таким образом, многочисленные защитники Ахмеда Закаева получат трибуну для высказываний, а говорить, как известно, они умеют. Кроме того, в ходе слушаний всплывут все допущенные российской прокуратурой недоработки, что не будет способствовать улучшению имиджа нашей правоохранительной системы вообще и генпрокурора Владимира Устинова в частности.
Впрочем, в последнее время российских государственных деятелей не слишком заботят проблемы имиджа. Взять, к примеру, председателя Центризбиркома Александра Вешнякова и руководителей центристских фракций Госдумы, которые на прошлой неделе добились принятия поправок в закон о СМИ. Они предполагают исключительно жесткие, вплоть до закрытия газеты, журнала или телепрограммы, наказания за «нарушение правил агитации». Поскольку в законе «Об основных гарантиях избирательных прав» понятие «агитация» трактуется крайне широко, нарушением правил может быть сочтено практически любое упоминание о кандидате или партии, не оплаченное из их предвыборного фонда. Другими словами, журналистам будет попросту запрещено публиковать какие-либо материалы о выборах, за исключением рекламных.
Законопроект, подготовленный ЦИК, мягко говоря, непопулярен. Поэтому некоторые эксперты полагают, что президент наложит на него вето. С тем расчетом, что после такого широкого жеста сами СМИ станут спокойнее относится к попыткам наложить законодательные ограничения на их деятельность и пойдут навстречу исполнительной власти. Однако верится в это с трудом. Имидж, как известно, — ничто, а выборы — все.
Тем более что вопреки многим прогнозам борьба на выборах предстоит нешуточная. Даже в Петербурге, где, казалось бы, уже все ясно (действующий губернатор Владимир Яковлев досрочно уходит в отставку, а на его место триумфально избирается Валентина Матвиенко), вдруг возникла неожиданная интрига. Председатель Счетной палаты Сергей Степашин обвинил питерского губернатора в нецелевом использовании миллиарда бюджетных рублей, которые тот потратил не на дороги, как полагалось, а на озеленение города. К этому Степашин добавил, что досрочная отставка губернатора «стала бы благом для города», и высказал мнение, что Яковлев «уже принял мужественное решение».
Версий причин происходящего может быть две, причем они друг другу не противоречат. Первая: в Москве рассчитывали, что Яковлев объявит о досрочной отставке сразу после окончания торжеств по поводу 300-летия Петербурга. Но так как губернатор с таким заявлением спешить не стал (возможно, из-за того, что его не устраивал уровень должности, предложенной ему в качестве «отступного»), в Кремле решили его поторопить и дали отмашку председателю Счетной палаты, который нередко выполняет такие поручения.
Вторая: Сергей Степашин сам не прочь принять участие в губернаторских выборах в Северной столице. Ведь шансы Валентины Матвиенко в действительности не бесспорны, успешность ее деятельности в должности «социального» вице-премьера вызывает у небогатых петербуржцев сомнения. К тому же команда губернатора готова выставить против нее заместителя Яковлева, Анну Маркову, которая оттянула бы у полпреда часть женских голосов. Возможно, делая свое заявление, Степашин пытался намекнуть президенту, что в стране кроме Матвиенко имеются и другие кандидатуры на роль фаворита петербургских выборов.
Однако выборы — дело, в конечном счете, тактическое. А вот команда Михаила Ходорковского, чьи политические амбиции секретом уже ни для кого не являются, мыслит, как всегда, стратегически. На должность ректора Российского государственного гуманитарного университета предложена кандидатура одного из членов этой команды Леонида Невзлина. Учитывая тот факт, что ЮКОС в ближайшие десять лет намерен вложить в РГГУ $100 млн., в исходе выборов нового ректора сомневаться не приходится.
Это знаменательное событие состоялось сразу после того, как из России шумно ушел видный благотворитель Джордж Сорос. Отрадно, что отечественная наука недолго оставалась без богатого попечителя. Да и пост Невзлину достанется перспективный. Ректор одного из ведущих вузов со временем может претендовать на должность, скажем, министра образования — если, конечно, политическим планам Ходорковского суждено сбыться.
А говоря совсем серьезно, попытку привнести в российскую академическую среду современные стандарты менеджмента можно только приветствовать. Пусть она и сопряжена с определенным риском: в этой среде интриги плетутся подчас похитрее, чем в правительстве или администрации президента.

НИКОЛАЙ СИЛАЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK