Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Замглавы Минэкономразвития Андрей Шаронов: «Все равны, и «Газпром» других не равнее!»"

 «Профиль»: В феврале на праздновании десятилетия «Газпрома» президент ясно сообщил общественности, что расчленения «Газпрома» не будет. МЭРТ между тем продолжает разрабатывать варианты реформы компании, все они предполагают выделение газотранспортной составляющей. Как это понимать?
Андрей Шаронов: Мы это понимаем так, что реформа будет, но будет довольно плавной.
Ведь если мы решили, что нам нужен рынок, то необходимо признать: рынок невозможен без отделения монопольных и конкурентных видов деятельности, которые сейчас сосредоточены в одной вертикально-интегрированной компании. Значит, этот принцип должен распространяться и на газ. Потому что ведь не бывает так, что все равны, но некоторые равнее других!
«П.»: А в чем заключается плавность газовой реформы?
А.Ш.: Реформировать «Газпром», естественно, нужно очень осторожно. В части корпоративных преобразований, по моему мнению, мы уже нащупали компромисс. Это формирование газотранспортной компании и ЦПДУ (Центральное производственно-диспетчерское управление) в виде стопроцентных «дочек» «Газпрома». Данное решение не уменьшает капитализации компании, сохраняет возможность влияния головной компании на все решения образуемых «дочек». Но все равно эти компании станут мостиком к созданию серьезной инфраструктуры рынка, которая базируется на прозрачных монопольных компаниях — хозяине трубы и операторе, а не на внутренних подразделениях, которые никому не понятны и которые управляются положениями, подписанными председателем правления «Газпрома».
«П.»: Что-то незаметно, чтобы «Газпром» был в восторге от такого решения. Со стороны вообще складывается впечатление, будто с главой «Газпрома» Алексеем Миллером вы сходитесь только в одном — что тарифы на газ должны расти.
А.Ш.: Да, только выводы из этого постулата мы делаем разные. Мы предлагаем сценарий развития, согласно которому будет происходить существенный рост тарифов, а наращивания объемов газа, потребляемого в России, не произойдет. В связи с тем, что будут проводиться энергосберегающие мероприятия, средства станут вкладываться не в покупку новых объемов газа, а в модернизацию оборудования. И, условно говоря, тем же объемом газа в 430 млрд. куб. м можно будет закрыть потребности в РФ. Таким образом, можно сказать, что в России закончится эпоха дешевого газа.
«Газпром» тоже считает, что тарифы должны расти. Только там уверены, что стоит поднять цены, и «Газпром» сам справится со всеми проблемами, а независимых производителей тогда пусть совсем не будет. Логика их понятна — у «Газпрома» есть крупные месторождения, эксплуатируя которые компания сможет самостоятельно покрыть и внутренние потребности, и внешние. Только вот стимула для снижения издержек у нее тогда совсем не останется.
«П.»: А как вы обеспечите появление независимых производителей?
А.Ш.: У нас есть два возможных варианта действий. Первый — довольно мягкий, инерционный. Мы даем развиваться независимому сектору, заинтересовывая его и понятными правилами доступа к трубе, и стабильным ростом цен. Из «Газпрома» выделяем трубу и диспетчерскую компанию, а в остальном не трогаем его.
Второй вариант — более агрессивный. По нему мы ужесточаем контроль за соблюдением лицензионных соглашений на недропользование. «Газпром» имеет 157 лицензий, из них используется 80. Может быть, надо открыть эти лицензии для тех, кто в состоянии более энергично ими воспользоваться. Впрочем, у нас пока нет консенсуса по поводу того, какой сценарий задействовать. С одной стороны, отбирать лицензии у «Газпрома» — значит понижать его капитализацию. Но с другой — за высокую капитализацию одной компании мы платим замораживанием неиспользуемых запасов.
«П.»: Очевидно, в свете пожеланий президента, выбор будет сделан в пользу более мягкого сценария?
А.Ш.: Не знаю, это будет ясно к 1 мая (на этот день Михаил Касьянов назначил срок подготовки предложений со стороны Минэкономразвития, Минэнерго и «Газпрома» по вариантам развития газовой отрасли страны. — «Профиль»). Будем искать компромисс с «Газпромом». По каким-то вопросам мы максимально сблизимся, но по каким-то вещам придется принимать решение, потому что налицо разные концептуальные подходы, которые сложно примирить.
«П.»: «Газпром» после появления конкуренции будет на конкурсной основе иметь доступ к своей бывшей трубе?
А.Ш.: Что касается имеющихся долгосрочных обязательств «Газпрома», тут мы станем защищать его интересы. По старым контрактам без всякого конкурса будет иметь доступ к трубе. А по новым — на конкурсной основе.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK