Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Замки на песке"

Недавняя паника на финансовых рынках произошла по вине хедж-фондов — в частности, Carlyle. В непростом положении оказался и Fortress — один из крупнейших игроков немецкого рынка жилищной аренды.   Адвокат Давид Рубинштейн любит рассказывать о своих заслугах. Например, как его инвестиционная компания Carlyle сделала миллиардером бывшего советника президента США Джимми Картера. Теперь тот может позволить себе некоторую экстравагантность. Незадолго до Рождества Картер сделал себе подарок и приобрел на аукционе в Нью-Йорке редкий экземпляр английской декларации прав человека 1215 года — Великой хартии вольностей. Покупка обошлась в $21,3 млн.

   Сегодня такие экскурсы не вызывают у акционеров Carlyle Capital даже горькой усмешки. В конце прошлой недели они потеряли более 90% вложенных средств. Вероятнее всего, фонд Carlyle, с помпой вложивший $20 млрд в рискованные ипотечные облигации, обречен на ликвидацию.

   «У нас впервые возникли серьезные затруднения», — вынужден смущенно признать Рубинштейн, который обычно за словом в карман не лезет. Его фиаско вызвало еще большую панику на финансовых рынках мира. Крушение Carlyle Capital — первый случай, когда подобные неприятности постигают фонд, входящий в высшую лигу некогда столь гламурного мира всемогущих, казалось, жонглеров миллиардами.

   Наверное, теперь даже самые отчаянные авантюристы поймут: пагубное влияние кредитного кризиса распространяется и на «акул» спекуляции, которые сами же его обостряют.

   С тех пор как искусно упакованный и перепроданный ипотечный хлам США взрывается в балансах банков мира наподобие настоящих гранат, опасения перед грядущей рецессией в США делают рискованными даже инвестиции в займы совершенно стабильных компаний.

   Костяшки домино падают одна за другой — с неумолимой закономерностью. То, что летом начиналось как кризис на американском рынке недвижимости, в конечном счете, ударило по мелким и крупным банковским домам всего мира. Болезнь перекинулась на сферу реальной экономики — ведь финансовая катастрофа влечет за собой кризис потребления, ставящий, в свою очередь, под угрозу весь банковский бизнес.

   Замкнутый круг, в котором с появлением все более плохих новостей становится только жарче. Доллар тает, как лед под лучами летнего солнца. Котировки на мировых биржах падают без остановки. <...>

   Вкладчики спасаются бегством — в частности, в золото. Недоверие охватывает все более широкие круги. «Прежде всего, менеджеров авантюрных хедж-фондов могут заставить пойти на принудительные продажи ценных бумаг в условиях слабой рыночной конъюнктуры», — считает Хольгер Шмидинг, главный экономист Bank of America по Европе. Причина этого — беспокойство кредиторов, которые, как в случае с Carlyle, требуют от фонда больших гарантий или вынужденной продажи активов.

   В конце прошлой недели американскому инвестиционному банку Bear Stearns и вовсе пришлось спешно искать краткосрочные кредиты, чтобы как-то удержаться на плаву. Шмидинг опасается, что конъюнктура рынков останется слабой до публикации своих квартальных отчетов ведущими финансовыми институтами.

   До того времени поток плохих новостей, скорее, будет лишь нарастать. Вина за это лежит в первую очередь на фондах и инвестиционных компаниях.

   Кроме Carlyle финансовое сообщество также шокировал Blackstone, которому, в частности, принадлежит почти 5% акций немецкой телекоммуникационной компании Deutsche Telekom. Этот гигант хеджирования, привлекающий средства крупных вкладчиков и управляющий $88 млрд, опубликовал прогноз, согласно которому его квартальная прибыль будет почти на 90% ниже, чем ожидалось.

   Учредитель Blackstone Стивен Шварцман к таким известиям не привык. Мультимиллиардер, избалованный успехом, обожающий редких каменных крабов по $400 за штуку, внезапно предается пессимизму. «Сложно сказать, когда сегодняшняя ситуация улучшится», — говорит страстный посетитель вечеринок, недавно пожертвовавший Нью-Йоркской городской библиотеке рекордную сумму — $100 млн.

   Коллеги Шварцмана по отрасли возвещают столь же горькие истины. Конкуренты из KKR понесли крупные потери в результате убытков их амстердамского фонда. Не исключено, что серьезно просчитался и частный инвестиционный фонд Cerberus, который недавно пошел на поглощение автомобилестроительного концерна Chrysler и финансовой группы GMAC.

   Кто следующий? Сможет ли еще один гигант отрасли Fortress, в состав которого входят хедж-фонды и инвестиционные компании, остановить свое сползание в пропасть? Fortress — один из крупнейших операторов на немецком рынке аренды жилья. Принадлежащие ему компании Gagfah и Eurocastle сдают в Германии в аренду не только банковские офисы, но и около 180 тыс. квартир в таких городах, как Дрезден, Берлин, Гамбург, Ганновер.

   Джим Крамер, бесцеремонный бывший управляющий фонда и культовый ведущий телевизионного шоу «Mad Money» («шальные деньги») на американском телеканале CNBC, считает Fortress «замком на песке», или «карточным домиком». Недавно он прикрепил на «стену позора» в своей студии фотографию его руководителя Весли Иденса.

   «Не становитесь жертвами роковых ошибок Иденса», — внушал Крамер своим зрителям. Возможно, он преувеличивает — но кое-какие основания для таких оценок есть. Так, акции компаний, которыми управляет или контрольный пакет которых принадлежит Fortress, по сравнению с максимальными котировками прошлого года принесли потери, выражающиеся двузначными числами.

   Впрочем, и акции Fortress, за первой продажей которых в начале 2007 года Иденс с улыбкой наблюдал с балкона Нью-Йоркской биржи, подешевели более чем на 60%. Вероятно, Иденса это не особо расстраивает. Ведь он успел заработать $200 млн, и нужда ему не грозит.

   Но стены крепости Fortress обветшали: IPO группы Seacastle, занимающейся морскими контейнерными перевозками, в число кредиторов которых входит HSH Nordbank (Германия), в конце января было отложено на неопределенный срок. Ипотечный инвестор Newcastle сообщил о том, что в 2007 году понес большие потери и в начале марта был вынужден с убытком для себя продать ценные бумаги на сумму свыше $1 млрд.

   Fortress не желает комментировать данную информацию «по причинам правового характера». Как сообщает представитель компании, падение цен на акции обремененной огромными долгами «квартирной империи» Gagfah более чем на 50% обусловлено «внешними факторами».

   Критически отзываются аналитики и о ситуации в Eurocastle. Этой «дочке» Fortress наряду с бесчисленными филиалами Дрезденского банка принадлежат также ипотечные облигации на миллиардные суммы. Риск ли это? «Покупка и продажа ценных бумаг и объектов недвижимости — часть нашей повседневной работы», — лаконично сообщают в компании. Когда-то владелец империи Carlyle Рубинштейн считал так же.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK