Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Замораживание до отключки"

За годы реформ РАО ЕЭС прошло путь, который преодолели и большинство других крупных компаний: от всеобщих взаимных неплатежей и расчетов по бартеру к нормальным классическим товарно-денежным отношениям, воспетым еще Марксом. Только в отличие от других монстров российской экономики энергетикам пока так и не удалось избавиться от плотной опеки государства, которое решало и до сих пор решает, сколько они могут зарабатывать и строить.Где густо, а где пусто?

Создав в 1992 году РАО ЕЭС и переложив на него ответственность за судьбу отрасли, государство передало новой структуре и ряд застарелых проблем, которые нужно было как-то решать. Одна из них — формирование оптового и розничного рынков электроэнергии.
Особенность российской электроэнергетики состоит в том, что далеко не все региональные энергосистемы вырабатывают энергии столько, сколько необходимо для жизнеобеспечения местных предприятий и населения. Существуют как энергоизбыточные системы, так и энергодефицитные (см. карту).
К числу «зажиточных», в частности, относится Иркутская область с ее каскадом ГЭС на Ангаре, которые вырабатывают самую дешевую электроэнергию в стране, Московский регион, где ввиду большого числа промышленных предприятий в советские времена было с избытком построено тепловых электростанций.
В южных же регионах России из-за слабого развития промышленности электростанций практически не строили. Поэтому сейчас эти регионы испытывают дефицит электроэнергии.
Во времена СССР проблема дефицита-избытка решалась очень просто. Грубо говоря, государство забирало излишки электроэнергии и распределяло их в пользу нуждающихся. Но с переходом к рынку понятие «передать» было заменено на «продать». И для того, чтобы избыточные регионы смогли продавать лишнее, а дефицитные, соответственно, покупать недостающие объемы, в 1996 году на основании закона «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в РФ» и правительственного постановления «О федеральном (всероссийском) оптовом рынке электрической энергии (мощности)» был создан оптовый рынок электроэнергии — Федеральный оптовый рынок энергии (мощности) — ФОРЭМ.
ФОРЭМ не является рынком или электроэнергетической биржей в традиционном понимании. Это — система договорных отношений между поставщиками электроэнергии, ее покупателями и регуляторами рынка. Технологической базой ФОРЭМ служит Единая энергетическая система. Продавцы электроэнергии (а это 19 ТЭС, 12 ГЭС, 9 АЭС, 8 избыточных АО-энерго) поставляют электроэнергию в магистральные сети, а покупатели (64 дефицитных АО-энерго и 17 крупных предприятий), соответственно, получают ее через распределительные сети.
Центральное диспетчерское управление (входит в структуру РАО «ЕЭС России») совместно с объединенными диспетчерскими управлениями в регионах распределяет энергию, поступившую в сети, от поставщиков к сбытовым структурам дефицитных регионов, а ЗАО «Центр договоров и расчетов ФОРЭМ» (80% акций принадлежит РАО «ЕЭС России», 20% — концерну «Росэнергоатом») контролирует исполнение договорных отношений — своевременные поставки и оплату. В качестве организатора ФОРЭМ выступает РАО «ЕЭС России».
Тариф на оптовом рынке устанавливает государство в лице Федеральной энергетической комиссии (ФЭК).
В результате сложился следующий механизм рынка. Дефицитные энергосистемы и ряд крупных предприятий покупают электроэнергию у оптовых поставщиков по тарифам, рассчитанным по затратному методу: для каждого продавца устанавливается «эксклюзивная» цена в зависимости от того, сколько он потратил на выработку электроэнергии (от себестоимости). Например, если у сибирских ГЭС низкая себестоимость, то и покупается энергия по низким ценам — достаточным для покрытия затрат. Если же у какой-либо электростанции более высокие издержки, то пропорционально повышается и цена закупки. Иными словами, стимула снижать затраты у директоров электростанций при такой системе нет.
Для оптовых покупателей рассчитывается средневзвешенный тариф: общая стоимость поставленной на рынок энергии делится на ее объем и определяется единый уровень цен.
Тарифы на всю остальную электроэнергию, вырабатываемую в рамках РАО, устанавливают региональные энергетические комиссии, которые подчиняются региональным администрациям. До недавнего времени это давало губернаторам возможность достаточно произвольно устанавливать цены на услуги энергетиков.
Рост на месте

С начала 90-х годов государство сдерживало рост тарифов, поэтому цены на энергию отставали от цен на другую продукцию. Так, цены на промышленную продукцию с 1990 по 2001 год (с учетом деноминации), по данным РАО «ЕЭС России», выросли в 44 раза, на топливо (уголь, мазут, газ, без которых невозможно производство электроэнергии) — в 78,3 раза, а на электроэнергию — в 28,3 раза. Как следствие, с 1990 по 2000 год средняя рентабельность российской электроэнергетики снизилась более чем втрое — с 37,2% до 11,7%.
«Замораживание» энерготарифов, с одной стороны, сглаживало инфляцию и способствовало общеэкономическому росту в стране. С другой — лишало саму электроэнергетику необходимых инвестиций. В результате вложения в модернизацию старых и строительство новых энергообъектов сократились по сравнению с 60—70-ми годами в 6 раз — до $1 млрд. в год.
Вследствие хронического недофинансирования темпы ввода в эксплуатацию новых мощностей за последние 10 лет сократились вчетверо — до 0,5 млн. кВт/час в год.
На сегодня, по данным РАО, износ оборудования составляет более 50%, и если уровень инвестиций будет оставаться прежним, то уже в 2003—2004 годах в России может возникнуть дефицит электроэнергии.
Но при нынешних тарифах энергетики способны покрывать только текущие расходы (затраты на топливо, зарплата сотрудникам и т.д.) и лишены возможности аккумулировать средства для обновления и строительства оборудования.
Субъективный фактор

Как считают ряд отечественных и западных специалистов, сложная ситуация в российской энергетике сложилась не только в связи с объективными факторами (например, в связи с трудностями переходного периода), но и по вине руководства энергохолдинга.
Первым руководителем РАО стал министр топлива и энергетики РФ Анатолий Дьяков, занявший в 1992 году пост президента холдинга. Деятельность Дьякова сводилась главным образом к поддержанию в рабочем состоянии энергетической инфраструктуры (в первой половине 90-х износ оборудования был не столь существенным). Он фактически управлял компанией в добром старом советском стиле, в то время как в экономике уже активно развивались рыночные отношения. Результатом стали неплатежи, бартер, вексельные — как водится, «непрозрачные» — схемы.
В 1997 году в РАО «ЕЭС России» была введена должность председателя правления, которую занял Борис Бревнов, советник по экономическим вопросам главы администрации Нижегородской области Бориса Немцова.
Деятельность Бревнова самими же энергетиками оценивается, скажем мягко, неоднозначно. При Бревнове платежи «живыми» деньгами возросли с 6% до 14%. Однако общественности он запомнился только тем, что по «восшествии на престол» за счет средств РАО сразу же приобрел себе квартиру в центре Москвы стоимостью свыше полумиллиона долларов. На своем посту Бревнов долго не продержался. И весной 1998 года на должность председателя правления РАО был назначен Анатолий Чубайс, который руководит холдингом по сей день. Санкцию на его назначение дал коллегии госпредставителей в РАО президент Борис Ельцин.
С первых же дней пребывания на посту председателя правления Анатолий Чубайс взял курс на усиление контроля материнской компании за дочерними предприятиями, увеличение доли оплаты за энергию «живыми» деньгами и повышение контроля над всеми финансовыми потоками РАО.
С целью наведения порядка в дочерних компаниях РАО — АО-энерго и электростанциях — было заменено более 60 директоров, или 75% всех руководителей, которые занимали свои посты еще с советских времен.
Базис и надстройка

Для вывода из кризиса проблемных энергосистем РАО создало управляющие энергокомпании — исполнительные органы, уполномоченные РАО ЕЭС, где вместо физического лица — председателя правления — функциями управления наделено юридическое лицо. В зону внимания этих компаний попали несколько особенно неблагополучных АО-энерго.
В результате ряд губернаторов фактически лишились влияния, которое раньше имели в энергосистемах вверенных им территорий. Все финансовые потоки встали под плотный контроль управляющих компаний.
Первой организацией, которую РАО наделило «командирскими» полномочиями, стала компания «ЕСН Энерго», возглавляемая Григорием Березкиным. Эта частная компания в 2000 году приступила к «оздоровлению» депрессивной энергосистемы «Колэнерго».
Главные задачи управляющих компаний, помимо обеспечения бесперебойного энергоснабжения потребителей, заключаются в устранении различных финансово-организационных нарушений (например, сделки с аффилированными лицами, вывод активов), оптимизации управления энергосистемами (часто дублируются управленческие функции), реструктуризации кредиторской и дебиторской задолженности и т.д.
Проведя аудит и инвентаризацию, «ЕСН Энерго» внедрила новую систему управления энергосистемой, благодаря чему дела «Колэнерго» пошли в гору. Дебиторская задолженность снизилась на 65% (до 607 млн. рублей), кредиторская — аж в 5 раз (до 60 млн. рублей). Компания договорилась с ФЭК о повышении тарифа на электроэнергию, который раньше был одним из самых низких в России. Расценки на электричество за полтора года в целом выросли на 107% и т.д.
Пример «ЕСН Энерго» впечатлил РАО «ЕЭС России», и в 2001 году были созданы еще пять управляющих компаний, но не независимых, а являющихся 100-процентными «дочками» холдинга.
Средневолжская межрегиональная управляющая энергокомпания, возглавляемая Владимиром Аветисяном, контролирует деятельность «Самарэнерго», а также проблемных «Калмэнерго», «Саратовэнерго» и «Ульяновскэнерго». Такие нестабильные энергосистемы, как «Ингушэнерго», «Карачаево-Черекесскэнерго», «Севкавказэнерго» и «Каббалкэнерго», контролируются Кавказской энергетической управляющей компанией, которой руководит бывший полномочный представитель Карачаево-Черкесии в Москве Магомед Каитов. Аналогичные управляющие компании были созданы в энергосистемах Приморского края и Архангельской области.
Как заявляют в РАО, в результате предпринятых мер энергохолдинг превратился из «советского хозяйствующего субъекта» в нормальную бизнес-компанию с четко выстроенным механизмом корпоративного управления, что, в свою очередь, позволило улучшить практически все экономические показатели.
Брать «живыми»

Превращение в компанию, соответствующую современным бизнес-стандартам, началось с увеличения «живой» доли денег в оплате за электроэнергию, прекращения взаимозачетов и бартерных схем. Единственным эффективным средством достижения этой цели Анатолий Чубайс провозгласил отключение от сети всех потребителей, которые не платят за энергию «живыми» рублями. С конца 1998 года фактически по всей стране начались массовые отключения неплательщиков, а вслед за ними — иски в суды от «отключенных», самозахваты «рубильников» и т.д. Но победили в этой борьбе энергетики. Уже к концу 1998 года доля «живых» денег в отплате их услуг возросла с 15% до 20%, а в 2001 этот показатель достиг 100%.
Начиная с 1999 года в связи с обозначившимся в стране экономическим ростом стало увеличиваться и потребление электроэнергии. РАО «ЕЭС России» смогло обеспечить этот рост — с 1999 по 2000 год выработка электроэнергии увеличилась на 3,6%, а в 2001 году рост производства энергии составил 0,7% и достиг 626,9 млрд. кВт/час.
Повысился объем экспорта электроэнергии. Если в 1999 году РАО поставило за рубеж 0,98 млрд. кВт/час, то в 2001-м экспорт составил 14,7 млрд. кВт/час. Основными импортерами нашего электричества являются Финляндия (40%), Белоруссия (32%) и Казахстан (10%). Также РАО поставляет электроэнергию в Латвию, Грузию, Китай и Турцию.
Кроме повышения доли «живых» денег в оплате и расчищения финансовых потоков причиной оздоровления холдинга является и прорыв в тарифной политике. С 2000 года электроэнергия стала дорожать быстрее, чем промышленная продукция. Для потребителей розничного рынка с января 2000-го по июнь прошлого года электроэнергия подорожала на 67,2%. В 2001 году средний тариф на ФОРЭМ увеличился на 33%. С текущего марта энерготарифы повысились еще на 20%. А в целом в ближайшие два-три года энергетики рассчитывают увеличить цены не меньше чем в 2 раза.
В 2000 году РАО ЕЭС впервые за всю свою историю получило прибыль 7,9 млрд. рублей против 91,3 млрд. убытка в 1998 году. За первые 9 месяцев 2001 года чистая прибыль холдинга составила 15,2 млрд. рублей — в полтора раза выше, чем за весь 2000 год.
Начиная с 1998 года до июня 2001 года РАО «ЕЭС России» сократило кредиторскую задолженность на 20% — до 211,5 млрд. рублей, дебиторскую — на 25% (до 106,2 млрд. рублей). Как заявляют в РАО, нынешнее финансовое положение холдинга позволяет в целом решить проблему долгов уже в нынешнем году.

Производство электроэнергии в СССР (млрд. кВт /час)

193213,5
193736,2
194229,1
195091,2
1955170,2
1960292,3
1965506,7
1970740,9
19751038,5
19801293,9
19851545,0
19901728,0

Производство электроэнергии РАО «ЕЭС России» (млрд. кВт /час)

1993692,1
1994646,8
1995629,8
1996614,9
1997607,7
1998603,8
1999602,2
2000622,8
2001626,8

Объем экспорта российской электроэнергии (млрд. кВт /час)

199719,7
199818,5
199913,9
200014,1
200117,9

Распределение производства электроэнергии по типам электростанций (2001 год)

ТЭС60,5%
ГЭС20,0%
АЭС15,4%
Блокстанции4,1%

МИХАИЛ СИДОРОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK