Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Занавес!"

Не стало Наталии Бессмертновой. Ушла балерина, чье имя ассоциируется с золотым веком Большого театра — эпохой Юрия Григоровича. Она танцевала тридцать три года — с 1961-го по 1994-й. Случай беспрецедентный!   Она долгое время была официальным Большого балета, как называли во всем мире труппу Григоровича, и ушла из театра вместе с ним, супругом, ибо не мыслила жизни в искусстве без своего Мастера. Народная артистка СССР, лауреат государственных и Ленинской премий, лауреат премии Анны Павловой. Все это о ней — и не о ней. Она будто жила в параллельном мире, спокойно и достойно проходя мимо шумихи и почестей. У нее была своя, другая жизнь, другая цель: Служение.

   Бессмертнова была сложной балериной: тем, кто не застал ее рассвета, понять ее было нелегко. А те, кто застал, никогда не забудут ее первый выход в в 1963 году. Бессмертнова взорвала представление о традиционном балете. Приглаженный образ официальной милой пейзанки был безжалостно изгнан со сцены. С той поры ни одна балерина не берется за , если не умеет думать. А потом наступила стагнация: все одинаково чисто, ровно, красиво, совершенно. Она стала первой и лучшей исполнительницей всех балетов Григоровича: Ширин в , Фригия в , Одетта-Одиллия в , Аврора в , Анастасия в , Рита в и триумфальный венец всего — .

   Она сверкала на сценах и , Венской и Римской опер, нью-йоркской . Это были блистательные балеты, отточенные партии — и не более. Не потому что Бессмертнова не чувствовала и не могла передать, а потому, что это стало ее сущностью, она сама была такой и сама себя удерживала в рамках. Ее жизнь — подвиг. Встретив своего Мастера, она осталась с ним и отдала ему себя целиком. Трильби и Свенгали, Маргарита и Мастер — это о них, о Бессмертновой и Григоровиче. Ей было, очевидно, сложно расстаться с иллюзиями юности, с порывами и страстями, но она пошла на это и обрела веру и гармонию. Что она за это получила — знают все. А чего не получила, не почувствовала, не дожила, не смогла — знают только Бог и она сама. .

   Бессмертнова не была приятной, ни на сцене, ни в жизни. Ее не очень любили, и как человека, и как балерину. Уважали, восхищались профессионализмом, но не любили. Да и не могли любить — она бы не позволила. Она была гордой и жесткой, она несла свой крест в одиночестве. И никогда не давала себе расслабиться, раскрыться. Лишь однажды, в конце карьеры Наталии Бессмертновой, случилось чудо.

   К юбилею Нижинского в Большом давали . Не знаю, что в этот вечер случилось с балериной, не знаю, почему она вдруг решилась на это. Впервые на сцене не было Бессмертновой точеной, изысканно холодной, равнодушной. На сцене будто ожила романтическая греза, о которой мечтал Фокин. Из шелухи регалий и закостеневших форм партий вспорхнула Сильфида. Юная и поэтичная, шаловливая и томная, романтическая, задумчивая и манящая… Настоящая. Это был катарсис. Прекрасно… и страшно. По-тому что именно тогда стало ясно, что положила Бессмертнова на алтарь, чем пожертвовала. За своим Мастером она последовала и в изгнание: была ассистентом хореографа и репетитором всех постановок Григоровича последних лет. Она была гармонична и здесь, в педагогике, став тонким, умным и думающим учителем. Но за все в жизни приходится платить. Звонок прозвенел — и она угасла.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK