Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Запахло серой"

Вернуть эти деньги поможет так называемый «банк качества нефти», который начнут создавать в наступившем году.Глубока страна моя родная

Неудивительно, что не вся российская нефть одинакового качества. К примеру, в недрах Западной Сибири добывается наиболее дорогая, так называемая легкая нефть — с минимальным содержанием серы. А на Урале и в Поволжье залегают главным образом «тяжелые» сорта нефти с избыточным содержанием серы, которые меньше ценятся на рынке.
Все было бы ничего, но в нефтепроводах (в том числе и тех, что прокачивают сырье на экспорт) все сорта нефти смешиваются, и на выходе получается «общероссийская» смесь Urals, баррель которой на $1—2 дешевле арабской смеси Brent. А эта последняя служит индикатором цены на нефть на мировом рынке.
Между тем сибирский сорт нефти Siberian light (ее на некоторых своих месторождениях добывают такие компании, как «ЛУКойл», ТНК и др.) стоит на $0,2—0,3 дороже Brent`а. А вот «тяжелая» нефть, которую добывают «Башнефть» и «Татнефть», напротив, стоит на $6—7 дешевле не только Siberian light, но и Urals. Тем не менее сегодня все российские компании за каждый сданный баррель нефти, какого бы качества она ни была, получают одну и ту же цену — цену барреля смеси Urals (на 8 января нынешнего года — $28,9).
По экспертным оценкам, 80% добываемой в России нефти не уступает или даже превышает по качеству Brent (такую нефть добывают в основном крупнейшие компании — «ЛУКойл», ЮКОС, «Сибнефть», ТНК и др.). 10% нашей нефти немного «грязнее» Brent’а, а оставшиеся 10%, которые добывают главным образом «Татнефть» и «Башнефть», представляют собой просто «ложку дегтя», которая, попав в общую трубу, «опускает» качество всей нефти ниже уровня Brent’а. Соответственно вся разница между ценами нефтяных сортов сейчас съедается компаниями, которые добывают высокосернистую нефть.
По оценкам замминистра энергетики РФ Владимира Станева, компании, добывающие высококачественную нефть, в связи с этим ежегодно теряют около $250 млн. По мнению главы ЮКОСа Михаила Ходорковского, потери на порядок выше — до $2,5 млрд. каждый год.
Плановая вязкость

В конце минувшего года совет директоров российского государственного концерна АК «Транснефть» (контролирует более 90% нефтепроводов страны) одобрил концепцию создания в России банка качества нефти. «Банк» — название достаточно условное. На самом деле это механизм штрафных и компенсационных выплат для нефтедобывающих компаний в зависимости от качества нефти, которую они поставляют в систему нефтепроводов «Транснефти».
Банк качества, таким образом, призван устранить существующую несправедливость — поставщики низкокачественного (вязкого, с высоким содержанием посторонних примесей, прежде всего серы) сырья будут обязаны платить в этот банк за то, что они портят общую картину. А «банк», в свою очередь, будет направлять эти деньги добытчикам «легкой» нефти — за то, что портится их высококачественное сырье.
Нефтяные «банки» существуют практически во всех нефтедобывающих странах. И в России идея введения такого механизма появилась, в общем-то, давно — в начале 1990-х, когда в стране начал формироваться частный нефтяной сектор. Но более-менее серьезно о своем желании обзавестись банком качества нефтяные холдинги заявили только лет пять назад.
Тогда цены на российскую нефть опустились до рекордно низкого уровня — до $8—9 за баррель, и поставщики качественной нефти (а их, напомним, в России большинство) таким образом решили повысить цену своего сырья. Но правительство в то время инициативу не приняло. При столь низких ценах на нефть внедрение компенсационного механизма означало бы, по сути, разорение «Татнефти» и «Башнефти», а эти компании являются бюджетообразующими соответственно для Татарии и Башкирии.
Снова идея «банка» всплыла в 2000 году. На этот раз «нефтяное большинство» не устроило то, что цена на Brent существенно оторвалась от Urals — вместо привычных $1—2 разница составила $5 (при ценах $34 и $29 соответственно). С тех пор разговоры о введении банка качества среди заинтересованных организаций и лиц происходят систематически.
При этом в июле прошлого года был создан прецедент — заработал банк качества на нефтепроводе «Каспийский трубопроводный консорциум» (КТК), по которому поставляют нефть в том числе две российские компании — «ЛУКойл» и «Роснефть». Банк на КТК стал первым на постсоветском пространстве. Планируется, что будет работать банк качества и на строящемся трубопроводе «Баку—Тбилиси—Джейхан».
На встрече руководителей российских нефтяных компаний и руководства «Транснефти», которая прошла в конце прошлого года, большинство нефтяников, как и ожидалось, двумя руками поддержали внедрение компенсационного механизма.
При этом следует отметить, что почти у всех проголосовавших «за» есть «дочки», которые также добывают «тяжелую» нефть. Например, у «ЛУКойла» это «Пермнефть», у ТНК — «Оренбургнефть», у СИДАНКО — «Удмуртнефть», несколько уступает уровню качества Urals и «дочка» ЮКОСа — «Юганскнефтегаз» (по данным компании Market Intelligence Group).
Но, как отмечает старший аналитик Альфа-банка Константин Резников, у вышеперечисленных компаний доля «грязной» нефти либо незначительна по сравнению с общим объемом добычи, либо в незначительной степени уступает по качеству Urals. А у «Башнефти» 100% добычи (12 млн. тонн) составляет «тяжелая» нефть с содержанием серы, почти в два раза превышающим уровень Urals (соответственно 2,6% против 1,4%), у «Татнефти» — треть от общего объема добычи, то есть около 8 млн. тонн.
До недавнего времени руководство Башкирии и Татарии активно выступало против введения «банка» (обе компании в значительной степени контролируются администрациями республик). Например, глава Татарстана Минтимер Шаймиев предсказывал в случае введения «банка» ежегодные поборы с «Татнефти» в размере $0,5 млрд., прекращение работ на мелких месторождениях, поскольку они станут нерентабельными, и, как следствие, вынужденное увольнение тысяч работников. Но к сегодняшнему дню он в значительной степени смягчил свою позицию по данному вопросу. Теперь главное требование Шаймиева заключается в том, чтобы уравнять правила игры при введении банка качества (в частности, снизить уровень налогов для пользователей «тяжелых» месторождений) и дать время (лет 5—6), чтобы эти компании успели подготовиться к работе в новых условиях.
Изменились и оценки бедствия, которое якобы обрушатся на головы башкир и татар после введения банка качества. По мнению Константина Резникова, «Башнефть» после этого свершения будет терять около $80 млн. в год при прибыли около $400 млн. ежегодно, а «Татнефти» придется тратить на компенсации менее $60 млн. в год при ежегодной прибыли около $600 млн. (расчеты делались исходя из цены в $25 за баррель). Расходы, бесспорно, значительны, но ни одну из этих компаний они по миру не пустят.
К тому же, как считают аналитики, добытчики «тяжелой» нефти могут снизить свои потери, построив очистительные мощности, которые должны довольно быстро окупиться. Над этим, в частности, активно работает «Татнефть» — компания строит оснащенный по последнему слову техники нефтеперерабатывающий завод в Нижнекамске. Правда, он вступит в строй не раньше 2008 года.
По итогам переговоров с «Транснефтью» глава «ЛУКойла» Вагит Алекперов заявил, что банк качества нефти в России может начать работу уже летом 2003 года. Однако, как заявляют в самой «Транснефти», в нынешнем году «банк» будет существовать только в теории — в течение года специалисты компании подсчитают, сколько, кто и кому должен был бы заплатить.
А уж потом, с расчетами на руках, будут снова проведены переговоры со всеми заинтересованными компаниями, где и будут окончательно согласованы сроки введения и формы существования банка качества нефти. По мнению аналитиков, «банк» будет запущен в работу не раньше чем через 1,5—2 года. Скорее всего, российская нефть лучше от этого не станет (хотя существует мнение, что создание банка заставит компании очищать нефть перед закачкой в трубу или попросту продавать некачественную нефть на внутреннем рынке). Однако поставщиков высококачественной нефти это мало интересует. Ведь их доходы вырастут наверняка.
%G!%Содержание серы в сырой нефти, добываемой российскими компаниями (%)*

«Башнефть»2,6
«Удмуртнефть» (входит в структуру СИДАНКО)2,55
«Татнефть»2,1
«Пермнефть» («ЛУКойл»)1,9
«Оренбургнефть» (ТНК)1,75
Urals1,4
«Юганскнефтегаз» (ЮКОС)1,4
«Сургутнефтегаз»1,1
«Самаранефтегаз» (ЮКОС)1,0
«Лангепаснефтегаз» («ЛУКойл»)1,0
«Коминефть» («ЛУКойл»)0,9
«Когалымнефтегаз» («ЛУКойл»)0,85
«ТНК-Нижневартовск» (СИДАНКО)0,75
«Мегионнефтегаз» («Славнефть»)0,7
«Ноябрьскнефтегаз» («Сибнефть»)0,6
Siberian light0,5
«Урайнефтегаз» («ЛУКойл»)0,35
«Пурнефтегаз» («Роснефть»)0,35
«Саратовнефтегаз» (СИДАНКО)0,3
«Варьеганнефтегаз» (СИДАНКО)0,25
«ТНК-Нягань»0,2

* По данным «Альфа-банка».

МИХАИЛ СИДОРОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK