Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Заслонка для бюрократа"

Что изменят эти законы?Александр Аузан, президент Международной конфедерации обществ потребителей, один из разработчиков пакета законопроектов: «Проблема состоит в том, что в начале 90-х, когда экономические реалии кардинально изменились, стали срочно строить систему регулирования. Думаю, что никакого злого умысла изначально в этом не было. Нужно было что-то делать, когда на вакуумный рынок хлынули потоки разнообразных товаров, а у государства не было никакого опыта работы в рыночных условиях.
В мире и обязательное лицензирование, и обязательная сертификация являются мерами исключительными. У нас их применили к 90% рынка. В качестве экстренного шага. Но потом от этого нужно было быстро уходить, чего сделано не было. Возникла ситуация, когда экстренные барьеры в таких масштабах работать не могут чисто технически, то есть являются фиктивными. Однако деньги, которые платят за эти принудительные услуги, причем зачастую частным организациям, вполне реальны. Таким образом, к середине 90-х широкие массы чиновничества и приближенных к ним людей осознали, что все эти барьеры — чрезвычайно привлекательный квазибизнес. Строим барьеры. Создаем приближенную мини-структуру, которая является монополистом и имеет гарантированный рынок, и начинаем хорошо жить. Причем под флагом защиты потребителя, повышения качества. С 1996—1997 годов эти барьеры стали расти. Это стало выгодно.
Вся цепочка устроена так: правила соблюсти невозможно, они противоречат друг другу и вполне нужный контроль за качеством продукции на рынке превращается тоже в квазибизнес, когда любой инспектор может зайти в любое предприятие, гарантированно найти нарушение и выйти оттуда с деньгами. Причем он проверяет бумажки, которые по определению друг с другом не могут состыковаться, а реальное качество товара или услуги остается за кадром.
Проблема еще и в том, что система начинает расти. Если бы она оставалась в тех же объемах, что и в середине 90-х, все привыкли бы и успокоились. Скорее, мучился бы потребитель. Потому что если у товара нет сертификата — это плохо. Если есть — это ничего не гарантирует. Однако рост системы приводит к абсолютно непрогнозируемому увеличению издержек. Поэтому шевелиться и возмущаться стали не только потребители, но и предприниматели.
Рецепт прост. Разрушить систему, тем более быстро, невозможно. Контроль государства как принцип необходим. Поэтому ее нужно упорядочить и переориентировать на нужды реальной экономики и потребителя, чтобы система начала сокращаться и выполнять не виртуальные, а реальные функции.
Заметим, что сейчас о дерегулировании больше всего говорит высшее политическое руководство страны и жестче всего — президент. У него, между прочим, своя мотивация. В этих условиях государственный аппарат, который размножается почкованием и кормится на бюрократических барьерах, ему фактически не подчиняется. Честь они отдают, но свой интерес блюдут.
С другой стороны, есть участники рынка, которых волнуют именно барьеры. Это завышенные цены для потребителя, непредсказуемость рынка для предпринимателя, невозможность инвестировать и т.п. Поэтому предпринята попытка создать правила не руками чиновника, а путем диалога бизнеса, отраслевых ассоциаций, независимых юристов и т.п. При безусловном политическом содействии Германа Грефа (министр экономического развития), Ильи Южанова (министр по антимонопольной политике) и некоторых других. При этом правительство вынуждено было сдерживать ряд министров, которые были против принятия нашей концепции.
Центральный вопрос — почему не работает нынешнее законодательство? Потому что неправильно решен вопрос ответственности. Кто отвечает за качество продукции на рынке? Сейчас фактически никто. Мы считаем, что должен отвечать производитель, что является вполне распространенной мировой практикой.
Очень важно ввести механизм возврата и замены товара. То есть, если вас поймали на том, что товар некачественный, вы будете объявлять в прессе о том, что заменяете всю партию, по всей стране. Дико дорогая и бьющая по репутации операция. Сейчас такой нормы нет.
Те механизмы, которые мы пытаемся выстраивать, основаны на шкурном интересе производителя и потребителя. Это должно работать».

Сергей Глазьев, председатель комитета по экономической политике Госдумы РФ: «Безусловно, принятием нескольких законопроектов разбюрократизировать экономику невозможно. Однако принятие этих законов действительно имеет определенное положительное значение. Мы должны стремиться к тому, чтобы эффективность государственного регулирования повышалась.
На самом деле нельзя говорить о том, что из-за административных барьеров ничего не работает. Сегодня в России фирму зарегистрировать намного легче, чем в Европе, а уж тем более в США или Японии. Доступ в бизнес открыт всем — в том числе людям, неоднократно судимым. Для всякого рода аферистов и мошенников российская правовая система оставляет слишком много лазеек. Говорить, что бизнес душат, неправильно. Но государство, с одной стороны, неэффективно регулирует бизнес, с другой — перегружает его неработающими нормами.
Сейчас необходимо подвергнуть ревизии перечень лицензируемых видов деятельности, не перегружать предпринимательство ненужными проверками, нужна система простой и понятной регистрации юридических лиц.
Но законы должны быть сбалансированы. Излишнее дерегулирование может привести к тому, что потребитель останется совершенно незащищенным. Но если государство и берется за лицензирование, оно должно отвечать перед обществом за выданную лицензию. Сейчас, к сожалению, гослицензирование является зачастую профанацией.
Законы, с моей точки зрения, содержат ряд важных мер. Например, признание права саморегулирующих организаций, несущих солидарную ответственность за действия своих членов, осуществлять часть функций государства по контролю за своей деятельностью. Это серьезно, хотя четкого механизма реализации этого права пока нет.
Короче говоря, идея дебюрократизации обязательно должна быть дополнена ответственностью. Предстоит большая работа. Без конкретных механизмов и ответственности все остальное — лишь косметика».

Кирилл Болматов, официальный представитель «Бритиш Американ Табакко»: «Вопрос о дебюрократизации экономики в России назрел давно. Излишнее вмешательство государства в дела бизнеса серьезно тормозит экономический рост и является одним из факторов, препятствующих привлечению иностранных инвестиций. Множество различных органов власти стремятся тем или иным образом контролировать предприятия, а точнее, выдавать им платные разрешения на деятельность. Соответственно, компании вынуждены отвлекать значительные ресурсы, как людские, так и финансовые, на получение всех этих разрешений. А ведь эти ресурсы могли бы быть направлены на расширение бизнеса, приобретение нового оборудования и создание новых рабочих мест.
Обидно, что, хотя еще в прошлом году правительство объявило курс на ослабление бюрократического вмешательства, акты по его усилению продолжают выпускаться. Например, недавно было принято постановление о регистрации в Минздраве всех пищевых продуктов и предметов, с ними контактирующих. Эта процедура (естественно, платная) будет дублировать уже существующую аналогичную систему сертификации и будет нужна только для того, чтобы дать работу и возможность брать взятки чиновникам.
В цивилизованном мире проблема качества и безопасности решается совсем по-другому: государство выпускает стандарты качества, обязательные для соблюдения, и потом периодически проверяет продукцию на рынке. При несоответствии стандартам безопасности производитель несет жесткую административную ответственность. И никакого бумажного контроля, никаких сертификатов, и уж естественно — никаких голографических марок, которые регулярно хотят навязать производителям различные высокопоставленные лица».

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK