Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ЗАВОДНОЙ ПИНГВИН"

Ну что можно подарить одинокой женщине на сорокалетие? Только счастье в личной жизни. Скинувшись всем миром, подруги решили пригласить к Марине, как бы это сказать, м-м-м, молодого человека по вызову.    Сорок — не лучшая цифра для женщины. Марина так и сказала, когда я попытался поздравить ее с днем рождения и всучить белые розы. «Ты еще скажи, что в сорок жизнь начинается!» — сердито добавила она.
   — Уф, давно я не лежала в Колонном зале! — воскликнула Марина и с размаху шлепнулась на диван, изображая готовность не то к любви, не то к смерти. В окружении темно-бордовых букетов роз и белых лилий она и правда выглядела зловеще. Особенно выделялся букет алых роз, который был так велик, что уместился только в ведре.
   — Небось директриса подарила, — предположил я, откупоривая холодное (слава-тебе-гос-с-споди) шампанское. За монументальностью цветочной композиции рисовался серьезный бюджет.
   — Мимо! И ни за что не догадаешься, — неожиданно рассмеялась моя подруга.
   — Поклонник?
   — Мимо!
   — Может, ученики? — с удивлением спросил я. В разгар лета собрать деньги на такой букет — это, знаете ли, надо очень любить свою учительницу по русскому и литературе.
   — А знаешь, ты почти прав, — неожиданно мирно согласилась она.
   …Оказалось, что накануне дня рождения Маринины подружки решили сделать ей подарок. Сюрприз. Ну что можно подарить одинокой женщине на сорокалетие? Только счастье в личной жизни. Скинувшись всем миром, они решили пригласить ей, как бы это сказать, м-м-м, молодого человека по вызову. Чтобы вечер прошел с цветами, с танцами под медленную музыку, с нежными комплиментами. Ну а если дело зайдет дальше, почему бы и нет?
   — Вы сбрендили, девушки? — заорала Марина, когда подруги заявили ей, что в ближайший вечер к ней придет сногсшибательный молодой человек и удовлетворит ее самые смелые фантазии. — Я приличная женщина.
   — Вот и сидишь не замужем уже пятый год, — сурово сказала Нина Петровна, преподавательница математики. — Уж пора бы сбросить хоть перед собой маску приличной женщины.
   — Попробуй стать просто женщиной, расковаться, хоть раз не думать о том, как ты выглядишь, наоборот — о том, чего ты хочешь, — подхватила мысль Ольга Сергеевна, училка по физике.
   — Я хочу, чтобы вы немедленно аннулировали заказ! За кого вы меня принимаете? — кричала Марина, — Этого не будет! Я уйду из дома, и пусть этот… этот… этот жиголо стоит под дверью, сколько ему заблагорассудится!
   — Мариночка, отбрось комплексы! — пропищала Инесса Витальевна, худосочная биологичка, заглядывающаяся на одиннадцатиклассников.
   — Ага, с тебя пример возьму! — басом ответила Марина. — В общем так, девочки, все это чушь, и я никому дверь не открою и никого сюда не пущу. Дайте мне телефон этой фирмы, я отменю заказ. В конце концов это мой день рождения, я имею на это право!
   — Ни за что! — вспыхнула физичка Ольга Сергеевна. — И отказываться от подарков неприлично, вот!
   — Ну чего ты боишься? — начала ее мягко увещевать Нина Петровна, учительница математики. — Тебя никто не укладывает в постель. Он подарит тебе цветы, вы потанцуете, выпьете шампанского. Поговорите. Ну просто хорошо проведешь вечер с приятным молодым человеком. Что тут такого?
   — Но я его не знаю! — уже с некоторым сомнением сказала Марина.
   — Да и не надо тебе его знать! Вон ты сколько мужиков знала — и что? Что-то хорошее? Здесь хотя бы можешь быть уверена, что все будет красиво. Он тебе будет говорить комплименты — примерный перечень мы набросали…
   — Девочки! — опять взмолилась Марина.
   — Ну должен же он примерно представлять, к кому идет. Не все умеют импровизировать на ходу.
   — Ага, то есть так, без подготовки, и комплимента мне не сказать! — обиделась Марина.
   — Мариночка Евгеньевна, мы знаем, что ты волнуешься, — опять вступила в беседу завуч Наталья Ивановна. — Но нам, с нашей тяжелой работой, надо иногда встряхнуть себя, почувствовать себя женщинами. Все будет хорошо. Ты привлекательная женщина, я думаю, что вы оба получите удовольствие от вечера.
   — Да, но у меня целлюлит, — неожиданно деловито подошла к вопросу Марина.
   — Еще раз, Мариночка, — вступила Нина Петровна, — тебе не обязательно раздеваться, ложиться в постель и показывать свой целлюлит. Надень длинное вечернее платье, вот то, в котором ты была в этом году на выпускном вечере. Умопомрачительное! Сходи к парикмахеру. Если хочешь, мы тебе поможем убраться.
   — Да я уберусь! — махнула рукой Марина. И вдруг спохватилась: — А если он вор? Если утащит что-нибудь?
   — Что у тебя тащить-то! — в сердцах воскликнула Инесса Витальевна, та самая, заглядывающаяся на одиннадцатиклассников биологичка. — Хрустальные рюмки да лучшие сочинения за последние десять лет.
   В общем, в четверг вечером Марина в вечернем платье и со свежей стрижкой сидела в полутемной гостиной за столиком, сервированным фруктами, шоколадом и вином, и нервно ждала звонка. Приготовленные диски с «медляками» лежали стопочкой у музыкального центра.
   В десять вечера трель звонка разорвала нервную тишину. Сердце Марины подпрыгнуло к горлу, она минутку постояла, чтобы успокоиться, и пошла открывать дверь.
   Ап!
   Перед ней возник огромный букет роз — алые, свежие, они заняли весь дверной проем. Молодого человека за ними не было видно — только красивые руки с длинными пальцами. И стройные ноги в узких брюках.
   — С днем рождения, Марина! — сказал из-за букета низкий и нежный голос.
   — Заходите, пожалуйста, — пролепетала Марина.
   Букет вплыл в тесную прихожую, опустился ей в руки, и тут Марина с ужасом увидела обладателя красивых рук и длинных ног.
   — Колосков! А ты что тут делаешь?! — строго спросила она своего лучшего выпускника этого года Мишу Колоскова, окончившего школу с золотой медалью и толь-ко что поступившего на истфак МГУ.
   Красивое лицо Колоскова залила пунцовая краска.
   — Я хотел бы поздравить вас с днем рождения, Марина Евгеньевна, — пролепетал он.
   — Ага, вот, значит, чем ты занимаешься в свободное от учебы время! А матери что сказал? Что в библиотеку пошел?
   — Нет, что в кино, — потерянно сказал Колосков.
   — И давно ты этим занимаешься? — строго вопрошала Марина.
   — Да вот уже полгода подрабатываю, — смущенно пробормотал Колосков.
   — Хоро-о-ош! — припечатала Марина.
   Некоторое время они постояли молча, рассматривая друг друга.
   — Ну давай цветы, что ли, поставлю, — сказала Марина.
   — Разрешите это сделать мне, — попросил Колосков.
   В ванной он извлек ведерко и, напустив воды, поставил туда цветы.
   — Можно я поставлю их в гостиной? — спросил молодой человек.
   — Валяй. Пойдем хоть шампанского выпьем, — предложила Марина, — все-таки день рождения.
   Потом они с Колосковым пили шампанское, перемывали косточки учителям и Мишиным одноклассникам. Миша рассказал, кто куда поступил и кого на чем срезали на дополнительных испытаниях и у кого с кем роман. И даже немножко рассказал о своей работе, только просил матери при случае ничего не говорить. Потом Марина поставила музыку, и они даже танцевали.
   — А вы хорошо танцуете, Марина Евгеньевна, — сказал Колосков.
   Уходя, Миша поцеловал Марине руку:
   — Марина Евгеньевна, а ведь мы в классе вас больше всех учителей любили, правда. Вы просто классная!
   Это был лучший день рождения Марины — с тех самых пор, как Андрюша Чернов подарил ей на пятилетие заводного пингвина.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK