Наверх
21 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ЗАЯВКА НА ЛИДЕРСТВО"

Что общего между недавним заседанием Госсовета и мемуарами Татьяны Юмашевой?    Смена стилистики — с путинской консервативной на медведевскую либеральную — ведет к фрагментации политической элиты, уверена социолог Ольга КРЫШТАНОВСКАЯ.
   
   — Недавний Госсовет произвел неожиданное впечатление: власть как будто специально позвала в Кремль системную оппозицию, чтобы та подвергла критике «партию власти». Зачем это было нужно?
   — Я думаю, власть хотела выслушать мнение несогласных. Медведев и раньше не раз говорил, что призывает к сотрудничеству всех: так что это вполне в логике действий власти. Но в целом вы, конечно, правы: в условиях, когда столько усилий было предпринято для консолидации власти, дать слово оппозиции — это политическое новшество. Медведев нас еще раз удивил!
   — Но зачем?
   — Прежде всего, это нужно для легитимности самой власти. Сейчас она недостаточно легитимна. Хотя бы по той причине, что многие не верят в честность выборов.
   — Как вы считаете, после того, что было сказано на Госсовете, доверие к мартовским региональным выборам будет выше? Или все останется, как есть?
   — Я не уверена в том, что до марта хватит времени, чтобы система перестроилась капитально. Скорее всего, на мартовских выборах победят те, кто и должен победить. Но на будущее закладывается новая система взаимоотношений.
   — Были разные трактовки позиций Путина и Медведева: одна из газет даже написала, что с подачи Медведева путинская политическая система подверглась критике, и Путину даже пришлось брать слово, чтобы ее защищать. По-вашему, есть разногласия внутри тандема?
   — Здесь нужно понимать предысторию вопроса. В 1999-2000 гг., в начале правления Путина в Кремле бытовало такое мнение: «главное остановить хаос, сделать систему управляемой». Надо взять бразды правления в свои руки, построить вертикаль. Демократизацию легче проводить сильной рукой. Об этом писал еще Хантингтон (Самюэль Хантингтон (1927-2008), выдающийся американский социолог и политолог. — «Профиль») в книге «Третья волна: Демократизация в конце XX столетия»: когда власть слаба, демократизация превращается в хаос, разгул преступности и т. д. Демократизация проходит успешнее там, где государство сильно и способно поэтапно под своим контролем отпускать вожжи. Очевидно, что наша власть взяла это на вооружение. Теперь настало время постепенного ослабления хватки, пришло время контролируемой либерализации. И, наверное, не правильно называть это только «медведевской» либерализацией: думаю, она входила в планы Путина и его команды еще в начале нулевых. Однако Путин выглядит более консервативным, а Медведев — более либеральным. И то, что они делают разные акценты, то, что они различаются по стилистике приводит к фрагментации политической элиты. Путин и Медведев по-прежнему могут существовать как единое политическое тело, но ниже на этажах власти уже появились трещинки.
   — Даже плавная либерализация не может не затрагивать чьих-то интересов. Оппозиция на Госсовете сильно критиковала «Единую Россию». Не так давно вы вступили в эту партию. Критика кажется вам справедливой?
   — Есть вещи вполне справедливые.
   — Например?
   — Население воспринимает ЕР как партию чиновников, которая обеспечивает этим чиновникам представительство в законодательных органах власти. Так это или не так — это отдельный вопрос: увы, пока статистики по социальному составу ЕР нет. Давайте теперь задумаемся: доля чиновников в России — примерно 2% от всего населения, а представительство ЕР в законодательных органах — около 70%. Причем эта планка достигнута теперь на всех уровнях — от Госдумы до муниципалитетов. Получается, что 2% населения имеют 70% представительства. Вот он — административный ресурс в цифрах: 70% ЕР минус 2% чиновников = 68%! Хорошо ли это для страны? Не думаю. Да и для самой партии не хорошо. Только вы не подумайте, что в ЕР это не понимают! Понимают, ищут новых лидеров, пытаются расшевелить народ, пытаются вовлечь в дискуссию, доказать, что плюрализм мнений реально возможен — все это делается.
   — Вы сказали о «трещинках» и «фрагментации политической элиты». На ваш взгляд, это продуктивно или контрпродуктивно с точки зрения задач модернизации?
   — Ни то, ни другое — это проявления постоянно идущей политической борьбы…
   — Между кем и кем?
   — Между разными группами во власти, которые, как вы понимаете, всегда были. Чем более авторитарна политическая система, тем эта борьба менее заметна, чем больше система становится открытой, тем чаще столкновения выходят наружу. Сейчас мы наблюдаем процесс выхода таких конфликтов на поверхность.
   — Есть мнение, что развернувшаяся полемика по поводу 90-х — я имею в виду интернет-мемуары Татьяны Дьяченко-Юмашевой и многочисленные отзывы на них, а также газетную полемику по поводу наследия Егора Гайдара — это лишь начальный этап начавшейся «фрагментации политической элиты». Впереди нас ждут еще более серьезные столкновения?
   — У меня есть собственная версия по поводу появления мемуаров дочери первого президента и по поводу развернувшихся дискуссий о 90-х. Думаю, причина в том, что есть группа людей, которые понимают: на правом фланге нам нужна сильная партия, а ее до сих пор нет. Я думаю, в первую очередь, это «отцы реформ» — Анатолий Чубайс, Александр Волошин, Татьяна и Валентин Юмашевы, многие другие влиятельные люди. Но для того, чтобы сделать сильную партию, необходимо очищение правой идеи от грязи, которая к ней налипла. Вполне возможно, что Татьяну Юмашеву готовят для лидерства в такой партии. Ведь очевидно: старая команда правых вышла в тираж, старые фамилии уже не привлекут сторонников.
   — Но у нее самой такая «новая» фамилия, что лучше уж была «старая»! Вы всерьез считаете, что дочь Ельцина может иметь электоральные шансы?
   — Я считаю вполне возможным, что Дмитрию Медведеву понадобится партия, которую он мог бы возглавить. По своим взглядам он — человек либеральный. Значит, это не может быть ни «Единая Россия», ни «Справедливая». Через пару лет будет востребована либеральная партия. Почему бы не создать ее с нуля, очистив предварительно правую идею? Татьяна Юмашева именно этим и занимается. Здесь чувствуется попытка воздействовать не логикой, а сердцем: все написано очень эмоционально-достоверно…
   — Так эмоционально или достоверно?
   — Я не думаю, что политический игрок может быть полностью достоверен. На политическом поле каждый преследует свои цели. Ее мемуары я воспринимаю как заявку на лидерство. Это было бы очень оригинально — женщина во главе правой партии. Правому делу нужен чистый человек, который мог бы вернуть народу веру в либеральную идею.
   — «Чистый человек»? После такого количества компромата? Пусть даже все неправда, как она утверждает, но, как говорится, «осадок-то остался». Репутация — это ведь, прежде всего, мнения людей…
   — Я, когда читала блог Татьяны Юмашевой, поймала себя на мысли: как точно автор воздействует на чувства: где-то прямо слеза наворачивается, где-то сочувствие, понимание. Как искренне она пишет о том времени! А имидж изменить можно: кто сейчас помнит скандалы конца 90-х? Только люди типа нас с вами, профессионально занимающиеся политикой, а основная масса населения, особенно молодежь, мне кажется, уже нет. Время-то достаточно прошло! Тем более ностальгия по социализму постепенно уступает место ностальгии по 90-м…
   

   ДОСЬЕ
   Ольга Викторовна КРЫШТАНОВСКАЯ родилась в Москве. В 1979 году окончила философский факультет МГУ, кандидат философских наук (1986), доктор социологических наук (2002). С 1989 года — руководитель центра изучения элит Института социологии РАН. Почетный профессор университета в Глазго (Великобритания). С 2009 года — член «Единой России».
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK