Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Земля до востребования"

Дума приняла капиталистический закон об обороте сельхозземель. Однако до наступления реального капитализма на селе еще очень далеко.На прошлой неделе Дума разрешила продажу сельхозземель. Почти тихо и почти без скандалов. Собственно говоря, спорить было особенно не о чем. Земельный вопрос, по крайней мере до голосования в прошлый четверг, продолжал оставаться чисто политическим. Да и решен он был задолго до самого голосования: левые фактически проиграли выборы 1999-го, затем были вынуждены согласиться с правительственным вариантом Земельного кодекса, и в четверг им оставалось только вяло ругать «безответственное правительство, продающее Родину». При этом сама Родина (вменяемые аграрные лоббисты, сельхозориентированные губернаторы и представители агробизнеса) особенно не сопротивлялась. Может быть, просто потому, что совершенно не представляла, кому ее, собственно, продают и что от этого изменится.
Любопытно, что все действующие лица — как противники, так и сторонники купли-продажи сельхозземель — выдвигали один и тот же лозунг: земля должна принадлежать тем, кто ее обрабатывает. Разница лишь в том, что противники продажи считали, что землю обрабатывает крестьянин, а сторонники — что «эффективный собственник», кем бы он ни был: фермером, «поднявшимся» председателем колхоза или даже сторонним инвестором, представляющим крупную сырьевую корпорацию. При этом и те и другие призывали не допустить спекуляции землей, излишней концентрации ее в одних руках, соглашались с рядом ограничений по продаже ее иностранцам и т.д. и т.п.
Любопытно и то, что два основных «интересанта» — государство и агробизнес — принимали в дискуссиях наименее активное участие. Кремлевские товарищи, особенно те, кто непосредственно отвечает за работу с парламентом, старались этот вопрос в публичных дискуссиях обходить, а в кулуарах честно признавались, что совершенно не представляют, что со всем этим делать. Под «всем этим» понимались и 40 млн. сельских тружеников, которые в большинстве своем медленно спиваются и годами не получают зарплату, и совершенно чудовищные долги бывших колхозов, которые, понятно, никогда не будут возвращены, и отсутствие денег в бюджете для господдержки сельхозпроизводства (которая существует во всех экономически развитых странах), и многое-многое другое.
Агробизнес же, который до сих пор фактически не имеет консолидированного и внятного политического лобби и четко сформулированных политических взглядов, следовал заветам пивовара Ивана Таранова и «знал свое дело». То есть не лез в политику и вполне успешно обходил формальные запреты на куплю-продажу земли. Ведь даже самые оголтелые левые давно признали, что оборот сельхозземель фактически существует уже несколько лет.
Безусловно, хозяева крупных сельхозпредприятий и агрохолдингов, которые по определению не исповедуют коммунистических взглядов, были вполне за частную собственность вообще и на землю в том числе. Однако те из них, у кого есть уже опыт реального сельхозпроизводства, ультралибералами явно не являются. Более того, хорошо понимают, что либеральный подход на селе — штука крайне опасная. При полном отсутствии свободного рынка труда (в Москве уволить с работы грузчика и найти другого — как говорится, раз плюнуть, а вот уволить из колхоза пьяницу-механизатора, которому нет замены, которому больше работать негде и который живет в соседнем доме с председателем, — совсем другое дело), при фактически общинной психологии сельских жителей о либерализме лучше забыть. И именно поэтому капитаны агробизнеса крайне осторожно относятся к земельной реформе — по принципу: «не буди лиха…».
В итоге и власть, и бизнес нашли наиболее приемлемую для себя схему поведения. Кремль отстоял принципы капитализма — частная собственность есть, но все детали и нюансы остаются на усмотрение губернаторов. Бизнес же выждал, пока принципиальное решение будет принято и ответственность за него ляжет на плечи других. Теперь политика закончилась. Капитализму сказали «да», социализму — «нет». Дальше начинается реальная экономика. Вскоре станет понятно, как именно решится вопрос с земельными паями, губернаторы будут определяться с тем, какую часть угодий региона можно отдавать в одни руки, агробизнес примется формализовывать и приводить в порядок свои права собственности. Не вызывает сомнения, что еще много лет будет идти раздел и передел этих самых земель, будут возникать и исчезать крупные агрохолдинги, а левые оппозиционеры будут клеймить позором «предателей-приватизаторов-продавцов Родины».
Однако вопрос теперь в другом: смогут ли «капиталистические» государство и бизнес «правильно отрегулировать» и сделать эффективным «социалистического» крестьянина? Ответа, похоже, придется ждать достаточно долго.

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK