Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Земля — имя собственное"

Ссора с Кремлем — еще не самое страшное, страшнее потерять электорат — так решили коммунисты, вступая в безнадежную борьбу против частной собственности на землю.Спокойно, без шума

Если большевики пришли к власти и удержались там во многом благодаря любезному крестьянскому сердцу Декрету о земле, то нынешних их последователей из КПРФ Земельный кодекс отодвинул от властей предержащих, и теперь коммунисты, похоже, долго не смогут претендовать на роль околокремлевской оппозиции.
До сих пор лидер КПРФ Геннадий Зюганов пытался заигрывать с Владимиром Путиным — что угодно, только не поперек популярному президенту. Собеседник «Профиля» в Думе рассказывает: «Даже когда Путин на своей встрече с лидерами фракций говорил о том, что, возможно, придется отдать японцам два острова Курильской гряды по договору 1953 года, Зюганов не возразил — он все время входил в положение».
Но когда речь зашла о частной собственности на землю, коммунистам просто ничего не оставалось, как быть против: нет частной собственности на землю — это их базовый принцип. Если бы зюгановцы сдали Кремлю это, они, сохранив отношения с властью, не просто лишний раз разочаровали бы свой электорат, а потеряли бы его — и это уж точно конец.
Справедливости ради стоит заметить, что думские коммунисты на прошлой неделе всеми силами старались оттянуть второе чтение судьбоносного документа. Они бойкотировали заседания комитета по собственности, собирали мнения из регионов, словом, бились, как могли. Задача-минимум была отложить второе чтение Земельного кодекса до осени — к тому времени мобилизовать массы, а там, глядишь, испугавшись масштабных протестных акций, Кремль даст задний ход.
Кремль, понимая и предвидя это, не стал, как раньше, заигрывать с КПРФ, а решил просто, что называется, проломить вопрос, притом не откладывая на осень, чтобы ожидаемое недовольство прошло под знаком дачно-огородного сидения. Рассказывает собеседник «Профиля» в Кремле: «Зюганов звонил Путину по поводу Земельного кодекса, но Путин ответил, что документ этот сугубо технический, и посоветовал лидеру КПРФ прекратить поднятый коммунистами шум. Единственное, чего добился Зюганов,— что президент отложил решение вопроса об обороте сельхозземель, и аграрные земли из кодекса выпали». Не добились коммунисты желаемого и в Думе — второе чтение Земельного кодекса было назначено на 14 июля, предпоследний день думской сессии.
При этом, очевидно, помня совет президента прекратить шум, Зюганов на время думских битв перед вторым чтением Земельного кодекса предпочел уехать на курорт в Кисловодск. И даже его думские соратники говорят, что такое поведение лидера для них не новость. Так, на заре ельцинской эпохи Геннадий Зюганов уговаривал своих коллег по Верховному Совету проголосовать за Беловежское соглашение — потому и не явился на митинг Демократической партии России, которая тогда осуждала беловежскую деконструкцию СССР. Во время событий в Москве осенью 1993 года, когда Ельцин задумал разогнать Верховный Совет, лидер коммунистов пришел на телевидение и попросил трудящихся не волноваться. А в 1996 году, после подсчета голосов на президентских выборах, когда коммунисты уже намеревались оспорить результаты голосования, Зюганов вновь отправился в столь им любимый Кисловодск и оттуда ночью позвонил выигравшему выборы Ельцину, чтобы лично поздравить главного демократа России с победой.
Крепкий орешек

Товарищи-коммунисты, из тех, кто мечтает о более решительном и понятном лидере, не раз предлагали Зюганову отойти и по-хорошему отдать левое дело в руки бывшего краснодарского губернатора — энергичного Николая Кондратенко. Однако Зюганов при таких разговорах предпочитал отмалчиваться. В итоге Кондратенко на пенсии, а Геннадий Зюганов по-прежнему лавирует в качестве «системной» оппозиции. Те же, кто когда-либо критиковал вождя за мягкость и нерешительность в его борьбе с «антинародным» режимом, позже за это поплатились. Во всяком случае, железная коммунистическая леди Светлана Горячева так и не получила кресло вице-спикера в новой Думе.
Владимир Лысенко, депутат от «Российских регионов»: «Зюганов — аппаратчик и номенклатурщик, который всегда соблюдал все правила. На все фуршеты, банкеты и приемы, которые устраивала ненавистная ему власть, он всегда первым приходил, со всеми здоровался и был в блестящих со всеми отношениях. Он любит их, а они его. Он ездит на здоровенном «шестисотом» «мерседесе» с огромной охраной и играет вполне определенную политическую роль, изображая оппозицию. Если же он перестанет ее играть, то перестанет быть нужным этой власти, и тогда его просто выкинут».
Полгода назад коммунисты хотели разделить посты руководителя фракции и председателя партии (сейчас обе этих должности принадлежат Зюганову), чтобы хотя бы таким путем создать альтернативу в руководстве партии. Ценой невероятных внутрипартийных интриг, о которых зюгановцы и говорить-то стесняются, подключив к этому делу спонсоров КПРФ, Зюганов сумел сохранить оба своих поста. Судя по всему, он не собирается ничего менять и теперь, несмотря на очевидные поражения коммунистов сначала при рассмотрении в Думе Трудового, а теперь и Земельного кодексов.
Николай Харитонов, лидер Аграрной депутатской группы, сумевший сохранить место главного агрария в нынешней Думе исключительно благодаря поддержке Зюганова, на утверждение корреспондента «Профиля» о том, что при прохождении Земельного кодекса коммунисты лишаются, пожалуй, своего главного идеологического знамени, ответил: «Все наше оружие — это конкретное число голосующих наших депутатов, их 139. Соперничать же с «Отечеством», «Единством», «Народным депутатом», «Российскими регионами» и «политически многогранной» фракцией Жириновского очень трудно. Правда, КПРФ потеряла голоса при выборах в нынешнюю Думу исключительно из-за неясности намерений. Но именно при поддержке КПРФ крестьянская Россия имеет крестьянский плацдарм в стенах Государственной думы второй созыв подряд».
«Профиль»: Но при этом у вас нет возможности противостоять купле-продаже земли.
Н.Х.: Ну что вы предлагаете — обвязаться гранатами и броситься куда-то?
Революция, которой никто не заметил

Ранее упомянутый звонок Геннадия Зюганова президенту насчет Земельного кодекса был, пожалуй, запоздалым.
Руководитель фракции «Союза правых сил» Борис Немцов: «Землю коммунисты проспали уже тогда, когда Павел Крашенинников монотонным, тихим, вкрадчивым голосом, стоя на думской трибуне в марте этого года, говорил, что нужно принять в Гражданском кодексе еще одну главу под номером 17, где были бы описаны правила совершения сделок с земельными участками, право их наследования, продажи, дарения и аренды. К концу его речи в зале все заснули, а потом хором проголосовали «за». Это было началом, и именно тогда в стране случилась земельная революция, только ее никто не заметил».
Кстати, сделки с землей у нас происходят давно: только за 2000 год их было совершено полтора миллиона — статья в Гражданском кодексе и Земельный кодекс просто «вытаскивают» оборот земли из тени и устанавливают единые правила. Коммунисты против еще и потому, что понимают: дойдет дело и до сельхозугодий, а основные спонсоры КПРФ — нынешние генералы аграрно-промышленного комплекса, которые могут в одночасье перестать быть хозяевами и распорядителями денег.
Между тем, похоже, скрытые мотивы есть и у сторонников частной собственности на землю. Об этом «Профилю» рассказал депутат от КПРФ Сергей Решульский: «Земельный кодекс дает возможность взять в собственность те земельные массивы, где находятся разведанные, но не обнародованные сырьевые ресурсы».
Дело в том, что при Ельцине геологоразведка по-прежнему работала, однако далеко не все месторождения были зафиксированы официально. По словам собеседника «Профиля» в МВД, известны даже случаи инсценированных пожаров в Красноярском крае, где горели геолого-разведочные конторы вместе с картами. Так вот, если необозначенные месторождения, точнее, земля над ними будет куплена без учета стоимости содержимого недр, то позже их владельцы смогут сорвать изрядный куш. Для кого предназначены подобные земельные массивы — никто не знает. Не исключено, что для путинских соратников, опоздавших к разделу нефти, алюминия и пр.
А у пожелавшего остаться неназванным собеседника «Профиля» в Думе по этому поводу и вовсе неожиданное мнение: «Кремль, работая по методу спецопераций, под прикрытием Земельного кодекса занимается совсем другим — пробивает очень серьезные лоббистские законы, которые проталкивают нефтяники. В частности, закон об отсрочке уплаты таможенных пошлин. Еще о уменьшении обязательной биржевой продажи валютной выручки с 75% до 50%. Кроме того, готовится спецоперация по «Транснефти». Ожидается, что «Транснефть» сольют с «Транснефтепродуктом» и во главе поставят, как всегда, питерца. Так что под шумок Земельного кодекса происходит вполне конкретное перераспределение денежных потоков».
Но так или иначе, именно земельный вопрос в России всегда был краеугольным.
Опасная цифра «3»

И как бы ни решился в России земельный вопрос, исторически страна была аграрной, хотя, по подсчетам депутата от ОВР Геннадия Кулика, в общей площади РФ сельхозугодья занимают чуть больше 20%, остальное — это леса, тундра и вода. Сегодня мнения разделились: одни считают Россию по-прежнему государством аграрным, другие — аграрно-промышленным, а некоторые и вовсе индустриальным. Однако четкого определения, а иногда и четких цифр по этому поводу добиться трудно.
Тот же Геннадий Кулик говорит: «44 миллиона российских семей имеют земельные участки, и в этой сфере ежегодно совершается 660 тысяч земельных сделок. Россия сегодня по природе своей аграрная страна, но по сути, с точки зрения доли в формировании бюджета — нет».
Александр Гуров, председатель думского комитета по безопасности: «Россия всегда была аграрной страной. И если сегодня мы имеем более 500 миллионов гектаров пахотной земли, то, естественно, мы страна аграрная или аграрно-промышленная».
У заместителя министра экономразвития Александра Маслова (кстати, главного разработчика Земельного кодекса) свое мнение. На вопрос «Профиля», какая же мы все-таки страна, он ответил: «Я считаю нашу страну безусловно промышленной и основываюсь при этом на соотношении долей ВВП, производимого в промышленности и в сельском хозяйстве».
Однако конкретные цифры этого соотношения замминистра привести не смог, сославшись на то, что с цифрами у него вообще очень плохо: «Я гуманитарий по образованию, поэтому везде, где больше цифры «три», мне очень тяжело».
Коли так, то, похоже, и заявленные правительством инвестиции, которые якобы рекой польются после принятия Земельного кодекса, тоже подсчитать не сумели. Если только они не меньше цифры «три».
Так или иначе, но пока, по информации депутата от КПРФ Виктора Илюхина, правительство вполне рассчитывает на быстрые дивиденды от продажи земли, так как на будущий год надо возвращать Парижскому клубу кредиторов $17 млрд. При этом предполагаемая цена городской земли, как сообщил «Профилю» весьма информированный и высокопоставленный думский собеседник, пока составляет $6 млн. за один гектар. Специалисты утверждают: такой низкой стоимости на городскую землю нет ни в одной стране мира.

ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK