Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Зернистая игра"

Впервые за последние 4 года в России выращено зерна больше, чем нужно для внутреннего потребления. С перепроизводством придется бороться — причем теми же методами, что и с неурожаем: за счет госбюджета. В противном случае неизбежно падение рентабельности в отрасли.Хлебный год

В нынешнем году информационные сообщения о ходе уборки урожая зерна больше всего напоминают советские «вести с полей». Планы выполняются и перевыполняются. Прогнозы валовых сборов повышаются почти еженедельно. Если в начале весны урожай оценивался в 70 млн. тонн, то сейчас звучат цифры в 77 млн. и более. С учетом сокрытия зерна (а это обычная и очень распространенная практика, поскольку зерно — «валюта» колхозов и совхозов) сбор может превысить 82 млн. тонн. Это почти в два раза больше, чем в неурожайном 1998-м (47 млн. тонн), когда Россия восполняла недостаток в собственном зерне за счет поставок по линии гуманитарной помощи.
Однако даже нынешний уровень сборов — не предел. По оценкам экспертов, в ближайшие 2—3 года урожай вполне можно довести до 110—120 млн. тонн. При внутренних потребностях в 70—75 млн. тонн экспортный потенциал вырастет до 30 млн. тонн в год (в денежном выражении это около $3 млрд.). Потенциальными рынками для российского зерна могут стать страны Ближнего востока — Иран, Ирак, Турция.
Но если разобраться в последствиях, которыми грозит рынку нынешний большой урожай, оптимизма может поубавиться.
Не будем повторять банальностей про резкий спад производства зерновых за последние 10 лет, про недостаток оборотных средств у хозяйств, про обветшалость техники и т.д. Не будем, потому что за те же годы на селе происходили менее заметные процессы. Вот на них-то и остановимся поподробнее.
Оставшись в начале 90-х без господдержки, производители зерна вынуждены были создавать свой рынок сами. И создали. Сейчас весь оборот зерна осуществляется либо коммерческими трейдерами, либо структурами, приближенными к местным администрациям. Именно они скупают зерно у сельхозпроизводителей — тех самых бывших советских колхозов и совхозов.
По словам руководителя одного из крупнейших в стране агрохолдингов «Русагро» Вадима Мошковича, зерновой рынок пока находится в зачаточном состоянии. Бесспорных лидеров на нем просто нет, потому что даже самые крупные компании и трейдеры могут реализовать не более чем по 600—700 тыс. тонн зерна, что составляет менее 1% от общего объема урожая.
Нефтяные поля

Тем не менее процессы структуризации зерновой отрасли идут полным ходом. Коммерческие операции с зерном в условиях дефицитного рынка и раньше приносили трейдерам существенные прибыли, а после кризиса 1998 года рентабельность операций с зерном и вовсе подскочила — в отрасль начали приходить инвестиции.
Инвесторов условно можно поделить на два типа. Первая группа — сырьевые (в основном нефтяные) компании, которые по определению связаны с АПК, так как поставляют ему горюче-смазочные материалы. Отсутствие оборотных средств у колхозов заставляло нефтяников «брать натурой», то есть авансировать сельхозпроизводителя весной и возвращать по осени солярку зерном. Операция эта сверхрентабельна. Зерно в итоге обходится нефтяникам по 700—1200 рублей за тонну, а на рынке его можно продать по 2700—3200 рублей. Даже с учетом четырехмесячной отсрочки платежа — вполне приличная маржа. Таким образом, сформировалось несколько «сырьевых» агрохолдингов, из которых наиболее известны «Лукойл-Маркет», несколько региональных структур ЮКОСа и «Межрегионгаза».
Приходят в зернопроизводство и другие сырьевики. Так, в течение последнего года бурно развивается «дочка» Стойленского ГОКа — агрохолдинг «Стойленская нива».
Другая группа инвесторов — это крупные агрохолдинги, вырастающие, как правило, из трейдерских компаний, которые занимаются реализацией разных сельхозкультур (сахарной свеклы, подсолнечника и т.п.), в том числе и зерна. Таких инвесторов на рынке тоже достаточно. Это «Русагро», группа компаний ОГО, агрохолдинг «Эфко», группа компаний «Разгуляй», «Юг Руси» и т.п.
Однако, по признанию самих же участников рынка, инвестиции в зерновое производство идут лишь потому, что в течение вот уже двух лет рентабельность этого бизнеса довольно высока. Нынешний рекордный урожай впервые с 1997 года превратит рынок из дефицитного в профицитный — в России образуется избыток зерна в 8—9 млн. тонн.
Сразу заметим, что цены на конечную продукцию — хлеб и муку — при этом вряд ли изменятся, потому что в абсолютном большинстве регионов они субсидируются местными администрациями.
А вот на структуре самого рынка избыток зерна скажется обязательно. Сейчас на зерновом рынке оперируют несколько сотен компаний. Большая часть из них выполняет роль посредников между сельхозпроизводителем и конечным потребителем (в отличие от уже указанных выше двух групп, которые одновременно еще и инвестируют в развитие производства). Очевидно, что снижение внутренних цен неизбежно приведет к падению доходов всех компаний. При этом в чистом виде посредники, скорее всего, просто исчезнут. В результате, по оценкам экспертов Зернового союза, в этом году с рынка могут уйти до 40% мелких трейдеров. Структуризация рынка, таким образом, ускорится.
В условиях избытка зерна в безусловно выигрышном положении оказываются фирмы, занимающиеся куплей-продажей не только зерна, но и других аграрных культур. И более всего те, которые имеют собственные хозяйства и чьи предприятия увязаны в производственные цепочки «зернопроизводство» — «трейдерская компания» — «комбикормовый завод» — «мясокомбинат» или подобные им. Понятно, что в таких цепочках уровень затрат существенно ниже, а посредников просто не существует. Так что всех прочих игроков на зерновом рынке начинают уверенно теснить крупные агрохолдинги.
Тем не менее для всех структур, инвестирующих в зерновые хозяйства, нынешний год завершится вовсе не так удачно, как это было прежде, — речь о свехприбылях не идет. И очень может так случиться, что наметившийся рост в зерновой отрасли (увеличение посевных площадей, инвестиции в технику и удобрения) будет сведен на нет. Компании просто не будут вкладываться в следующем году в «хлебную» отрасль и сделают ставку на более рентабельные культуры (например, подсолнечник или сахарную свеклу).
Это значит, что в краткосрочной перспективе для поддержания высокого уровня рентабельности зерновым трейдерам необходимо попытаться выбросить избыток урожая на внешний рынок (если это сделать не удастся — «профицит» будет давить на рынок внутренний, что вызовет неизбежное падение цен).
Куры не клюют

По словам директора института аграрного маркетинга Елены Тюриной, экспортные возможности российских зерновиков крайне ограниченны. Перевозить зерно по железной дороге невыгодно (например, передвижение тонны зерна из Краснодара в Прибалтику обходится в $25, то есть почти 25% его цены), а оборудованных портовых терминалов в России не хватает: их мощностей достаточно для перевалки максимум 3,2 млн.т, тогда как излишки, как уже было сказано, составят в нынешнем году минимум 7 млн. тонн. Кроме того, мировой хлебный рынок уже давно поделен и вряд ли наших зерновиков туда пустят без борьбы.
Выход из такой ситуации, по сути дела, один: финансирование развития эскпортной инфраструктуры за счет бюджета (никому иному это не под силу) и субсидирование вывоза государством, что в принципе является нормальной практикой для всех продающих зерно на мировом рынке стран.
Другим выходом из нынешнего «кризиса перепроизводства зерна» может стать развитие отечественного животноводства. По данным экспертов Мясного союза России, предприятия животноводства потребляют кормов (существенная часть которых и состоит из зерна) в среднем вдвое меньше нормы. Причина проста — высокая цена этих кормов и отсутствие оборотных средств у предприятий. Однако положение постепенно выправляется: в последнее время наблюдается некоторый рост в производстве мяса птицы и свиноводстве. И если сейчас потребление кормового зерна составляет 35 млн. тонн, то при нормальном развитии животноводства аналогичный показатель за несколько лет может увеличиться до 60—70 млн. тонн. Безусловно, при наличии нормальных систем кредитования производства мяса и государственных программ поддержки отрасли.
Есть и третий, наиболее быстро реализуемый способ борьбы с падением цен в связи с перепроизводством — это регулирование рынка государством — проведение интервенций. То есть закупка зерна в стабилизационные госфонды во время наиболее низких цен, чтобы не допустить их падения ниже уровня рентабельности (в России период наиболее низких тарифов — июнь—октябрь), и продажа зерна из этих самых фондов в период наиболее высоких цен для того, чтобы предотвратить очевидные спекуляции (у нас это февраль—апрель).
Большинство зерновиков сходится в том, что такой фонд в России нужен. И в начале года Минсельхоз принял решение о его создании, а в бюджете было выделено на закупки зерна 2 млрд. рублей. В принципе, это не очень большая сумма. Она позволяет приобрести около 700—800 тыс. тонн зерна, чего вряд ли хватит для реального госконтроля за ценами. Однако, по словам представителей Минсельхоза, покупать они планируют только высококачественную продовольственную пшеницу, и тогда указанного объема средств вполне достаточно.
Схема проведения интервенций пока не ясна. Во-первых, непонятно, кто конкретно будет закупать зерно для фонда, хотя ряд компаний уже отправили заявки на участие в тендере (решение о его проведении должно быть принято до 5 октября; впрочем, закупщики, как это уже неоднократно бывало и раньше, могут быть определены и без тендера).
Во-вторых, стоимость, по которой в Минсельхозе собираются приобретать зерно, вызывает некоторые подозрения относительно декларированных целей создания фонда. Поясним: специалисты министерства считают, что закупки должны проводиться по ценам от 2700 до 3100 руб. за тонну, причем в конце октября и в ноябре. Очевидно, что в этот период расценки уже пройдут минимальное значение, что ставит целесообразность сделок под вопрос. Ведь закупки призваны поддержать рентабельность сельхозпроизводителя, а собственно производитель продает большую часть зерна трейдерам уже к концу сентября. То есть государство будет приобретать продукцию не у производителя, а фактически у посредника.
По мнению специалистов Минэкономразвития, закупочные интервенции целесообразно проводить на месяц-два раньше и по ценам в 2000—2400 рублей за тонну. Именно в этом случае агент Минсельхоза будет вынужден приобретать зерно у производителя для того, чтобы обеспечить себе минимальный уровень рентабельности (сейчас продукт требуемого качества стоит в хозяйствах 1900—2200 рублей).
Однако, похоже, победит все же точка зрения Минсельхоза. Новейшая история России еще не знает примеров серьезного поражения аграрного лобби (точнее, той его части, что распоряжается бюджетом с учетом не государственных, а лично-корпоративных интересов).
В таком случае самый легкореализуемый сценарий спасения отрасли от кризиса перепроизводства может остаться на бумаге. А это значит, что старая шутка про две беды российского села — урожай и неурожай — сохранит актуальность.

Динамика цен на продовольственную пшеницу в 2001—2002 годах ($/тонна)*

ДатаЦена в РоссииЦена в США
06.2000122120
07.2000135108
08.2000111111
09.2000105117
10.2000110128
11.2000120127
12.2000125125
01.2001131133
02.2001137130
03.2001140130
04.2001142130
05.2001140130
06.2001134130
07.2001100125

Оценка зернового баланса России в 2000—2001 годах (млн. тонн)

~0102~Показатель~0201~2000 год~0201~2001 год
По официальным даннымПо оценкам независимых экспертовОфициальный прогнозПрогноз независимых экспертов
Общий зерновой ресурс74,781,285,993,4
В том числе:
Валовой сбор65,5727582,5
Переходящий остаток4,54,59,49,4
Импорт4,74,71,51,5
Внутреннее потребление71,271,276,976,9
В том числе:
На продовольственные цели19,519,52222
На кормовые цели34343535
На промышленную переработку2,52,533
Семена14,514,51616
Потери0,70,70,90,9
Необходимый остаток7,27,27,77,7
Потенциальный объем экспорта-3,72,81,38,8

Основные показатели состояния зернового рынка в 1992—2001 годах*

Показатель1992 г.1993 г.1994 г.1995 г.1996 г.1997 г.1998 г.1999 г.2000 г.2001 г.
Посевные площади (млн. га)61,960,956,354,753,453,650,746,545,647,5
Валовой сбор всех зерновых (млн. тонн)106,999,181,363,469,388,547,954,765,575,0**
Урожайность (ц/га)17,216,314,411,612,916,59,411,714,415,7**

* По данным Института аграрного маркетинга.

** Прогноз.

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK