Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Же не манж па сис жур! Крупнейшие компании страны выстроились в очередь за милостыней"

Владельцы крупнейших российских финансово-промышленных конгломератов дошли до крайней черты. Впервые за много лет они обратились к правительству за финансовой поддержкой. Рука помощи уже протянута нефтяникам, которым выделены в виде кредитов госбанков $9 млрд. За ними в очередь уже пристроились металлурги, машиностроительные заводы и автопроизводители.Десятилетие относительной стабильности в российской промышленности закончилось. Крупные отечественные производства, которые еще несколько месяцев назад считались локомотивом экономики, оказались на пороге дефолта по полученным займам. Иностранные кредиторы, которым также требуются средства, чтобы пережить финансовый кризис, в любое время могут потребовать расплаты по счетам, подтолкнув тем самым еще недавно вполне рентабельные производственные объединения к банкротству. Хотя официально западные кредитные организации пока не делали подобных заявлений, как утверждают источники «Профиля» в ряде промышленных компаний, иностранцы намерены предъявить соответствующие претензии к должникам, финансовое положение которых у них вызывает сомнение. Государство готово помочь оказавшимся в беде промышленникам, однако не исключено, что в результате финансовый кризис и казначейская поддержка могут послужить толчком к масштабному переделу собственности в частном секторе российской промышленности.
   Долги в одну калитку
   Серьезность кризисной ситуации в отечественном промышленном комплексе подтверждает тот факт, что на грани выживания оказались не только небольшие и средние производственные структуры, но и ведущие российские предприятия. Самостоятельно выйти из затруднительного положения не в силах даже нефтегазовый сектор, который обеспечивает около трети ВВП. В начале октября четыре добывающих холдинга страны — «Газпром», «Роснефть», «ЛУКОЙЛ» и ТНК-ВР (на их долю приходится 70% российской нефтедобычи и 90% газодобычи) — обратились к правительству с просьбой выделить оперативные кредиты с целью погашения привлеченных ранее заимствований.
   Действительно ли предприятия ТЭКа нуждаются в подобной поддержке? Эксперты не решаются дать определенный ответ на этот вопрос. Судя по всему, нефтегазовые компании находятся не в самом бедственном положении. В первом полугодии нефтяники заработали значительные суммы, хотя из-за падения цен на черное золото показатели III квартала будут менее успешными. Частично вину за финансовые проблемы производители углеводородов действительно могут возложить на правительство. Уже несколько лет чиновники отбирают у них сверхприбыль от экспорта энергоресурсов. Нефтяникам и газовикам в принципе не так важно, растут ли цены на мировом рынке или падают, поскольку примерно 70—80% доходов от зарубежных поставок они отдают в казну.
   Вместе с этим власти уже сделали серьезное послабление для добывающего комплекса, изменив систему взимания экспортных пошлин. По расчетам правительства, оно сберегло для отрасли не менее $5,5 млрд.
   Этого владельцам нефтегазовых компаний показалось мало. Ведь сливки с налогового послабления они смогут снять только через несколько месяцев, а средства для расчета с кредиторами нужны уже сейчас. По подсчетам самих компаний, потери нефтегазовой отрасли за два последних месяца оцениваются в $15—20 млрд. В целом внешние долги четырех названных компаний составляют $80 млрд. Как утверждают аналитики, денег для выплаты добывающим компаниям не хватает из-за их собственной недальновидности: рассчитывая инвестиционные бюджеты, нефтяники не задумывались о возможном падении котировок черного золота, которое обрушилось на рынок одновременно с финансовым кризисом. Например, глава «ЛУКОЙЛа» Вагит Алекперов рассчитывал, что цены на российские сорта нефти в течение года не упадут ниже $105 за баррель, тогда как уже сейчас они не превышают $80.
   Правительство удовлетворило просьбу нефтегазовых компаний. Скорее всего, определенную роль в таком решении сыграли перерабатывающие и сбытовые возможности добывающих предприятий. До нового года представители государственного и частного нефтяного сектора согласились приостановить рост цен на топливо внутри страны. Жест «доброй воли» чиновники оценили по достоинству — в качестве кредитов четырем просителям будет выделено $9 млрд. Впрочем, судя по всему, жизненно важную потребность в дополнительных средствах испытывает лишь один из них — «Роснефть». Краткосрочные займы госкомпании составляют $11 млрд, из которых до конца года необходимо отдать более $3 млрд. Совокупный долговой показатель «Роснефти» на конец июня превышал $21 млрд. Именно поэтому холдинг Сергея Богданчикова получит львиную долю выделенной правительством суммы — более $4 млрд. Положение остальных компаний не настолько плачевно. Например, «Газпром» ограничился дополнительным привлечением всего лишь $1 млрд, хотя только краткосрочные обязательства газовой монополии составляют $20,5 млрд. По словам председателя правления «Газпрома» Алексея Миллера, его компания не испытывает проблем с организацией финансирования. «Для нас привлечение кредитных ресурсов не является каким-то критичным моментом. Кредиторы к нам в очередь выстраиваются», — утверждает глава холдинга. Вполне резонно, что, воспользовавшись кризисом на рынке, правительство намерено улучшить финансовые показатели государственной «Роснефти», которая до сих пор не рассчиталась за купленные активы «ЮКОСа».
   Холодные мартены 2008 года
   Негативные тенденции в остальных отраслях российской промышленности выглядят гораздо более серьезными, нежели в нефтяном секторе. Нынешний финансовый год для российских металлургов, судя по всему, окажется провальным. Если все последние годы их продукция пользовалась популярностью как на отечественном, так и на зарубежном рынках, то теперь им приходится сокращать свое производство в виду отсутствия спроса. Металлургов подвели основные клиенты — строители и автопроизводители, которые пересмотрели собственные инвестиционные планы из-за нестабильности финансового рынка. О возможном снижении объемов производства в октябре на 25% заявил ММК. Комбинат выпустит всего 850 тыс. тонн продукции вместо запланированных 1,14 млн, при уровне заказов в 600 тыс. тонн.
   Решение о снижении в октябре производства на собственных заводах принял и такой серьезный игрок металлургической отрасли, как «Северсталь». Сокращение производства на Череповецком металлургическом заводе, входящем в группу компаний Алексея Мордашова, составит около 25%. В Северной Америке и Италии, где также располагаются комбинаты «Северстали», выпуск стали сократится примерно на 30%.
   Свои промышленные показатели сократили и непосредственные потребители металла — производители трубной продукции. Так, поставки предприятий Группы ЧТПЗ — Челябинского трубопрокатного и Первоуральского новотрубного заводов — с января по сентябрь снизились на 13% по сравнению с тем же периодом 2007 года. Причем самые скромные результаты наблюдались в сентябре: Челябинский завод сократил отгрузку на 23%, Первоуральский — на 14%.
   По словам генерального директора Группы ЧТПЗ Павла Пелюгина, беды его компании стали прямым следствием проблем не только металлургического, но и нефтегазового сектора. «Наметившаяся тенденция падения спроса на трубную продукцию в связи с переносом сроков крупных трубопроводных проектов продолжает укрепляться. Падение цен на топливо заставляет добывающие компании, которые являются основными потребителями трубной продукции, пересматривать инвестиционные программы. В таких обстоятельствах мы рассматриваем возможность снижения запланированной на текущий год производственной программы», — отмечает Пелюгин.
   По мнению экспертов, кризис в металлургической отрасли может затянуться на полтора года. Будут дешеветь большинство видов цветной и черной металлургии. Цены на строительные виды стали уже упали больше чем в два раза. В будущем году снижение может составить еще 10—15%. Вполне возможно, что российским металлургам, также как и нефтяникам, придется обратиться за поддержкой к правительству и попросить ссуды для восстановления финансового положения.
   Впрочем, положение отечественных металлургов может показаться не столь плачевным по сравнению с промышленными комплексами других республик бывшего СССР. Правительство Украины, на территории которой практически не ведется серьезной добычи углеводородов, в первую очередь решило взять под свое крыло металлургическую промышленность. Положение соседнего государства в этой отрасли более чем серьезное. Украинские сталевары остановили около половины своих мощностей. Многие покупатели металлопродукции отказались от контрактов с металлургическими комбинатами. Последним пришлось снизить до минимума загрузку собственных производственных цехов, чтобы готовое сырье не простаивало на складах. В качестве дотации металлургической отрасли, тонущей в условиях финансового кризиса, украинские чиновники готовы ввести мораторий на повышение цен на газ и тарифов на железнодорожные перевозки. Более того, если предприятию не будет хватать оборотных средств, государство готово подождать с налоговыми отчислениями до конца года, лишь бы заводы не останавливались. Находящимся на грани бизнесменам Киев намерен выплачивать НДС максимум в течение трех дней с момента предоставления документов.
   Если продукция российской металлургии пользуется хорошим спросом внутри страны и в меньшей степени зависит от экспорта, то украинские металлурги отправляют большую часть своего металла за рубеж. Как говорит глава украинского правительства Юлия Тимошенко, преференции кризисным компаниям будут действовать до 2009 года. Это логично, поскольку в новом году Россия наверняка потребует повышения стоимости голубого топлива, поставляемого на Украину, а в оставшиеся до января месяцы, когда действует договор со старыми ценами, Киев может себе позволить некоторое снисхождение к отдельным промышленникам. Однако эксперты не верят, что металлурги в столь сжатое время смогут преодолеть финансовые проблемы и вернуть производственные позиции, которые они занимали еще полгода назад. В частности, сказывается низкое качество металла, который выпускают украинские заводы. При низких мировых ценах эта продукция была востребована: покупатели, которым не требовались изделия, изготовленные из высоких сортов стали, ориентировались на поставщиков из Украины, чьи тарифы иной раз были вдвое ниже, чем у европейских или американских производителей. Теперь, когда цены на украинское сырье фактически сравнялись с западными, заказчики предпочитают обращаться к другим сталелитейным предприятиям, гарантирующим качество своего товара. По словам главы Национального банка Украины Владимира Стельмаха, цены на металлургическую продукцию компаний его страны не выдержали конкуренции. Сейчас в портах простаивают грузы с металлопрокатом общей стоимостью $600 млн. Ведомство Стельмаха прогнозирует, что если понижающая тенденция сохранится в октябре, то в украинской индустрии будет зафиксирована техническая рецессия — трехмесячное сокращение производства. Более резкого ухудшения показателя объемов промышленного производства в стране не наблюдалось с 1999 года.
   Поделить милостыню
   В отличие от украинских коллег российские чиновники намерены поддержать национальных промышленных производителей не только тарифными и налоговыми преференциями, но и реальными средствами. Помимо нефтяников государственные деньги, вернее ресурсы, которыми обладает государственный ВЭБ, смогут получить игроки других сегментов экономики. Как заявил глава российского правительства Владимир Путин, любой российский банк или компания смогут обратиться во Внешэкономбанк для получения кредита на погашение задолженности перед иностранными кредиторами по кредитам, привлеченным до 25 сентября текущего года. На эти цели будет направлено $50 млрд. По словам председателя ВЭБа Владимира Дмитриева, максимальный лимит на одного заемщика составит $2,5 млрд (это в очередной раз подтверждает исключительность положения «Роснефти», которая получит больше почти в два раза).
   Впрочем, уже сейчас понятно, что выделенных денег, даже если эту сумму увеличат вдвое, вряд ли хватит. Финансовый голод российских предприятий оказался сильнее, чем ожидали в правительстве. Объем уже поданных 35 корпоративных и 20 банковских заявок на предоставление средств для рефинансирования иностранных долгов давно превысил сумму в $50 млрд.
   Деньги требуются не только сырьевому или перерабатывающему сектору, но и производителям наукоемкой продукции. В частности, с просьбой «оказать срочную поддержку отрасли» к вице-премьеру Игорю Сечину обратились представители автопрома — АвтоВАЗ, Группа ГАЗ, «Соллерс» (бывшая «Северсталь-авто») и «КАМАЗ». Дела у автопроизводителей обстоят из рук вон плохо. На складах АвтоВАЗа скопилось почти 100 тыс. автомобилей. Группа ГАЗ только за сентябрь потеряла почти 10% выручки. Из ожидавшихся поступлений в размере 17 млрд рублей компания реально получила лишь 15,4 млрд. В октябре руководство Группы решило выпустить на 13% меньше грузовиков. Работа ряда конвейеров ГАЗа уже приостановлена.
   «КАМАЗ» также ввел антикризисную программу, в соответствии с которой сократил рабочую неделю на заводе с шести до четырех дней, а часть сотрудников отправил в административный отпуск. По экспертным оценкам, выручка татарстанского завода по итогам года может сократиться на 15—20%. Снизить затраты «КАМАЗ» планирует за счет увольнения 10% сотрудников.
   Запросы представителей автопрома не идут ни в какое сравнение с потребностями нефтяников. Автопроизводители просят на санацию лишь 10—30 млрд рублей, а также требуют разработать меры по стимуляции лизинга, в который отдавалось до 55% коммерческого автотранспорта. С началом кризиса подобные сделки стали исключением, и лизинг фактически умер. По всей видимости, деньги машиностроители получат.
   Как и в случае с федеральными целевыми программами, щедрое распределение государственных средств грозит вызвать новую волну коррупции в России. Опасения вызывает неопределенность условий, которые ставит правительство перед заемщиками. Допустим, «привлекать рефинансирование могут лишь те компании, которые привлекали кредиты для реализации инвестпроектов или приобретения активов на территории РФ». Непонятно, на что могут рассчитывать такие компании, как Евраз, «Северсталь», ТМК, «РусАл» или «Норильский Никель», которые в последние годы проводили активную зарубежную экспансию, поощряемую государством.
   «Мы опасаемся, что рефинансирование через ВЭБ станет инструментом для зарабатывания денег. Отдельные игроки могут не справиться с искушением привлечь государственные деньги и на эти средства начать выкупать долгосрочные облигации, которые сейчас торгуются ниже номинала», — отмечает директор департамента исследования долговых рынков ИБ «Траст» Алексей Демкин.
   Эксперты сходятся во мнении, что государство в первую очередь будет поддерживать стратегические предприятия, и хотя есть заемщики, потребность которых в дополнительных средствах гораздо выше, но их дефолт не станет катастрофой для экономики страны.
   Дальнейшая ситуация будет зависеть от развития событий на мировых финансовых рынках, однако уже сейчас очевидно, что «спасательных шлюпок» правительства не хватит на всех.
   Более того, государство вряд ли окажется действительно щедрым кредитором. В настоящее время в кулуарах правительства серьезно прорабатывается идея предоставления средств заемщику под залог его собственности, в том числе акций предприятий, которыми владеет проситель кредита. Другими словами, если воспользовавшиеся сейчас помощью государства бизнесмены не смогут вовремя вернуть взятые у него в долг деньги, то это может обернуться для них реприватизацией имущества: государство в соответствии с буквой закона переведет частную собственность на свой баланс. Расчет чиновников прослеживается довольно четко — бизнесмены вряд ли будут тратить на собственную компанию средства, полученные за несколько последних лет в виде дивидендов. Соответственно, им придется в случае банкротства отдавать свои активы государству — единственному, кто сейчас обладает достаточно мощной финансовой подушкой для преодоления кризиса. По данным мировых рейтинговых агентств, за последние месяцы российские олигархи на падении котировок их акций и других отрицательных тенденциях потеряли не менее $230 млрд — почти 6 трлн рублей, что сопоставимо с размером Резервного фонда страны. Терять средства в дальнейшем они вряд ли согласятся, поэтому могут выйти из бизнеса в пользу государства, предоставив чиновникам возможность самим разбираться с последствиями кризиса.

 

Таблица 1
Кто получит помощь из бюджета

КомпанияСумма (млрд $)
«Роснефть»4,2
«ЛУКОЙЛ»2
ТНК-ВР1,8
«Газпром»1
Источник: данные «Профиля».
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK