Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Железная схватка"

В российском парламенте появилось первое открытое лобби — Экспертный совет по металлургии и горно-рудной промышленности. О его планах рассказывает председатель совета, депутат Госдумы Андрей СКОЧ.«Профиль»: Почему возникла необходимость создания Экспертного совета?
Андрей Скоч: Давление на Россию с целью вытеснения ее с мирового рынка металлов сегодня достигло апогея. Инструментом этого давления стали антидемпинговые расследования (что, кстати, свидетельствует о немалых потенциальных возможностях российской металлургии, которую зарубежные конкуренты пытаются «загнать» в рамки одной лишь внутренней торговли). Сначала нашему металлу закрыла путь на свои рынки Западная Европа, затем Америка, теперь к ним присоединилась Азия.
Но современное производство не может полноценно развиваться без внешнеторговых контактов. К тому же внутри страны мешают высокие налоги. До сих пор ничего изменить не получалось, ведь никакого представительства металлургов на политическом уровне не было. Теперь такой орган появился. Это наш Экспертный совет.
«П.»: Кто вошел в Экспертный совет?
А.С.: Руководители всех крупнейших предприятий металлургии и горно-рудной промышленности, депутаты Думы, ведущие представители отраслевой науки. Среди них есть люди, достигшие широкой известности в политике, бизнесе, промышленности, как, например, депутаты Геннадий Ходырев и Петр Шелищ, президент Международного союза металлургов, бывший министр металлургии Советского Союза Серафим Колпаков. В совете представлены генеральные директора и высшие менеджеры «Северстали», «Мечела», «Норильского никеля», Сибирско-Уральской алюминиевой компании, Новолипецкого меткомбината, Союза золотопромышленников и других крупнейших предприятий отрасли.
«П.»: Какие решения собираетесь лоббировать в первую очередь?
А.С.: Мы хотим заставить исполнительную власть принять меры, сохраняющие присутствие страны в числе ведущих мировых производителей металла. Необходимо создать такую законодательную базу, которая будет способствовать, а не препятствовать развитию отрасли. Что же касается методов работы, то, разумеется, демонстраций устраивать мы не собираемся, будем действовать как нормальные цивилизованные лоббисты — через изменение законодательной базы.
«П.»: А чем вам не нравится ныне существующая?
А.С.: Вот, например, по закону «О ставках отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы» наши предприятия должны платить в федеральный бюджет значительную часть прибыли. Но разве эти средства направляются на воспроизводство сырьевой базы, на геолого-разведочные работы? Ничего подобного! Уходят неизвестно куда. К тому же если месторождение эксплуатируется более сорока лет, оно уже давно и многократно окупило все расходы на его поиски и разведку. Если же месторождение, разведанное более сорока лет назад, до сих пор не вовлечено в эксплуатацию, тем более необходимо создать стимул, чтобы оно начало разрабатываться, то есть освободить предприятия от тех самых отчислений. Кроме того, мы внесли на рассмотрение Думы 27 поправок ко второй части Налогового кодекса.
А.С.: Если, к примеру, освободить от налогообложения оборудование, которое ввозится в Россию из-за рубежа (закупленное по связанным контрактам или не производимое отечественной промышленностью), то техническое перевооружение пойдет быстрее, предприятиям, возможно, не потребуются дополнительные кредиты.
«П.»: Не слишком ли большая роскошь для государства, теряющего в этом случае налоговые поступления?
А.С.: На самом деле государство приобретет гораздо больше, если откажется от чрезмерных налогов. Возьмем все тот же пример с импортным оборудованием. Потери от отмены налога на его ввоз будут впоследствии компенсированы более высокими отчислениями предприятий в бюджет, так как на новых машинах они произведут больше продукции и, следовательно, заплатят больше налогов. Я готов доказывать это везде: в Думе, в правительстве, у президента,— причем не на пальцах, а с цифрами и фактами.
Мы будем выходить и на правительственный, и на президентский, и на международный уровень, бороться за интересы отрасли. И не нужно бояться этих слов. Все, как говорят политологи, «специальные интересы» должны иметь свое политическое представительство. Это нормально, так живет весь западный мир, и нам это в цивилизованных, подчеркиваю, формах нисколько не помешает.
«П.»: Почему вы убеждены, что найдете поддержку у президента и премьера?
А.С.: Путин возродил в обществе чувство патриотизма. Теперь уже очевидно, что Путин и Касьянов хотят сделать Россию благополучной и стабильной страной. Но это непросто, несмотря на то, что курс на укрепление государства совершенно правильный. Что касается налогов, то предприниматели не платят их совсем не потому, что они мошенники. Руководители предприятий задают себе резонный вопрос: «А что государство сделает с моими деньгами — переправит в карман очередного «олигарха»?» И отвечают: «Нет уж. Я сам буду ими распоряжаться».
Поэтому если Путину удастся восстановить доверие к государству, то и налоги начнут платить. А мои поправки, предложения Экспертного совета не расходятся с общей направленностью действий президента. Мы хотим иметь сильное государство, способное помочь нам защитить свои интересы на внешних рынках и развивать отрасль внутри страны.
«П.»: И как лоббизм будет выглядеть «изнутри»? Как ваш совет будет работать?
А.С.: Совет будет собираться один раз в месяц. Каждая отрасль: черная и цветная металлургия и горно-рудная промышленность — имеет в составе совета свои рабочие группы. В работу этих групп, разрабатывающих предложения по совершенствованию законодательства, уже включились как руководители предприятий, так и специалисты из отраслевых НИИ.
«П.»: Но по любому денежному вопросу договариваться очень сложно. Достаточно вспомнить, какая борьба развернулась вокруг заказа на производства труб для «Газпрома» — проекта стана-5000.
А.С.: Эта тема вызвала бурную дискуссию на заседании Экспертного совета. В частности, руководитель одного из предприятий — участников тендера на размещение стана-5000 заявил, что решение правительства по нему было принято келейно, фактически не было учтено мнение рабочей группы, созданной решением Министерства экономики. Ее работа стала декорацией к волюнтаристскому решению тогдашнего министра отдать предпочтение Нижнетагильскому комбинату. Из выступлений других участников заседания выяснилось, что Магнитка, Оскольский и Новолипецкий меткомбинаты также недовольны тем, как принималось решение. Экспертный совет, руководствуясь интересами отрасли в целом, а не одного отдельно взятого предприятия, намерен обсудить ситуацию вокруг стана-5000, сформулировать свое мнение по этому вопросу и представить его президенту и правительству. Мы за то, чтобы принципы справедливости, конкурсности, равноудаленности от власти строго соблюдались. Всегда и во всем.

АЛЕКСАНДР ФАРШАНЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK