Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Жена Одиссея"

Пересекая Атлантику на веслах или покоряя пик Мак-Кинли, путешественник Федор Конюхов всегда помнит, что дома его ждет доктор юридических наук, профессор, руководитель отдела конституционного права Российской академии правосудия, любящая супруга Ирина.
Ирина Асаба: Глядя на вашу семью, вспоминаешь «Одиссею» Гомера…

Ирина Конюхова: Может быть… Только я не тку ковер, как Пенелопа, а пишу книги. Наверное, моего мужа действительно можно назвать Героем. Думаю, что преодоление трудностей, выживание в экстремальных ситуациях — это героизм. Такие люди были во все времена. Однако Федор не только герой. Он еще и художник. Ему хочется открыть людям глаза и показать, как прекрасен мир.

И.А.: То есть он путешествует по миру исключительно из-за тяги к прекрасному?

И.К.: Не только. В какой-то мере ему хочется бросить вызов трудностям. Удивление и восхищение других людей ему также небезразличны. Сейчас он впервые идет по Атлантическому океану на макси-яхте в одиночку. На тримаранах ходили, на катамаранах ходили, а на такой огромной яхте — нет. Но в моем сердце тревога. Я очень боюсь, как бы он не переступил грань тщеславия. Всему есть предел. Он и сам это понимает. На моих глазах Федор из героя превращается в созидателя и философа. В последнее время он мечтает о восстановлении храмов. «Прошло время разбрасывания камней, — говорит он. — Настало время их собирать…»

И.А.: Чувствую, что церковное благословение для вашего брака больше чем дань времени?

И.К.: Разумеется. К этому шагу мы пришли абсолютно сознательно, прожив некоторое время вместе неженатыми. Нас венчал батюшка православной церкви в городе Чарлстон в США. После обряда он отдал нам «чашу примирения», венчальные венцы и покрывало, на которое мы вдвоем ступали. Теперь, если у нас происходят размолвки, мы пьем красное вино из этой чаши и миримся. Все спадает. Обиды, непонимание. Просто волшебство какое-то.

И.А.: Вы говорили, Федор не любит золото как драгоценный металл. Как же он смирился с обручальными кольцами?

И.К.: Обручальные кольца у нас серебряные, но в моем есть и золотая капля. После покорения горы Мак-Кинли в Северной Америке Федор отправился на золотоносную реку Клондайк. Решив попробовать себя в роли старателя, он взял напрокат специальное оборудование и стал промывать песок. После нескольких часов работы ему удалось намыть небольшую крупинку золота. Она была ничтожно мала, не больше ячменного зернышка. Рядом с прииском находилась ювелирная мастерская, в которой можно было поменять золото на украшения или попросить изготовить что-либо на месте. Федор попросил сделать серебряное кольцо и вставить в него этот кусочек золота. На изделии зернышко превратилось в сердечко. Это кольцо стало для меня обручальным.

И.А.: А в совместимость знаков зодиака вы верите?

И.К.: Для нас знаки зодиака интересны с художественной точки зрения. Когда Федор узнал, что я Скорпион, он сказал: «Как здорово! Я всегда знал, что Скорпион — это мой знак, ведь на звездном небе он соседствует со мной, Стрельцом. Мы рядом на небе, поэтому должны быть рядом на земле».

И.А.: Почему в живописных работах вашего мужа вы часто предстаете в роли восточной женщины?

И.К.: После нашего знакомства Федор записал в своем дневнике: «Впервые я влюбился в женщину, похожую на бедуинку». Вероятно, на него подействовало посещение в то время Саудовской Аравии. Его любимый живописный образ — это я в парандже.

И.А.: Может, он просто ревнует вас ко всему окружающему и хочет спрятать от чужих глаз?

И.К.: Муж объясняет это тем, что женщина в парандже более таинственна, загадочна и сексуальна. По его словам, в парандже он видит женщину намного лучше, чем когда она в мини-юбке. Да и вообще, на его вкус, чем меньше искусственности, тем лучше.

И.А.: Художник Конюхов продает свои работы?

И.К.: Да, их покупают банки, частные лица, музеи. В Америке, например, «Макдоналдс» купил серию литографий, посвященных Северу. А Зураб Церетели попросил подарить несколько работ для Музея современного искусства. Кстати, недавно Федор получил звание почетного академика и был награжден золотой медалью Российской академии художеств. К этой медали он отнесся более серьезно, чем к предыдущим наградам. Вероятно, сыграло роль то, что подобные награды были вручены его любимым художникам: Кенту, Рериху, Сурикову.

И.А.: Если ваш муж где-то далеко, не бывает у вас предчувствия, когда с ним может случиться беда?

И.К.: Да. Мое сердце говорит об этом. Так было перед третьим кругосветным плаванием Федора. Перед стартом надо было перегнать яхту из Европы, из Франции, в Америку, в Южную Каролину. Казалось бы, ничего сверхсложного. Муж прекрасно знал этот маршрут через Атлантику и уже не раз им ходил… Но у меня началась неимоверная печаль. Слезы лились рекой. Федор стал меня успокаивать. Говорил, это, мол, еще не начало гонки… За неделю до завершения плавания связь с ним была потеряна. Я металась по городу, по дому и все не могла найти покоя. Мое сердце чувствовало, что с ним что-то случилось. В одну из тех беспокойных ночей я услышала странный звук. Я включила свет и на полу около аквариума увидела рыбку-меченосца, которая выпрыгнула из воды. Для меня это был знак. Я опустила ее обратно в воду, она осталась жива, но мои предчувствия словно вновь обрели силу. Я упала на колени перед иконой Николая Угодника и стала истово молиться за здравие Федора. Позже я увидела мужа во сне и разговаривала с ним. Оказалось, именно в это время его яхта из-за ураганного ветра перевернулась и должна была затонуть. Он уже ждал прихода смерти, прощался с близкими. Но все окончилось благополучно, Федор остался жив. Чем больше мы вместе, тем сильнее предчувствия и глубже между нами духовная связь.

И.А.: Наверное, чудеса в вашей жизни случаются часто?

И.К.: Это правда. Я ясно чувствую, что нам помогают. Там, наверху. Долго Федор бредил постройкой небольшой часовни рядом со своей художественной мастерской. Но все время что-то не получалось. И вдруг, когда мы весной 2004 года в океане, чудом оставшись в живых, дали обет по возвращении на землю построить часовню, у нас все сложилось. Летом нашлось свободное время, и просто чудом появились деньги, которых хватило ровно на постройку. Это часовня Николая Чудотворца в честь погибших путешественников. Думаю, удача встречается всегда, когда человек в таких делах не преследует корысти. Мы с Федором немеркантильны. Нам, по большому счету, надо очень мало. У нас нет многих современных удобств: микроволновой печи, посудомоечной машины, автомобиля… Для нас это не главное. Главное — жизнь!

И.А.: У вас дома много икон… Для вас вера в Бога — это необходимость?

И.К.: И потребность, и необходимость. Правда, в силу нашей занятости я не могу нас назвать людьми, которые регулярно посещают церковь. Но мы обязательно ходим в храм перед важными событиями — перед Федиными походами, перед нашими днями рождения. Для нас покаяние и причащение очень важно.

И.А.: Как вы отважились отправиться с мужем в первое плавание? Устали тосковать дома в одиночестве?

И.К.: Мне очень хотелось увидеть мир его глазами. Посмотреть, каков он в своей среде. Тогда я сделала для себя открытие. Я поняла, что им движет, и увидела его мир. Там он на своем месте. Земля, в широком понимании этого слова, его дом. В этом путешествии мы наконец остались вдвоем и были счастливы. В Москве это почти невозможно. Иногда мы принимаем более сорока гостей за день. Одиночество вдвоем — для нас это был самый счастливый период жизни.

И.А.: Ваши девичьи мечты о принце сбылись?

И.К.: Сбылись. Но следом за восторженной юностью пришла мудрость. Семейная жизнь — это труд. Несложно влюбиться в человека. Сложнее это чувство сохранить. Но у нас есть то, что помогает, — это любовь и потребность быть вместе. Когда между нами происходят временные размолвки, в наших глазах появляется страх, что мы можем расстаться. И тогда мы прикладываем все усилия, чтобы снова стать единым целым. Мы всегда признаем свои ошибки и просим друг у друга прощения. А еще он дает мне то, что для женщины является главным. Это осознание своей необходимости, незаменимости и неповторимости. Каждое утро, когда мы просыпаемся вместе, Федор признается мне в любви. Он часто повторяет мне, что я ему очень нужна. Поэтому я и жду своего принца, и иду с ним на яхте «Алые паруса» через океан. Поэтому и счастлива, что могу разделить с ним свою жизнь.

И.А.: А каков великий путешественник в быту?

И.К.: Ничто человеческое ему не чуждо. Несмотря на стремление к аскетизму, он не откажет себе в удовольствии выпить утром чашку хорошего кофе с шоколадной конфетой. В силу своего художественного восприятия мира он любит красоту жизни во всех ее проявлениях. Во время его недолгого пребывания дома мы стараемся нашу жизнь превратить в праздник. Ужин при свечах, красивая музыка, нежность… Порой мы умышленно закрываем глаза на проблемы быта. Мне повезло, что муж любит готовить. Правда, это случается не часто и превращается в творчество. А вдохновение трижды в день к мужчинам приходит редко. (Смеется.)

И.А.: А бывают ситуации, когда вы боитесь, что Федор с чем-то не справится?

И.К.: Мой муж — настоящий русский мужик. Он может, если надо, поставить своими руками избу, сложить печь, поймать рыбу или дичь, сварить обед. В общем, в экстремальных ситуациях, например на необитаемом острове, с ним пропасть трудно. Рядом с ним я ничего не боюсь!

И.А.: Что он вам дарит?

И.К.: Его подарки необычны: океан, пустыня, караван верблюдов. Федор выпустил к моему дню рождения альбом своих картин, посвященный мне как своей музе. Недавно подарил жеребенка орловской породы (сейчас он на ферме у наших друзей). А еще любит дарить мне французские духи. Причем выбирает их не по запаху, а по форме флакона. Вылетая из-за границы и находясь в аэропорту, он обязательно заходит в парфюмерный магазин и на ломаном английском языке начинает объяснять продавщице, что ему нужен подарок для жены — самой красивой женщины на свете. Та помогает ему выбрать новинку и завидует, что у меня такой замечательный муж. Эта история повторяется регулярно, и все продавщицы мира, по словам Федора, завидуют мне.

И.А.: А какой подарок для вас самый дорогой?

И.К.: Федор перед отъездом всегда спрашивает: «Что тебе привезти?» «Привези себя!» — отвечаю я. И это действительно для меня самый лучший подарок.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK