Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Жена в превосходной степени"

Гендерные роли поменялись, сексуальные — остались прежними.Лучший способ удостовериться в колоссальном превосходстве законной жены — супружеская неверность. Правило древнее, как мир. Хотя, в древности представления о верности были крайне расплывчатыми. Паскаль цитировал какого-то римского императора: тот на упреки жены, что, дескать, пренебрегает ею ради объятий доступных женщин, отвечал — к супруге он относится настолько почтительно, что не может предаваться с ней разнузданным утехам.
Так и сегодня приятель мой Петя, нищий менеэсовец, четырежды женатый, все вспоминает первую свою жену — которой изменил со второй женой. Со словами: «А на самом деле оказалось, что она ничего баба была. По сравнению со второй моей». После этого Петя вспоминает вторую жену. И говорит: «А на самом деле оказалось, она ничего баба была. По сравнению с третьей». И так далее, по порядку. Четвертая, которую я видел мельком, была сущей гарпией. Больше всего Петя боялся, что брак развалится: иллюзий относительно своей следующей избранницы у него не было.
— А с чего ты решил, что речь идет о твоей избраннице? — сказал я.— Может, на самом деле все наоборот? Кто сказал, что ты охотник, а не фазан?
— Может, потому, что фазаны на редкость глупы…— грустно сказал Петя, по-птичьи наклонив голову.
Послушайте сказочку, вы, малыши: корова подпрыгнула выше луны, как поется в старой английской песенке.
Ну, предположим, не особо выше луны, но делов натворила.
Итак. Он. Она. Точнее, она и он. Потому что жизнь сложна, особенно в России. И в вихре высоких, уж и не помню чего, не то буден, не то строек, оказывается, что микробиология — не особо востребованная профессия. Поэтому он, как и полагается, поступил по-мужски, а именно впал в депрессию и рухнул на диван одновременно. Она же, отерев скупую мужскую слезу, бросилась с зажмуренными глазами в рыночные отношения. Помотавшись челноком два-три года в Турцию, наша героиня сбацала небольшую фирмешку. Потом фирмешка подросла и стала фирмой. Со временем Наталья Павловна стала весьма уважаемой в своем кругу персоной. У нее несколько магазинчиков. И вот теперь намечался еще и супермаркет. Герой наш за то время, которое потребовалось героине для осознания себя бизнесвумен, вышел из депрессии и сжился с новой ролью мужа деловой жены. Помогал ей, как мог. В основном, конечно, таскался всюду за ней, потому как ревновал смертельно — пришлось оформить его не то телохранителем (что было недалеко от истины), не то шофером (что, в общем, тоже отражало действительность).
Так вот, подчеркиваю, Толик свою Наташу и правда любил. И даже гордился ею. Умница, деловая, красавица. И гендерную роль держит без халтуры. Приготовить, постирать, убрать — все сама, с огоньком. Конь, типа, бежит, земля дрожит. Правильного воспитания женщина. Бизнес бизнесом, а домашний борщ и свежевыстиранные сорочки еще никто не отменял. Точнее, она еще не догадалась, что это можно сделать.
Ну и сама Наташа тоже ценила, что муж — здоровый такой амбал, хоть и микробиолог,— так с пониманием относится к ее успехам. Даже комплексовать перестала. И даже купила Толику на день рождения в подарок спортивный BMW. Красный.
В общем, все было хорошо у людей. Пока Толик в одночасье не заехал пообедать в кафешку, которая находилась в том же здании, где Наташина фирма арендовала помещение под склад. С одной стороны дома вход на склад, с другой — в магазин. То есть Толик поехал на склад по Наташиному поручению — а к поручениям жены он относился крайне серьезно, а потом завернул покушать в «Колокольчик». Припарковав у подъезда свою красную BMW.
И что удивительно: цены смешные, а кухня хорошая. И официантка — молоко и нежность. В общем, герой наш приятно поразился. То, се, слово за слово. «А вы заходите почаще»,— говорит официантка, поправляя кружевную пилоточку на золотистых волосах.
А что не зайти? Тем более что жена через пару дней попросила поехать проверить накладные на складе. Так Толик специально и подгадал к обеду. Он еще только машину парковал, а официантка уже с меню к столику у окна бежит:
— Здравствуйте, Анатолий Михайлович!
А нашего героя, заметим, давно никто по имени-отчеству не звал. Слово за слово. Девушку, как оказалось, Люсей зовут. Попросилась в BMW посидеть. Две минутки. И в следующий раз. Она ж сейчас на работе.
Следующий раз, естественно, представился. Полчаса Люся крутилась в машине, не зная, куда деть длинные ноги. Ну не виновата же она, в самом деле, что они такие длинные. А юбка такая короткая.
Короче, Толика поймали как прыщавого десятиклассника. Да, конечно, любовь и уважение к жене, взаимопонимание и все в этом духе. Но, как оказалось, это вовсе не отменяет внутренней вибрации, когда видишь длинные опущенные ресницы, робкий взгляд, коленки как ракушки.
Собственно, не сам сюжет супружеской измены вдохновляет автора. Я ни разу не видел пары, которая была бы счастлива в адюльтере. Грехопадение сильно омрачило настроение нашего героя. Во-первых, он действительно любил жену. А милая девушка была ему совершенно ни к чему. По ментальности наш герой был глубоко семейным человеком, и на приключения его не тянуло. Тем более что девушка уже на следующее свидание после происшествия в машине вела себя необдуманно. Употребляла местоимение «мы», намекала на маленькую зарплату и рассказывала, что живет в одной квартире с мамой, папой, сестрой, мужем сестры и двумя ангелоподобными племянниками. Что в сочетании с муками совести утвердило нашего героя в мысли, что эту нелепую историю надо замять. О чем он и сообщил девушке Люсе.
Кто там сказал, что мужчины любят глазами, а женщины ушами? Люся как раз очень внимательно рассмотрела Толикову «упаковку», машину и бумажник. И знала, что делала. Его скорая капитуляция в ее план «Барбаросса» категорически не входила.
— Пойми, кися,— уговаривал Толя девушку, гладя ее по золотистым волосам,— ну случилось. Ну прости. Я женатый человек…
— При чем тут жена?! — рыдая, не понимала Люся…
При чем, при чем… Короткий девичий ум не мог уразуметь, какое отношение имеют эта машина и Толиковы бабки к жене. Была одна жена, стала другая. Жена, жена… Отмазка одна. Люся искренне полагала, что дело в чем-то другом. А Толик был слишком невинен, чтобы подозревать в юной деве корысть. Так они и толковали. Он ей про жену, она ему про любовь. Он ей про любовь к жене, а она ему про его крутизну.
Больше Толик не ходил обедать в «Колокольчик». Но Наташа, как назло, повесила на него частые поездки на склад. А там уже Люся на входе. С меню. Чего изволите.
И главное, зараза, начала уже на склад ходить и всем про роман рассказывать.
Страшнее простой женщины зверя нет. Простые мужики не так плохи, они управляемы и предсказуемы. Но женщина, живущая одной-единственной мыслью! Да вы никогда не сообразите, на какие ухищрения она пойдет, чтобы воплотить эту простеньную мысль в жизнь. Маша ела кашу. Маму смыло рамой.
Кстати, приблизительно такие пасторальные картинки и рисовались Люсе.
В общем, когда герой наш сообразил, что не сегодня завтра Люся придет к жене со словами: «Мы давно любим друг друга», он выпил два литра водки, скупил цветочный ларек и приполз на коленях каяться.
И был прощен.
Единственный вопрос, который задала Наталья Павловна, это — получил ли он удовольствие.
— Нет! — честно ответил измаявшийся муж.
— Вот и хорошо, — вздохнула жена.
…А уволить влюбленную Люсю не оказалось никакой возможности. Ее «Колокольчик» не имел отношения к фирме Натальи Павловны. Поэтому ради сохранения семьи было решено склад ликвидировать, а открытие супермаркета отложить. Вследствие непредвиденных издержек красная BMW была продана.
Главное — чтоб никаких кафе рядом не было. Пусть дома ест.

ИВАН ШТРАУХ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK