Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Женское лицо"

Непонимание — ключевое слово последних кинопремьер, и не только их.Честное слово, обидно, что фильм «Небо. Самолет. Девушка» вышел на столичные экраны аккурат к празднику 8 Марта. Премьера ведь планировалась зимой прошлого года. Вообще, слово «приурочить» — некрасивое и по форме, и по сути. Тем более что фильм не имеет никакого отношения к однодневному женскому празднику, в который все (пускай и путем размноженных на ксероксе открыток) признаются девушкам в высоких чувствах. Потому что фильм этот про женщин, которые сами признаются в любви, и это для них праздник и страдание, которые всегда с ними. «Небо. Самолет. Девушка» действительно выглядит как посвящение женщинам, которые любят так, как им хочется, а не так, как полагается в соответствии, во-первых, с общественным мнением, а во-вторых, с главным правилом, которое в качестве руководства к действию пишут и переписывают женские журналы, — держать мужчину на дистанции. Это фильм про то, что говорить про любовь можно и нужно даже тогда, когда все слова обесценились и повторены много раз.
Поколение, прожигающее молодость в те годы, когда, как известно, трава была зеленее, а небо голубее, а именно в конце 60-х, обязательно смотрело фильм Эдварда Радзинского «Еще раз про любовь» с Татьяной Дорониной. Ее черная водолазка и идеологически невыдержанное придыхание остались символами кино для всех, но не про всех. Я лично знаю многочисленных сорокаслишнимлетних мужчин, вполне мужественных и состоявшихся, для которых тональность того фильм была если не целью, то хотя бы мечтой романтической части их жизни. Рената Литвинова убрала из оригинала внятных мужчин (Михаил Ефремов не в счет, его с отцом одна на двоих роль летчика — из области чуда, а не мастерства кинематографии), а также все приметы той эпохи, сменила физика на репортера из «горячих точек» и оставила только ощущение надрыва и непонимания, которое вне времени. Хотя манерность Литвиновой и стала притчей во языцех, в данном случае она в контексте. Правда, мужчины, даже самые трогательные, все равно ничего не поймут, а женщины лишний раз подумают о том, как их не понимают.
Непонимание — лейтмотив кинопроката, да и не только его, последних месяцев. Начиная с «Кукол» Танеши Китано, трилогии про невозможность и несвоевременность любви, и заканчивая легкой, как все французское, грустной комедией «Разница во времени» с красиво стареющими Жаном Рено и Жюльетт Бинош. Юрий Грымов, режиссер тоже не всем понятный, обычно любое свое интервью начинает и заканчивает утверждением о том, что все, что он делает, он делает для себя, потому что себя он знает. А за всех зрителей режиссер отвечать не может: чужая душа, как известно, потемки. Скорее всего, киношники и пытаются в этих потемках разобраться, хотя, в отличие от Грымова, не могут разобраться и в своей собственной.
Чтобы тебя понимали, наверное, надо быть проще. Надо, например, как это сделали девочки из пресловутой группы «Тату», выйти на сцену в майках с известной антивоенной надписью — короткой, лаконичной и понятной почти без перевода. Хотя именно незнание тонкостей русской нецензурной лексики американскими блюстителями порядка и позволило нашим девочкам появиться перед многими сотнями зрителей в антивоенных майках с надписями, которые обычно пишут в лифтах и на заборе. (Это при том, что, например, все участники грядущей церемонии «Оскара» получили официальное предупреждение о том, что иракскую тему затрагивать, поднимаясь за статуэткой, категорически запрещено.) Выходит, сегодня, чтобы быть понятным, надо быть конкретным и немножко грубым.

НАТАЛЬЯ ЩЕРБАНЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK