Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ"

Так и будем мы жить рядом друг с другом. Они со своими баранами, мы — со своей Масленицей. Мы со своей нелюбовью к приезжим, они — с нелюбовью приезжих к нам.    Мы обретаем друзей в начале жизни, а отдаем долг дружбы все последующие годы. Осудит ли меня читатель, если я скажу, что среди моих близких друзей есть один правоверный сталинист и один убежденный националист? Приходила ли мне в голову мысль расстаться, прекратить отношения? Приходила. Но куда, дорогие вы мои, денешь общую съемную комнату на Остоженке в далекие студенческие годы? В общем, за дружбу!
   Итак, мой друг Аркадий был националистом. Так-то на людях он держал себя в руках. Но стоило Аркаше выпить и расслабиться, как разговор моментально соскальзывал на засилье в Москве и в бизнесе нерусских. «Они растворят нас, отечество в опасности, — бил себя в грудь Аркаша, глотая пьяные слезы. — Надо рожать русских детей».
   В последнем он и правда преуспел: три мальчика и одна девочка от разных жен — таким был жизнеутверждающий ответ Аркаши на наш демографический коллапс.
   И тут в тяжелые кризисные времена на фоне падающей офисной аренды Аркашке удалось снять небольшой особнячок почти в центре и очень недорого. Девятнадцатый век, очаровательный маленький атриум в центре, миленькие колоннады и роскошный директорский, то есть Аркашин, кабинет с окном в полстены. Недостаток особнячка был в одном: там надо было сделать ремонт.
   И тут встал вопрос с рабочими. Наши, русские то есть, называли заоблачные цены. Тут подвернулась армянская бригада, но в первую же неделю из особнячка удивительным образом исчез клей для плитки, при этом строители, вытара. Таджики годились только выносить строительный мусор. В общем, в один прекрасный день я приехал к Аркашке в офис и обнаружил там бригаду турецких рабочих, которая очень споро и спокойно грунтовала стены в помещениях на пер-вом этаже.
   — Пришлось взять турок, — пояснил Аркаша. — Хотелось, конечно, православных. Но с ними совершенно невозможно иметь дело.
   И, помолчав, добавил: «А знаешь, мне нравятся эти ребята…»
   Я вытаращил глаза и поперхнулся коньяком, который мы разлили пару минут назад.
   — А что ты так реагируешь? — начал виновато оправдываться Аркаша. — У них масса достоинств. Они не пьют. Не курят. А значит, не устроят пожара. Они работают как заведенные — с семи утра до девяти вечера. Работают без халтуры, могу тебе заметить. Обещают через два месяца закончить.
   И кстати! — Аркаша поднял указательный палец. — Они не воруют стройматериалы.
   Неожиданно он пригорюнился. Видимо, подсказанная самой жизнью необходимость с симпатией относиться к иноверцам вызывала у него сложные чувства.
   — Чай только с сахаром пьют в диких количествах. Замучился сахарный песок привозить.
   Чем дальше двигалась стройка, тем толерантнее становился Аркаша. С каждой неделей он открывал в турках все новые достоинства. Они стремительно заканчивали первый этаж, и, пока одни рабочие красили стены там, другие уже снимали старую сантехнику на втором этаже и ломали фанерные перегородки, оставшиеся от конторы, которая сидела там раньше. Они убирали за собой весь мусор, и в отремонтированное помещение можно было сразу заносить столы, а не вызывать бригаду поломоек. Они были знакомы с европейскими технологиями и прекрасно ориентировались в выборе стройматериалов. Наконец, у них не было проблем с ментами — у всех была регистрация. Аркашу трогала наивность его рабочих — они не очень ладили с плитой, на которой был установлен контроль газа. И, несколько раз потерпев неудачу при попытке зажечь огонь, разводили руками и говорили горестно: «О, шайтан».
   Ремонт летел к концу на всех парусах. Аркаша страшно гордился и особнячком, который с каждым днем выглядел все праздничнее и уютнее, и своим бизнесом, который, несмотря на общее падение тонуса, был в полном порядке. Переезд в новый офис мой друг решил обставить со всей торжественностью. То есть пригласить партнеров, выездной ресторан, какое-нибудь трио скрипачей с классическим репертуаром.
   И вот торжественный день настал. Аркашка с вечера рассчитался с турками. А утром я уже ждал его за пару часов до запланированного ликования на ступеньках особнячка. Он хотел показать мне, что получилось, посоветоваться, куда ставить столы, а куда посадить то самое трио. Морозное утро золотило верхушки деревьев. Румяные дети спешили в школы, перепрыгивая через голубые искрящиеся сугробы. Очень долго наше ТВ смаковало заваленный снегом Питер и беспомощность Валентины Ивановны, но то, что улицы Москвы все в ледяных буграх, с которых путь один — в больницу, как-то прошло мимо внимания прессы. Синица, свесившись с замороженной березы, выдувала свою веселую песенку, когда Аркашка выпрыгнул из своего «мерседеса», сияя, как тот самый горн, в который он выдувал побудку у нас на картошке.
   Заговорщически улыбаясь, он вытащил из кармана ключ и отпер роскошные двери — мы оказались в небольшой передней, где планировалось поселить охранников и поставить вешалки для посетителей. Дальше следовала большая передняя — как и полагалось в барских домах, там замышлялся ресепшен. Собственно, стол для секретарей уже стоял, а на нем даже угнездились телефоны.
   — Ага, вот здесь поставим корзины с цветами, — радостно сказал Аркашка.
   И тут у меня зазвонил телефон: наконец-то интервью, которого я давно добивался, было организовано. И я, оставшись на ресепшене, принялся добросовестно записывать — когда, куда подойти, и как зовут фотографа, и не опаздывать, а лучше за пятнадцать минут до, и второй диктофон прихватите, вдруг что случится.
   Когда я повернул голову, довольный своей служебной удачей, то увидел бледного Аркашу в съехавшем галстуке, бесшумно хватающего ртом воздух.
   — Что? Что случилось? — начал тормошить я его.
   — Там, там… — только и мог сказать он и тянул руки в сторону двери, которая вела в атриум и где, собственно, и должно было состояться торжество.
   — Что — там? Говори внятно, — разозлился я..
   — Там… Посмотри сам. Пойдем вместе, — вдруг зачастил он и, подхватив меня под руку, потащил в атриум.
   Мы распахнули двери.
   Прямо посередине выложенного итальянской плиткой холла, меж двух лесенок и колоннад, которые обнимали холл с двух сторон, под прозрачной стеклянной крышей атриума стояла огромная густо-кровавая лужа, края которой начали уже подсыхать. В той же луже плавала кровавая требуха. Чуть в стороне находился рукотворный мангал, сложенный из кирпичей и кусков металлического листа. Рядом с мангалом на нарядной плитке лежала отрезанная голова барана и его же, надо полагать, окровавленная шкура. Тут же валялись обглоданные кости. Из отрезанной головы с тусклыми глазами к Аркашкиному ботинку подбирался кровавый ручеек.
   — Не наступи, — сказал я. А что еще я мог сказать? Ясно, что чудесные турецкие рабочие отметили на свой лад окончание работы, проекта, так сказать. Ни одного пункта договора они не нарушили, ведь не говорилось же в договоре, что нельзя резать барана прямо на рабочем месте.
   — Откуда они его взяли-то? — удивился я.
   — Да тут рынок рядом, — отмахнулся Аркашка. И тут заголосил его мобильный: ресторан уже подъехал и топтался перед офисом. В общем, не получилось у Аркаши духовного переворота.
   Вот так и будем мы жить рядом друг с другом. Они со своими баранами, мы — со своей Масленицей. Мы со своей нелюбовью к приезжим, да-да, и к себе тоже, но мы в худшем своем виде все равно удивительным образом оказываемся лучше их — в лучшем их виде. И они — с нелюбовью приезжих к нам («О, шайтан!»), по которой они всегда не правы, потому что нелюбимы, и потому же, по праву изгоев, всегда правы. Наши знания друг о друге множатся. Они все знают о том, что русские любят выпить и не всегда моют руки перед едой, мы — прогнозируем отрезанную баранью голову и проблемы с зажиганием газовой плиты.
   Выход один. Деньги. Только они примиряют все интересы и переводят предубеждения в плоскость прагматики. Вы не собираетесь делать ремонт? Про цены уже узнавали? Если что, телефон турецкого бригадира у меня есть, обращайтесь.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK