Наверх
16 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Жестокий Роман"

«Под маскою овцы скрывался лев», — вот что сказали про Романа Абрамовича умные наблюдатели после того, как акционеры «Сибнефти» объявили о приостановке слияния своей компании с ЮКОСом.Овцой умным наблюдателям Абрамович показался в тот момент, когда начал превращаться чуть ли не в политического эмигранта — правда, очень богатого. Как бы предчувствуя недоброе, в течение полугода Роман Аркадьевич распродал почти все свои активы — ЮКОСу продал контрольный пакет «Сибнефти», Национальному резервному банку — блокпакет акций «Аэрофлота», «Базовому элементу» Олега Дерипаски — блокпакет «РусАла». После всех этих сделок из бизнесов у Абрамовича осталась только управляющая компания Millhouse Capital с ключевым активом «Омский бекон», зато наличности у него накопилось на $5,4 млрд. (крупнейшее в мире состояние в «кэше»).

Как выяснилось, Абрамович не просто коротал время, тратя крупнейший в мире объем наличности на самые дорогие на планете футбольный клуб, яхту, дом. Он ждал. Ждал момента, когда завершить интригу, равной которой по масштабам в российской истории еще не было.

Вдохновитель

«В последнее время немало было сказано про исполнителей дела ЮКОСа, однако меньше известно про вдохновителей. Со временем узнаем больше», — сказал на прошлой неделе в интервью «Российской газете» советник президента Андрей Илларионов (отмечая вместе с тем, что экономические последствия дела негативны). Трудно предположить, что таким уклончивым способом советник намекает на своего работодателя. Скорее, речь идет опять же о тех людях, которые по итогам дела получают наибольшую экономическую выгоду. После того как акционеры «Сибнефти» (Абрамович) потребовали, чтобы менеджеров ЮКОСа в объединенной компании заменили кандидатурами от «Сибнефти» — Евгением Швидлером и Александром Волошиным, — вопрос о вдохновителях более-менее прояснился.

Роман Абрамович, получивший от ЮКОСа $3 млрд. и миноритарный пакет укрупненной компании в размере 26%, теперь претендует еще и на оперативное управление компанией стоимостью в $26 млрд. Как правило, в России та команда, которая физически заходит на объект, так или иначе получает его под безраздельный контроль. В этом случае вполне возможно, что в руки Абрамовича попадет часть арестованного с подачи Генпрокуратуры ??44% пакета акций ЮКОСа, формально пока еще принадлежащего акционерам, близким к Ходорковскому.

Например, государство решит выставить арестованный пакет акций на торги в счет погашения налоговой задолженности ЮКОСа, а покупателем станут, разумеется, акционеры «Сибнефти». И тогда Абрамович вполне может увеличить свою долю в ЮКОСе до контрольного пакета. Более того, такой поворот ставит под сомнение и бытовавшие совсем недавно версии о расколе в рядах президентской администрации, когда якобы «чекистски-реакционное» крыло (Сечин и Иванов) напугали президента олигархическим переворотом и заставили его упечь на нары возможного зачинщика этого переворота, Ходорковского. А «прогресивно-демократическое» крыло (Волошин) — огорчилось и ушло.

Возможно, некая доля эмоций в этом деле была. Однако логика последних событий подсказывает, что, скорее, все «крылья» сработали командно. «Реакционеры» и «демократы» совместно придумали прекрасный план: инсценировав разлад, они получили под свой контроль шестую по объемам добычи нефти мировую нефтяную компанию.

Сложность инсценировки усугублялась еще и тем, что Ходорковского в эту ловушку было нелегко заманить. Ведь пять лет назад попытка такого объединения уже предпринималась — однако владельцы «Сибнефти» слишком очевидно не желали тогда довольствоваться ролью миноритарных акционеров (по схеме 1998 года им должно было принадлежать 40% акций объединенной компании), а рвались к контролю над проданными активами. Объединенная компания не прожила и полугода, и ставленники «Сибнефти» покинули ЮКОС, прихватив с собой небольшую долю контрактов конкурента.

Чтобы снять осадок, акционерам ЮКОСа нужно было дать самые убедительные доказательства того, что на сей раз объединение пройдет на их условиях. В числе этих доказательств были не только мастерски разыгранная усталость Абрамовича и его якобы уход из российского бизнеса, но и обещания «политической крыши» — скорее всего, из администрации президента Ходорковскому в какой-нибудь форме дали благословение и на слияние с «Сибнефтью», и на последующую продажу крупного пакета акций американской Exxon Mobil.

Судьба человека

Абрамович обладает удивительным даром — всегда оказываться в нужное время в нужном месте. Например, в 2000 году Абрамович как бы невзначай стал совладельцем двух третей производства алюминия в стране. Изначально ни «Сибнефть», ни «ЛогоВАЗ» в алюминиевый бизнес не вмешивались — там и так фигурантов хватало. В конце 1990-х TWG, принадлежавшая Льву Черному, сражалась за контроль над крупнейшими российскими алюминиевыми заводами с собственными младшими партнерами. Больше всего шансов на консолидацию активов в отрасли было у управлявшего Саянским алюминиевым заводом Олега Дерипаски. Молодой металлург тогда ставил на главу РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса, который помог Дерипаске приобрести контроль над украинским Николаевским глиноземным заводом, а также собирался создавать с Дерипаской энергометаллургическую компанию. И тогда TWG решила найти спасение от бывшего партнера под крылом могущественного в то время «ЛогоВАЗа» и «Сибнефти», продав компаниям Абрамовича свой пакет акций КрАЗа. Абрамович тут же предложил альянс Дерипаске.

Предложение было принято, и владельцы акций КрАЗа (Анатолий Быков) и НкАЗа (братья Живило) оказались под следствием, а заводы перешли под контроль союзников. Зато в течение трех лет Дерипаске пришлось делиться с Абрамовичем доходами от ежегодных продаж 2,6 млн. тонн алюминия. От неожиданного партнера Дерипаска избавился лишь прошедшей осенью. За 50% акций холдинга «РусАл» Абрамович выручит $2 млрд.

В 2001 году Абрамович выкупил у Березовского и бесплатно отдал государству 49-процентный пакет акций ОРТ, однако тогда же получил от государства карт-бланш на управление государственной «Славнефтью», а в конце прошлого года в альянсе с ТНК выкупил ее у государства практически по стартовой цене аукциона, поскольку конкурентов — «Роснефть» и китайскую CNPC — просто не допустили к торгам.

Наконец, Роману Абрамовичу удалось очень грамотно сыграть на конфликте Московской нефтяной компании и «Татнефти» вокруг столичного НПЗ. Контрольный пакет (51% голосующих акций) МНПЗ принадлежит МНК, а «Сибнефть» вместе с «Татнефтью» — миноритарные акционеры. Команда Швидлера и Абрамовича подбила «Татнефть» на совместную попытку перехватить оперативное управление заводом через конвертацию привилегированных акций. Тогда бы миноритарный пакет «Сибнефти» и «Татнефти» превратился бы в контрольный. Из затеи ничего не получилось, потому что в конфликт вмешался Юрий Лужков. Зато «Сибнефть» получила долгосрочный контракт на загрузку МНПЗ.

Конечно, рискованно утверждать, что авторство и исполнение всей нынешней интриги вокруг ЮКОСа, которая привела к столь плачевным последствиям, полностью принадлежит Абрамовичу — чуткий к обстоятельствам и привыкший к командной игре, здесь он также мог довольствоваться ролью соавтора. Зато вполне очевидно, что авторство вовсе не принадлежит тем, кто в последние месяцы его себе приписывал, — борцам с недобросовестными олигархами, неплательщиками налогов и думской коррупцией.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK