Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Жирный бизнес"

Угроза для человеческого здоровья вновь исходит от корма для скота, загрязненного диоксином. Система контроля слишком неэффективна, информационная политика никуда не годится. Недавний инцидент показывает: продуктовые скандалы прошлого мало чему научили тех, кто отвечает за безопасность продуктов питания.   Бельгия, весна 1999-го: в куриных яйцах выявлено высокое содержание диоксина. Поставщик кормового жира отгрузил сильно загрязненный товар производителю комбикормов. Ядовитый продукт попал в курятники, свинарники и коровники, чтобы в конечном счете оказаться в желудках немецких потребителей.
   Убытки исчислялись миллиардными суммами. Немец-кий министр здравоохранения возмущалась халатнос-тью бельгийцев, Евросоюз анонсировал решительные пе-ремены.
   Германия, зима 2011-го: куриные яйца залеживаются в магазинах. Матери гадают, можно ли давать детям коровье молоко. Контролирующие инстанции закрывают почти 5000 животноводческих хозяйств, сотни тысяч яиц подвергаются уничтожению. Как выяснилось, компания из местечка Ютерзен, что под Гамбургом, поставляла загрязненный диоксином жир. Отрава попала в 150 тыс. тонн комбикорма.
   Министр по защите прав потребителей Ильзе Айгнер (ХСС) заявляет: «Весьма досадно, что вся отрасль страдает из-за отдельных нарушителей». Обещает провести переговоры с федеральными землями, чтобы те ужесточили контроль.
   Как похоже — те же жалобы, те же заверения.
   В Германии снова скандал вокруг продуктов питания. И что же — опять единичный случай? Досадный недосмотр на одном конкретном предприятии? Представители отрасли называют такую оценку г-жи Айгнер наивной. Слишком многое свидетельствует: это ошибка системы.
   О перестройке аграрной промышленности, необходимость которой в 2001 году так страстно обосновывала тогдашний министр по защите потребителей и член партии «Зеленые» Рената Кюнаст, давно позабыли. В современной продовольственной отрасли принцип разделения труда используется не менее активно, чем при производстве прочих товаров. Главный критерий — цена. Чтобы поставлять в дискаунтеры куриные яйца, отбивные и грудки по бросовым ценам, экономят в первую очередь на кормах.
   Отдельные производители комбикормов не слишком разборчивы в средствах. Хорошо все, что увеличивает их прибыль. Предписания контролирующих инстанций оказываются досадным обременением.
   В Берлине мало кто хочет ставить под угрозу экономический успех немецких производителей продовольствия — четвертой по величине отрасли страны. Четверть оборота пищевиков, достигающего на сегодня 150 млрд евро в год, приходится на экспорт.
   Кто при таком раскладе захочет повышать стоимость немецких продуктов, ужесточая законы и усиливая контроль?
   Скандал с кормовыми жирами убедительно демонстрирует: контролирующие инстанции слишком ненавязчиво опекают отрасль, репутация которой серьезно подмочена предшествующими проступками. «До сих пор мы сосредотачивались в основном на продуктах питания, а не на кормах», — признает руководитель нижнесаксонского земельного ведомства по защите потребителей Эберхард Хаунхорст.
   2500 образцов отобрали его сотрудники за прошлый год — притом что количество подконтрольных предприятий, продающих корм для скота, достигает 3600. Ситуация в целом по стране не лучше: сотрудники инспектирующих инстанций совершили 14 557 выездных проверок. Практически столько же раз подвергалось тестам на допинг вполне обозримое число ведущих немецких спортсменов.
   Из-за нехватки персонала чиновникам приходится полагаться на внутренний контроль, осуществляемый силами производителей. Каждая компания обязана сама обеспечивать безопасность своей продукции, расплывчато говорится в предписаниях. Какие именно параметры продукции надлежит контролировать, не говорится нигде, сетует Хаунхорст. На многих предприятиях имеется собственный отдел гарантии качества, но по закону это не обязательно. Да и эксплицитных требований о регулярных проверках на диоксин тоже нет.
   Йоханнес Реммель, министр по охране окружающей среды и защите потребителей земли Северный Рейн — Вестфалия, выступает с инициативой законодательных изменений и призывает своих коллег в других землях возложить на пищевиков более жесткие обязательства, чем сегодня. Традиционные сельскохозяйственные регионы, такие как Нижняя Саксония или Бавария, желанием кардинально менять существующую практику не горят. Они надеются, что задористый коллега, встретив сопротивление, вскоре образумится и пойдет на попятный.
   К чему привел расслабленный режим надзора за производителями продуктов питания, ярко демонстрирует пример жирового производства в Ютерзене. Когда к Зигфриду Зиверту, руководителю фирмы Harles und Jentzsch, обратились в связи с первыми положительными результатами исследований на диоксин, он искусно всех успокоил — как принято поступать в отрасли, когда «неаппетитные» обстоятельства становятся известны за ее пределами. По словам Зиверта, в кормовой жир на его предприятия попали так называемые технические жиры. Досадная накладка, недосмотр — но не более.
   Удивительно, что предприятие, поставляющее свою продукцию фирмам, которые производят корма, вообще имеют дело с так называемым техническим жиром, не предназначенным для пищевой цепи. Зиберт объясняет: оно «параллельно производит жиры для бумажной промышленности». На вопрос журнала Spiegel, почему на сайте компании об этом не говорится, он сказал: «В настоящий момент я затрудняюсь на это ответить».
   Вольфганг Н. работает в комбикормовой промышленности более 15 лет. Ему знакома и компания в Ютерзене, и другие предприятия отрасли, и их уловки. Компания, в которой работает полтора десятка человек, оказалась в центре всеобщего внимания неслучайно, убежден он. Многие небольшие и средние производители прибегают к хитростям и заметают следы. Крупные производители могут позволить себе входящий контроль сырья. Они идут на такие затраты, чтобы не оказаться замешанными в скандал, который может подорвать их бизнес.
   Но даже лидеры рынка с солидными объемами производства контролируют далеко не каждую поставку. Лабораторные исследования — например, на диоксин — стоят недешево, около 400 евро, и занимают недели. Один из возможных способов не попасть на перо к инспекторам — смешивать сомнительные партии жира с надежными, чтобы в конечном продукте предельно допустимые значения гарантированно остались в норме.
   Такие специалисты, как Вольфганг Н., считают недопустимым и то, что многие производители жиров параллельно ведут бизнес со спецотходами. Неудивительно, что трудно найти другую отрасль, которую столь привлекала бы возможность переработки бытовых отходов, как комбикормовая промышленность. Мусор превращается в пищу, а животных низводят до уровня мусорных баков. В качестве наполнителя подчас служат перемолотые перья и опилки. Отдельные дельцы теряют всяческий стыд. Бывало, что в корм добавляли осадки сточных вод, экспериментировали с навозной жижей и стоками кожевенного производства.
   По иронии судьбы нынешний скандал берет свое начало на предприятии, которое, как ожидалось на рубеже тысячелетий, должно было решить проблему диоксинового загрязнения окружающей среды. Компания Petrotec Biodiesel специализируется на производстве экологичного топлива из масложировых отходов пищепрома. В 2000 году фирма запустила современный завод по производству биодизеля в Эмдене. Еще в 90-е годы компания предлагала экологически чистую альтернативу тогдашней практике, когда прогорклое масло подмешивалось в корм для скота.
   Бизнес стал по-настоящему процветать, когда в Европе запретили утилизировать жиры, добавляя их в комбикорма. И то, что сопутствующие продукты биодизельного завода «совершенно непригодны для комбикормовой промышленности», было ясно изначально, говорит Роберт Бойнг, руководивший вплоть до прошлого года компанией Petrotec Biodiesel: исключить загрязнение закупаемых масложировых отходов невозможно. Входной контроль на предприятии не производится: остаточное содержание диоксина в биодизеле нерелевантно.
   Такие компании, как Petrotec Biodiesel, получают сырье со всего мира. Бывает, что в Германии перерабатывается масло, доставленное морем из США. При таких перевозках запросто может произойти загрязнение продукта. Знаток отрасли Вольфганг Н. утверждает, что транспортные компании не всегда моют резервуары и цистерны между двумя рейсами — для сокращения затрат.
{PAGE}
   Происхождение диоксина, подпортившего бизнес тысячам немецких фермерских хозяйств, пока остается невыясненным. Пробы продукта, полученные мюнстерским Ведомством химических и ветеринарных исследований, привели его сотрудников в изумление: «С таким специфическим образцом нам сталкиваться еще не приходилось», — говорит руководитель института Аксель Пройс. Весьма вероятно, что яд образовался не в ходе обработки сырья на заводе Petrotec Biodiesel. Федеральная земля Северный Рейн — Вестфалия планирует провести специальное расследование, чтобы выявить истинный источник диоксинового загрязнения. Не исключено, что разгадать эту загадку так и не удастся. И тем не менее сегодня политики публично обсуждают необходимость конкретных перемен.
   При этом сначала не все смогли хотя бы более или менее адекватно оценить масштабы вскрывшейся аферы. В ряде министерств федеральных земель еще до рождественских праздников знали, что разгорается новый диоксиновый скандал. В происходящее было посвящено даже федеральное Министерство сельского хозяйства. Однако шумиху решили не поднимать. Поначалу не проинформировали даже компетентные ведомства ЕС.
   В результате 30 декабря звонок из Дюссельдорфа застал премьер-министра Нижней Саксонии Давида Макалистера (ХДС) в гримерке телеканала NDR — политик готовился к записи своего новогоднего обращения. Министр по охране окружающей среды Северного Рейна — Вестфалии Реммель, узнавший о диоксиновых «находках», просил срочно предоставить полный перечень фермерских хозяйств, на которые поставлялись комбикорма соответствующих производителей. Несколько дней он пытался получить нужную информацию в Ганновере, но добраться до временно исполняющего обязанности министра сельского хозяйства Ханса-Хайнриха Зандера ему так и не удалось. Звонок Реммеля Макалистеру, по всей видимости, сработал: через семь дней после первой диоксиновой «весточки» требуемый список наконец оказался в распоряжении Северного Рейна — Вестфалии.
   Первый толчок этой лавине дали не государственные контролирующие инстанции и даже не ютерзенская фирма по производству комбикормов Harles und Jentzsch. Тревогу забил один из ее клиентов, фирма Wulfa-Mast. В двух партиях выпущенной продукции — корма для кур-несушек — производственная лаборатория выявила существенное превышение содержания диоксина, как сообщили в Министерстве сельского хозяйства федеральной земли Ганновер. Еще 23 декабря в Нижней Саксонии закрыли куриные фермы, на которые поставлялся корм Wulfa-Mast.
   Инспекторы незамедлительно выехали на склад Harles und Jentzsch в нижнесаксонском местечке Бёзель. Там сотрудники фирмы объяснили проблему просто. На территории производства также хранятся технические жиры; по всей вероятности, 11 ноября при одном из замесов в 11-й резервуар загрузили не тот продукт. Человеческий фактор — бывает. В результате технический жир оказался смешанным с кормовым. Помимо компании Wulfa-Mast загрязненный продукт был поставлен на шесть других комбикормовых предприятий.
   По сути, нужно было принимать меры. Однако, воспользовавшись калькулятором, чиновники успокоились. По их расчету выходило: порция корма содержит настолько ничтожное количество жира, что, несмотря на диоксиновый «фон», максимально допустимые нормы, установленные законом, едва ли превышены.
   Двадцать девятого декабря нижнесаксонские инспекторы вновь посетили бёзельский склад — и обнаружили непригодную для пищевых целей техническую жирную кислоту уже в нескольких резервуарах. На самом предприятии в Ютерзене картина была аналогичной: ядовитый продукт содержался в четырех резервуарах. Это уже человеческим фактором не объяснишь.
   «Приходится полагать, что здесь без солидной криминальной составляющей не обошлось, — рассуждает Ханс-Михаэль Гольдманн (СвДП), председатель комитета по защите потребителей в бундестаге. — А я-то думал, что время, когда отходы подмешивали в корм, осталось в прошлом». Преимущества, которые получали производители, очевидны: технические жиры почти на треть дешевле кормовых.
   И тем не менее, хвалится немецкий Союз производителей корма для скота, инцидент был выявлен в результате «внутреннего контроля на предприятиях и мер по обеспечению безопасности». То есть система работает.
   Так, да не так: за прошлый год в компании Harles und Jentzsch трижды исследовали получаемые жиры. И каждый раз внутренний контроль выявлял существенное превышение допустимого содержания диоксина (0,75 нг/кг). 19 марта этот показатель составил 1,6, 21 июня — 1,4, 7 октября — 1,44 нг/кг. Однако фирма ни в одном из случаев не проинформировала ни контролирующие инстанции, ни клиентов. И даже не приостанавливала отгрузку товара.
   Двадцать восьмого июля на предприятии побывали сотрудники государственной контрольной инспекции. Очевидно, им протоколы исследований не показали. А в отобранных чиновниками пробах диоксин якобы оказался в норме. И даже накладные с указанием, что закупленные жирные кислоты не годятся для производства кормов, инспекторов не насторожили. Ведь фирма также поставляла жиры для бумажной промышленности — так это обстоятельство объясняют сегодня.
   Похоже, компания Harles und Jentzsch пользовалась у чиновников доверием. После сокращения персонала инспекторы в федеральной земле Шлезвиг-Гольштейн «учитывают в своей работе риски». Иными словами, в компаниях, вызывающих нарекания, контроль производился чаще, в остальных — реже. И потому в последнее время Harles und Jentzsch инспекторы «навещали» всего раз в год — притом что продукция этой фирмы поставлялась практически на все северогерманские комбикормовые предприятия. Следовательно, после июльского визита можно было продолжать разбавлять кормовые жиры, не слишком опасаясь повторных посещений.
   И тем не менее пока это не имело слишком уж серьезных последствий для здоровья потребителей. Дело в свойствах диоксина: при всей токсичности загрязненные куриные яйца или свиные отбивные не наносят человеческому организму непосредственного вреда.
   «Выявленная концентрация настолько низка, — объясняет Хельмут Шафт из Федерального института оценки риска, отвечающий за мониторинг кормов для животных, — что проблемы могут возникнуть лишь в результате регулярного потребления соответствующих продуктов на протяжении длительного времени».
   Кроме того, предельно допустимое содержание диоксина, составляющее в Европе 3 пг на 1 г жира, превышено лишь в единичных случаях. К тому же сама эта цифра считается экспертами не бесспорной. Так, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) считает: не так страшно, если человек в день потребляет до 4 пг диоксина на 1 кг веса. Таким образом, индивидуум с массой тела 75 кг может без последствий получать с пищей до 300 пг диоксина в день, что соответствует практически неограниченному количеству диоксиновых яиц, с одной стороны, но всего нескольким порциям такой рыбы, как угорь или лосось, нередко основательно «обремененной» диоксинами — с другой.
   «Диоксины есть во всем, — успокаивает ученый Шафт. — Каждый из нас каждый день непременно потребляет их в мизерных количествах». Даже куриные яйца с биоферм, доступные лишь немногим потребителям, строго говоря, контрпродуктивны, если куры роются в загрязненной диоксинами земле.
   «Яйца тех кур, которые у бабушки на заднем дворе любят копаться в навозе, в любом случае «потянут» на 5 пг», — признает председатель общества за экологичное кормление животных Рудольф Юст-Майер цу Бакум.
   А самый что ни на есть натуральный продукт, столь полезный для здоровья, следовало бы запретить, если учитывать исключительно диоксиновый стандарт Всемирной организации здравоохранения.
   Ведь содержание столь опасного вещества в материнском молоке многократно превышает предельно допустимые значения ВОЗ.
   

   Диоксины — группа химических соединений на основе бензола и хлора. Некоторые из них даже в мизерных концентрациях обладают высокой токсичностью. В большинстве случаев название «диоксин» используется в качестве тривиального обозначения для тетрахлордибензо-п-диоксина (ТХДД) — «севезской отравы», попавшей в окружающую среду в результате аварии на химическом производстве в Северной Италии в 1976 году. Диоксины содержатся в промышленных выбросах. В частности, они образуются при сжигании мусора или переработке машинного масла. При высокой температуре, например при лесных пожарах, также может образовываться диоксин; опасное вещество содержится и в сигаретном дыме. ТХДД — один из сильнейших синтетических ядов. Частым симптомом острого отравления являются так называемые хлорные угри. Кроме того, яд наносит удар по иммунной, нервной и гормональной системе, а также по печени. При долгосрочном воздействии может приводить к развитию рака. Диоксин аккумулируется в жировых тканях и полностью выводится только спустя годы. Диоксин в тканях матери подрывает здоровье еще не родившегося плода, проникая через плаценту. Попадая в организм младенца с материнским молоком, яд может вызывать заболевания внутренних органов.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK