Наверх
14 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ЖИТЬ ПО-НОВОМУ"

Глава Минобрнауки Андрей Фурсенко уверяет, что банкротство школ исключено, и объясняет, зачем учебным заведениям бухгалтер.    О том, почему школам и родителям не стоит опасаться «совершенствова-ния правового положения государственных (муниципальных) учреждений», в интервью «Профилю» объясняет министр образования и науки РФ Андрей ФУРСЕНКО.
   — Андрей Александрович, Москва, где некоторые школы с начала нового учебного года становятся автономными учреждениями, полнится слухами, будто лишь несколько часов в неделю основные предметы — русский язык и математика — будут бесплатными, а если родители захотят дать детям полный курс знаний по этим и другим предметам, им придется доплачивать. По слухам, за все — от 5 до 7 тыс. рублей в месяц. Это так?
   — Нужна ясность. Закон об автономных учреждениях принят давно. А сейчас, действительно, шумно обсуждается тема изменения статуса государственных учреждений. Но это уже другой закон. Не знаю, какой из них вы имеете в виду, но хочу сказать главное — никакого перехода на платное образование нет и быть не может. Если читать законы — это очевидно. Более того, объем государственного финансирования сферы образования неуклонно растет. За последние 6 лет увеличение произошло в 3 раза, и в 2009 году консолидированный бюджет образовательных учреждений всех уровней составил астрономическую сумму — 1 трлн 780 млрд рублей.
   — Так все-таки что с платностью образования в школах?
   — Рост объема денег, выделяемых на школы, соответствует общему увеличению финансирования образовательной сферы. Это легко отслеживается даже по средней по стране зарплате учителей. В 2000 году она оставляла 1280 рублей, в 2004-м — около 6000, в 2009-м — 11 600 рублей. Сегодня — 12 800 рублей. Новые нормы создают возможности, чтобы, помимо бюджета, который будет продолжать расти, школы имели бы легальное право получать доходы за услуги, оказываемые сверх государственного стандарта. И это принципиально. Бесплатное школьное образование гарантируется нашей Конституцией. И в этом плане никакого сокращения бесплатных учебных часов нет и быть не может. Наоборот, разработанный федеральный государственный образовательный стандарт предусматривает даже их увеличение. Но если школы после уроков оказывают дополнительные образовательные услуги сверх того, что определено государственным стандартом, они должны иметь возможность делать это легально. Парадокс в том, что школы и сейчас оказывают платные услуги и берут за это деньги. Новый закон позволит придать этим процедурам абсолютно законную и прозрачную форму.
   — Это правда, что в школах появится новая должность — бухгалтер? Зачем?
   — Проблема заключается в том, что надо учить по-новому хозяйствовать и директоров школ, и школьных бухгалтеров. Нам вообще в значительной степени надо перестроить всю систему школьного образования. С введением нового закона форма финансовой отчетности образовательных учреждений станет проще. Если раньше финансирование школ шло строго по смете и учреждение было заинтересовано в том, чтобы расходовать деньги максимально, не заботясь об эффективности, то в новой системе деньги будут поступать через субсидии на выполнение конкретного госзаказа. Это означает, что четко будет прописано все, что ты должен сделать и какой должен быть результат. Ты не можешь после этого попросить у родителей дополнительные деньги на то, чтобы улучшить качество обучения по каким-либо предметам. А дополнительно в школе могут оплачиваться, например, второй иностранный язык или спортивные секции, например, бокса или художественной гимнастики, при условии, что они преподаются помимо обычных уроков физкультуры. Три урока физкультуры в неделю — это государственный стандарт.
   — Зачем для этого школам менять свой хозяйственный статус?
   — Преимущество перехода в автономные и бюджетные учреждения состоит в том, что школам не нужно будет следовать всем статьям сметы. Сэкономив деньги, например, на потреблении электроэнергии, они могут потратить их на собственные нужды. Кроме того, деньги, которые они не потратили в текущем году, можно перенести на следующий. Это позволит избавиться от синдрома последнего месяца года, когда покупать надо все что угодно, лишь бы не пропали деньги.
   — Такая финансовая автономия не приведет к тому, что образовательные учреждения из «лучших побуждений» уйдут в зарабатывание, даже в бизнес, а школам не будет хватать денег на учебу, на зарплату учителям?
   — В законе прямо прописано, что банкротство школ исключено. Во-первых, существует такое понятие, как крупные сделки, которые мо-гут совершаться только с согласия учредителя. Любая сделка, которая может поставить под вопрос выплату зарплат, является крупной, потому что объем финансирования, который идет на зарплату, как правило, составляет более половины всех расходов. Во-вторых, финансовые органы не имеют права решать, на что должны быть потрачены деньги. Они контролируют прохождение средств. Это означает, что в случае опасности казначейство сообщает учредителю о том, как идут финансовые дела, и он может вмешаться в ход работы учреждения. В-третьих, не могут быть обращены взыскания на особо ценное имущество учрежде-ния. Ценное имущество — как движимое, так и недви-жимое — определяется учредителем, то есть государством. Я не знаю ни одного случая не только банкротства автономного учреждения, но и ни одного случая, в котором бы учредитель вынужден был использовать понятие субсидиарной ответственности… Поэтому я считаю, что все страхи беспочвенны.
   — В условиях, когда образовательные учреждения получат возможность зарабатывать, что ждет малокомплектные школы, не способные к этому по определению?
   — Мы сейчас переходим на нормативно-подушевое финансирование. Но норматив не может быть одинаковым для школы из 7-10 человек и для стандартного учреждения, в котором учатся несколько сотен ребят. В то же время школа, в которой учатся 5-10 детей, всегда будет испытывать нехватку учителей, особенно предметников. И это проблема не денежная. Поэтому сохранять малокомплектные школы нужно там, где это отвечает интересам самих учеников. Ведь если в школе нет учителя, например, по математике, то вероятность того, что дети будут знать математику на хорошем уровне, стремится к нулю. Выходом в этом случае может стать создание базовых школ с филиальной сетью. Например, как в Тверской области, где малокомплектные школы стали филиалами базовой, из которой в них ездят учителя.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK