Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "«Живые» и тертые"

Возможно ли вытеснение из экономики квазиденег? И как этого достигнуть?Александр Починок, министр РФ по налогам и сборам: «Переход на взимание налоговых платежей «живыми» деньгами совершенно необходим. Крупные предприятия уже платят нам именно «живыми» деньгами. Министерство на сегодняшний день зачетов не принимает. Мы считаем, что для расчетов с казной «живых» денег у плательщиков достаточно.
При этом нужно отметить, что отмена суррогатов в налоговых платежах повлияла на изменение общеэкономической ситуации в лучшую сторону.
Олег Вьюгин, первый заместитель министра финансов РФ: «Стремление Александра Починка полностью избавиться от денежных суррогатов в налоговых платежах можно только приветствовать. Другой вопрос, насколько это реально. Мне лично кажется, что это труднодостижимо.
Особенно тяжело будет заставить платить налоги реальными деньгами крупнейших налогоплательщиков, в том числе «Газпром» и РАО ЕЭС. Ведь именно эти компании были в свое время одними из инициаторов введения всевозможных бартерных схем, взаимозачетов. С их стороны это объяснялось невозможностью разрубить гордиев узел проблем, связанных с постоянными неплатежами со стороны потребителей. Затем по подобным схемам стало работать большинство российских предприятий, а в конце концов все это превратилось в способ уйти от налогообложения, расхитить деньги.
Поэтому, если мы хотим добиться стопроцентной наполняемости бюджета «живыми» деньгами, нужно прежде всего заставить платить крупнейших налогоплательщиков. А на сегодняшний день только 50—60% налоговых поступлений с их стороны составляют непосредственно деньги. Все остальное — это бартер, взаимозачеты, векселя. Приблизительно такой же расклад заложен в проект бюджета-2000. В случае же, если налоговым органам удастся реализовать задуманное, это будет означать, что наша экономика сделала резкий рывок вперед.
Обыкновенный гражданин тоже выиграет: зарплаты, пенсии и другие социальные выплаты будут проиндексированы и выплачены в срок в полном объеме. Можно будет отдать накопившуюся задолженность за предыдущие годы.
Только нужно не поддаваться соблазну и не вводить какие-либо новые налоги и сборы. Приведу пример: в Татарии в свое время попытались ввести налог на бартер, но никаких ощутимых положительных результатов это не дало. Наоборот — усиление налогового бремени привело к ухудшению собираемости налогов».
Валерий Язев, председатель подкомитета Госдумы по топливным ресурсам: «Непомерная доля бартерных и суррогатных расчетов действительно плохо сказывается на всей экономике. Во-первых, потому что у каждого предприятия существует несколько отпускных цен: черный нал, безнал, бартер. Понятно, что налоговые сборы от такой системы не увеличиваются. Кроме того, бартерные и суррогатные цены в 1,5—2 раза выше денежных. И сохранение таких расчетов приводит к вымыванию денег из экономики и вывозу их из страны.
А деньги в экономике появились. Это подтверждается в том числе очень большими остатками на корсчетах комбанков (на сегодня они оцениваются в 80 млрд. рублей.— «Профиль»), которые не уходят на валютный рынок исключительно благодаря административным мерам ЦБ. Вторым свидетельством увеличения денежной массы в экономике является то, что, например, «Газпрому» удалось довести долю «живых» денег в оплате за газ до 40% в этом году по сравнению с 17% в прошлом. У РАО ЕЭС этот показатель несколько меньше, но тоже превышает прошлогодний. Так что сегодня перейти на «живые» деньги проще и реальнее, чем год назад.
Основными неплательщиками сейчас остаются бюджетные организации: милиция, Минобороны, государственные институты и т.п. Они целиком зависят от бюджета, и, чтобы решить проблему их неплатежей, нужно прекратить это лукавство на уровне правительства и Госдумы, когда денежные затраты в бюджете занижены в 1,5—2 раза. То есть им по определению выделяют намного меньше денег, они не платят энергетикам, которых государство штрафует за то, что они не платят налоги.
Как это ни парадоксально, помочь решению проблемы может и формирование части бюджета страны в физических объемах. То есть если армии нужно полтора миллиона сапог, в бюджете так и нужно записать. А то мы даем им обезличенные деньги, которых хватает в лучшем случае на миллион, а остальные сапоги им приходится «доставать» из непонятных источников. С другой стороны, например, «Газпрому» предложить платить 70% «живыми» деньгами, а остальные — четко оговоренными товарами. Другими словами, нужно гармонизировать бюджетную сферу в денежном и товарном выражении».
Зия Бажаев, президент ОАО «Группа Альянс»: «Сам по себе переход государства к сбору налоговых платежей «живыми» деньгами можно только приветствовать. Однако необходимо, чтобы все без исключения участники рынка — и государственные, и коммерческие организации — производили 100% расчетов в денежной форме. Иначе неминуемо будут возникать диспропорции в развитии как отдельных предприятий и отраслей, так и в функционировании экономического механизма в целом.
По сведениям МНС, многие нефтяные компании в августе этого года уже осуществляли бюджетные платежи полностью «живыми» деньгами. Тогда как в начале 1999 года доля налоговых выплат в денежной форме составляла лишь 43%. В итоге в апреле план по сборам налогов был перевыполнен на 10%, в мае — на 12%, в июне — на 13%, а в июле — на 31%. Впечатляющая статистика.
Однако существует и оборотная сторона медали. Проводимая с начала года российским правительством политика повышения доли «живых» денег в платежах нефтяных компаний привела к тому, что нефтяники, уходя от бартера на внутреннем рынке, снизили поставки топлива неплатежеспособным потребителям: сельскому хозяйству и Минобороны. В результате за первые шесть месяцев текущего года объем поставок бензина и дизельного топлива для них сократился соответственно на 34% и 29% по сравнению с тем же периодом 1998 года.
Дальше пошла цепная реакция: нефтеперерабатывающие заводы стали требовать от компаний-посредников, поставляющих топливо на АЗС, оплату настоящими деньгами. Последние оказались не в состоянии за короткое время перестроить свою деятельность и были вынуждены отказываться от приобретения топлива. Дефицит горючего на многих автозаправках, в свою очередь, вызвал ажиотажный спрос и рост цен на бензин. В результате пострадали потребители.
На финансовом состоянии многих нефтяных компаний доведение доли «живых» денег в налоговых платежах до 100% критически не скажется. При существующих сегодня конъюнктуре мировых цен на нефть и нефтепродукты и уровне экспортных пошлин можно платить «живыми» деньгами.
Но при этом нефтяники будут ориентировать свою деятельность на экспорт. Прежде всего потому, что экспортные поставки дают те самые «живые» деньги, которыми государство требует уплачивать налоги. А на внутреннем рынке расчеты чаще всего производятся бартером, векселями, зачетами и т.п.
В свою очередь, государство вряд ли будет мириться с тем, что основной акцент в работе нефтяников будет сделан на экспортные поставки. Ведь проблемы северного завоза, сбора урожая и обеспечения нефтепродуктами Минобороны с государства никто не снимет.
А для того, чтобы вернуть нефтянку в страну, органы власти вынуждены будут повышать экспортные пошлины. В этом случае ситуация кардинально изменится: увеличение пошлин с одновременным требованием уплаты налогов на 100% в денежной форме в конце концов приведет к сокращению оборотных средств у нефтяных компаний.
Следовательно, вновь будут заморожены инвестиции в разведку, добычу, поддержание фонда скважин, что приведет к сокращению добычи и отрасль вновь окажется в критическом состоянии, как в 1998 году.
Решить проблему можно лишь полным вытеснением суррогатов из экономики и переводом всей экономики, а не только ее фискальной сферы, на расчеты «живыми» деньгами».
Андрей Трапезников, директор департамента по связям с общественностью РАО «ЕЭС России»: «Проблема неплатежей и «живых» денег является ключевой для всей экономики и для РАО ЕЭС. Основными неплательщиками, естественно, являются предприятия бюджетной сферы. В общем объеме дебиторской задолженности РАО, которая на сегодняшний день составляет 146,7 млрд. рублей, доля бюджетников — 43%. И зачастую в этом не их вина. Так, в бюджете на 1999 год под платежи предприятий за электроэнергию запланировано лишь 10 млрд. рублей. Реальная же потребность находится на уровне 21—23 млрд. рублей. При этом ряд предприятий не платит РАО вообще. Сегодня потребители оплачивают около 90% тепла и электроэнергии, при этом деньгами — только 27% (в прошлом году платежи «живыми» деньгами составляли 21%, а в 1997 году — 17%).
Такая ситуация является неприемлемой для РАО, в том числе и потому, что налоги теперь придется платить «живыми» деньгами. Руководство РАО обязало свои подразделения до конца года довести сбор оплаты за услуги до 100%, при этом «живыми» деньгами не менее 35% всех платежей. Для этого во всех региональных энергосистемах создаются подразделения, отвечающие за сбыт энергии. Они должны будут следить за собираемостью платежей и увеличением их денежной составляющей. До недавнего времени бартер в электроэнергетике составлял почти 100% расчетов. А это, как известно, самая лучшая почва для злоупотреблений и коррупции.
Политику увеличения в расчетах доли «живых» денег сейчас проводят и ряд других нефтяных, угольных и транспортных компаний. Такое взаимное повышение доли «живых» денег в расчетах приносит существенную пользу экономике».

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО, ДЕНИС СОЛОВЬЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK