Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Жизнь или честь"

Власть оказалась бессильной перед террористами, и есть опасность, что некоторые ее представители захотят «отыграть» ситуацию с помощью применения силы. Так считает директор политических программ Совета по внешней и оборонной политике РФ Андрей ФЕДОРОВ.«Профиль»: Андрей Владимирович, насколько события на Дубровке могут отразиться на политической ситуации в России?
Андрей Федоров: Первое самое серьезное внутриполитическое последствие — резкий рост недоверия населения к власти, поскольку население увидело беспомощность власти, с одной стороны, и невыполнение всех тех обязательств, которые раздавались в 1999—2000 годах, с другой. Терроризм не только не подавлен, не только не «замочен в сортире», но и действует в Москве. С этой точки зрения рейтинг власти в целом, включая рейтинг президента, безусловно, пойдет на убыль.
Тема Чечни, которая и так уже шла на подъем в предвыборной тематике, сейчас станет одной из основных тем в течение всего предвыборного года. Это станет темой и СПС, и «Яблока», и даже Жириновского, поскольку часть электората будет радикализована именно в сторону резких античеченских настроений.
С точки зрения внешней политики террористы выбрали великолепный момент: в четверг Путин должен был вылететь в Берлин, сорвана ключевая внешнеполитическая поездка президента. Сорвана его встреча с Бушем, от которой во многом зависит судьба Ирака. Так что внешнеполитический ущерб очень серьезный.
«П.»: Каков ресурс, каковы возможности для маневра у президента для того, чтобы пересматривать свою позицию по Чечне?
А.Ф.: Честно говоря, ресурс очень маленький. Президенту надо сломать себя, чтобы пойти на переговоры с Масхадовым. Он вряд ли это сделает. Кроме того, переговорная площадка занята Березовским: те контакты, которые есть у Рыбкина с Закаевым, — это фактически единственная переговорная площадка, на которой может быть какое-нибудь движение. И она не принадлежит президенту. А обращаться к Березовскому, чтобы он уступил ее, тоже нереально. Поэтому я не исключаю того, что после завершения событий, вне зависимости от их итогов, результатом станут более жесткие действия в Чечне, новая зачистка республики уже без оглядки на Запад, на российское общественное мнение. Часть которого, кстати, вполне может поддержать операцию.
«П.»: А существует ли вообще общественное мнение в России по поводу Чечни или обществу по большому счету безразлично происходящее там?
А.Ф.: Вообще говоря, Чечня беспокоит население с точки зрения войны, потерь, но она не является той темой, вокруг которой население может сплотиться.
«П.»: Может ли измениться электоральный ресурс Путина в связи с этими событиями или все-таки неправильно говорить о том, что это всерьез способно повлиять на его возможности переизбрания?
А.Ф.: Это неправильно. Конечно, в ближайшее время рейтинг президента понизится, но это будет не столько недоверие Путину, сколько общее недоверие к власти, потому что она оказалась беспомощной. Но до 2004 года многое забудется, и станут работать другие факторы.
«П.»: Как вы оцениваете возможности «кадровых зачисток»?
А.Ф.: Я не думаю, что кто-то понесет ответственность, — теракт действительно трудно было предсказать.
«П.»: Каковы, по-вашему, перспективы развития событий?
А.Ф.: Думаю, переговоры перейдут на серьезный уровень, когда в здании останутся 60—70 заложников, — тогда пойдет серьезный торг.
На мой взгляд, здесь принципиальный вопрос не в гибкости власти, а в имидже — власть оказалась бессильной перед террористами. И она захочет отыграться, а отыграться можно только силовым путем. Поэтому я боюсь, что соображения чести мундира могут привести к тяжелым последствиям.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK