Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Жизнь за царем"

 «Дневники императрицы Марии Федоровны», жены Александра III и матери последнего российского императора, опубликовало издательство «Вагриус». В воспоминаниях современников Мария Федоровна – женщина волевая, сильная, властная – «императрица с головы до ног». Но дневники показывают Марию Федоровну с другой стороны: глубоко религиозную, заботливую жену, мать и бабушку, отзывчивую, любящую, с добрым сердцем, вечно скорбящим и кровоточащим от великих потерь. Вряд ли датская принцесса Мария-София-Фредерика-Дагмар (так императрицу звали в девичестве) предполагала, что станет свидетельницей крушения дома Романовых. Императрица потеряла четверых сыновей: от руки большевиков погибли Николай, его семья и младший сын Михаил, а в детстве умерли Александр и Георгий. От руки террористов погибли свекор Александр II, брат мужа Сергей Александрович, был убит родной брат Марии Федоровны греческий король Георг I. Но самой большой трагедией для нее стала смерть мужа, императора Александра III. «Встала рано, вспомнила день двадцативосьмилетней давности, день восшествия на престол. Как это было ужасно! Все представлялось в туманном и мрачном свете, и все же по воле Господа вновь воссияло солнце, Он благословил моего любимого Сашу и всю страну и подарил нам 13 лет мира и счастья». «Уже 24 года с того дня, как Господь призвал к себе моего обожаемого Сашу, а я все еще живу и даже не могу попасть в наш маленький дом и помолиться за его душеньку!..»

Известно, что все годы своего пребывания в России (с 1866-го по 1919-й) и до самой смерти в 1928 году Мария Федоровна вела дневниковые записи на датском языке. Часть из них сохранилась в Государственном архиве РФ, но дневники императрицы самого тяжелого периода ее жизни — война, революция, жизнь в Крыму фактически под домашним арестом, первые годы эмиграции (Мария Федоровна покинула Крым на английском крейсере в 1919 году и через Константинополь, Мальту, Англию вернулась в родную Данию) — считались утерянными. Однако свои записи Мария Федоровна вывезла в эмиграцию. В течение десятилетий после смерти Марии Федоровны Датский королевский дом хранил о них молчание. Поэтому известие о том, что в 2001 году Мстислав Ростропович приобрел в Англии дневники императрицы за 1916—1920 годы и 1923 год, стало настоящей сенсацией, хотя до сих пор так и не ясно, как они туда попали. В 1933 году в русской эмигрантской газете появились отрывки из дневника императрицы за 1915 год. Составителям удалось обнаружить оттиски из датского журнала за 1933 год с публикацией исчезнувших записок. Таким образом, в состав книги вошли: дневник за 1914 год и январь— апрель 1917-го — из ГАРФа, за 1915-й — из датских публикаций, с апреля 1917-го по 1920 год и 1923-й — из дневников, приобретенных Ростроповичем.

Парад уродов

Чак Паланик написал роман «Невидимки» задолго до его знаменитого «Бойцовского клуба», но в переводе на русский «АСТ» издало только сейчас.

Топ-модель Шаннон Макфарленд в знак протеста против родительской нелюбви и нравов в мире шоубизнеса отстреливает себе нижнюю челюсть. Ее брат меняет пол и становится подругой собственной сестры, которая до поры об этом не догадывается. Ее жених, бывший полицейский, никак не разберется с собственной половой идентификацией и страдает от кучи комплексов. «Невидимки» колесят по Америке, под видом покупателей посещая богатые дома и похищая из аптечек наркотики и гормональные препараты для потребления и продажи. На последних страницах становится ясно, что безумное путешествие проделано не зря.

Знак четырех

Вышедший в издательстве «Новое литературное обозрение» двухтомник «Охранка. Воспоминания руководителей политического сыска» содержит мемуары четырех полицейских, занимавших свои посты в последние годы существования царской России.

Воспоминания были написаны в эмиграции и сейчас впервые объединены в общее издание исследователем русского терроризма Зоей Перегудовой. Мемуары описывают примерно одни и те же исторические события и персоналии. Каждый из авторов пытается найти ответ на главный вопрос: почему созданная для борьбы с политическим терроризмом «охранка», по сути, провалила свою миссию? И какими бы ни были воспоминания (есть как безнадежно нудные, так и захватывающе интересные), вывод один: из-за неорганизованности, недостатка средств, непродуманной кадровой политики и бюрократии. Реальные возможности политического сыска были скромнее, чем могли себе представить обыватели тех лет.

Неутешительный диагноз

Книга Марины Давыдовой «Конец театральной эпохи», вышедшая в издательстве «О.Г.И.», — первое серьезное исследование по новейшей истории российского театра.

Театральный критик — это диагност высшей квалификации. Театр — некий социокультурный организм, переживающий болезненный период адаптации к новым условиям. Автор скрупулезно исследует общее состояние пациента за последние десять лет в неразрывной связи с российским и европейским контекстом (часть первая — «Тенденции»), подробно описывает работу важнейших систем и органов (часть вторая — «Портреты»), добросовестно и максимально объективно старается оценить отдельные показатели-спектакли (часть третья — «Калейдоскоп»). Специалист не собирается щадить и тем более утешать ни пациента, ни его родственников.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK