Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "ЖИЗНЕРАДОСТНАЯ РОССИЯ"

На Родосе приближенный российского премьера Владимир Якунин ведет «Диалог цивилизаций» с американцами, иранцами и китайцами.    Охладиться в перерыве между дискуссиями просто необходимо. Русский и американец стоят на пляже греческого острова Родос. Владимир Якунин — человек консервативных убеждений и довольно плотного телосложения, Строуб Тэлбот — аскетического вида либерал. Они чем-то напоминают пару актеров-комиков, Оливера Харди и Стэна Лоурела, — с одним «но»: их занимают исключительно серьезные темы.
   Якунин, 61-летний президент ОАО «Российские железные дороги», входит в узкий круг приближенных российского премьера Владимира Путина. Тэлбот — бывший заместитель госсекретаря и нынешний советник правительства Обамы. Наверху, в отеле «Парадиз Ройал Маре», ждут иранцы, борцы за права женщин Узбекистана, религиозные фундаменталисты и китайские профессора. В голосах последних появляются острые нотки, когда российский коллега называет беспокойную провинцию Синьцзян «Восточным Туркестаном», будто Китай до сих пор остается мячом в игре великих держав. Этих двоих ждут проблемы целой планеты.
   Что ж, придется им подождать: вокруг бедер Якунина обвязано желтое полотенце, его глаза блестят. Роль главного конферансье на этом столкновении цивилизаций ему по нраву, и это заметно. Тэлбот колеблется. Они — своего рода олицетворение двух держав: необузданная Россия рядом с рассудительной Америкой, не так давно вновь научившейся сомневаться. Как водичка? — интересуется Тэлбот. «Двадцать два по Цельсию», — докладывает Якунин. А если по Фаренгейту? — уточняет американец. Несмотря на оттепель в отношениях между державами, здесь начинаются проблемы: в Москве и Вашингтоне единицы измерения разные.
   К «Диалогу цивилизаций» приближенный Путина привлек 455 участников из 56 стран. Международный общественный форум (МОФ) — совместное детище главы РЖД, индийского футуролога и американского бизнесмена греческого происхождения. С помощью МОФ Якунин надеется «скорректировать» образ России, формировавшийся не один десяток лет. Этот образ являет собой нечто среднее между мрачным главой советского МИДа Андреем Громыко, который славился упорным нежеланием идти на уступки и потому сподобился прозвища Мистер Нет, и неизменно туповатыми русскими, какими предстают офицеры оккупационных войск в кинохите Билли Уайлдера «Раз, два, три».
   В 80-е годы Якунин работал в штаб-квартире Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке, был дипломатом и разведчиком. От вычисле-ния температуры по Фарен-гейту ему приходится отказаться, но делает это он так очаровательно, что уклониться от купания в Эгейском море Тэлбот просто не может. В первом раунде борьбы за дружелюбную, открытую ми-ру, жизнерадостную Россию победа достается Якунину.
   Во втором раунде он тоже одерживает верх, и вновь без труда. На правом фланге президиума в зале пленарных заседаний расположился американец Тэлбот, на левом — иранский аятолла Мохаммад Али Тасхири. Якунин сидит в центре — именно эту позицию воспрянувшая силами Россия стремится занимать при разрешении международных конфликтов. Несколько опережая события, Тэлбот называет новые ирано-американские отношения «диалогом», напоминает, что новый президент Соединенных Штатов связан корнями с «Западом, Африкой и исламским миром» одновременно. Когда же он в очередной раз величает своего президента Бараком Хусейном Обамой с ударением на втором, мусульманском имени, аятолла поворачивает голову в сторону Тэлбота и удостаивает собеседника долгим взглядом.
   Потом слово берет иранец, говорит, что «религия есть лекарство, уместное во всех жизненных сферах», призывает к всемирному запрету ядерных вооружений — в точности как Обама. Позиция Тегерана известна всем, важнее другое: иранский аятолла и американец обмениваются взглядами, Тэлбот какое-то время аплодирует речи иранца. Вместе их свел не кто иной, как Якунин.
   В перерыве он слушает квартет — звучит Моцарт. Музыканты живут в Ганновере, но родом они из Польши. Артисты назвали свой коллектив «Интерфейс», воспользовались словарем компьютерщиков. Они идеально подходят, чтобы пропагандировать диалог — а именно такую задачу поставил перед собой Якунин.
   Вскоре председатель спешит дальше, жмет протянутые ему руки. «Интерфейсу» внимают музыканты из Ирана, завязывается беседа. В итоге рождается мысль: почему бы в последний вечер не выступить вместе? К скрипке, альту и виолончели могли бы присоединиться каманчи — трехструнная персидская скрипка, и тонбак — ручной барабан.
   Якунин дает интервью. Втолковывает западным журналистам, что России бояться не стоит. В эфире российского государственного телевидения он призывает к «терпимости по отношению к мигрантам, которые, в свою очередь, должны уважать образ жизни большинства российского населения». Арабский журналист уподобляет «Диалог цивилизаций» новому Интернационалу — мол, эта идея тоже берет начало в Москве. «Чепуха, — реагирует на это Якунин. — У нас здесь идеология одна: нужно, чтобы все говорили друг с другом, а не пытались перекричать собеседника».
   Женщины из рабочей группы «Религия» сетуют на преобладание православных священников и фундаментальных «Возрожденных христиан» из США. Якунин умело сглаживает углы: мол, в следующем году будет больше представителей и других религий. Ничто у него не забыто: ни Господь Бог, ни мир, ни проблемы этого мира.
   Вечером в небе над Родосом загорается фейерверк. Палестинцы что-то обсуждают с израильтянами, королева красоты из Литвы танцует с арабом.
   Руководитель «Интерфейса» Рафаил Хартен стоит у бассейна, он слегка опечален. Европейско-иранский джем-сейшен так и не состоялся: в программе для этого времени не нашлось. Греки не захотели жертвовать своими сиртаки. «Столь уникальное событие, такое множество мнений, столько оттенков мысли, — сетует немец. — А под конец — некий диссонанс».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK