Наверх
9 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Жулики на колесовании"

Страховщики увиливают от выплат, а клиенты стремятся стрясти незаслуженную страховку, изобретая новые способы мошенничества в этой сфере. Вечное противостояние получило подпитку — автогражданка привлекла пристальное внимание криминальных структур. От них стараются не отставать и вполне порядочные граждане, которые не прочь при случае урвать лишнего.   Ранним утром на пустынном участке шоссе в Краснодарском крае происходит не совсем обычное ДТП. Автомобиль на высокой скорости движется по основной магистрали, а с второстепенной боковой дороги выезжает другая машина. Водитель первого авто, стремясь избежать столкновения, резко сворачивает в сторону и спустя мгновение вылетает за пределы дорожного полотна и переворачивается. На второй машине нет ни царапины, но человек, находящийся за рулем, останавливается, чтобы помочь пострадавшему, и сразу честно признается: в аварии виноват я. Вдвоем они дожидаются прибытия сотрудников ГИБДД и оформляют все необходимые документы. Теперь пострадавший готов обратиться к страховщику виновного водителя за получением компенсации.

   На первый взгляд кажется, что в данной ситуации все участники события ведут себя достойно и цивилизованно, однако подобные ДТП без столкновения — одна из известных схем страхового мошенничества. Перевернувшуюся машину злоумышленники могли специально приобрести за бесценок после аварии, чтобы позднее разыграть описанный спектакль. Гаишник, оформивший справку, тоже соучастник преступления, получающий вознаграждение за свою помощь.

Спектакль многих актеров
   «Группа, которую мы раскрыли в Краснодаре, специализировалась на фальсификации ДТП с целью получения выплат по полисам ОСАГО. В ее составе было 25 человек, в том числе страховые агенты, сотрудники правоохранительных органов и непосредственные «виновники» и «жертвы» аварий», — говорит руководитель департамента экономической и информационной защиты бизнеса «Росгосстраха» Александр Мозалёв. Коррупция — составная часть криминального бизнеса, направленного на вытягивание денег из страховщиков. Если бы преступники не имели своих людей среди сотрудников компаний и МВД, простора для творчества у них было бы гораздо меньше. Соответственно, бороться с мошенничеством приходится на всех уровнях. Руководители служб безопасности страховых компаний признаются, что внутренние враги (агенты и штатные сотрудники) представляют не меньшую угрозу для бизнеса, чем внешние. Для примера: за восемь месяцев нынешнего года в отношении бывших клиентов «Росгосстраха», подозреваемых в мошенничестве, было возбуждено 104 уголовных дела, а в отношении агентов — 96 дел. При этом компании пришлось расстаться с 366 своими представителями, против которых не было достаточных улик, хотя имелись все основания считать их причастными к мошенническим схемам. Мотивация недобросовестных агентов вполне понятна. При расследовании одного из случаев выяснилось, что «комиссионные» сотрудника, предлагавшего услуги по оформлению задним числом полисов автокаско на уже разбитые или угнанные автомобили, составляли $2 тыс. за каждую машину.

   Страхование в России еще не успело получить такого распространения, как на Западе, однако тенденция к резкому росту криминала в этой сфере уже успела обозначиться. По мнению экспертов, темпы развития страхового мошенничества в России в 2—4 раза превышают темпы развития самой страховой индустрии. По вине мошенников компании теряют до $400 млн. в год. Своеобразным экономическим катаклизмом, вызвавшим волну необоснованных претензий, стала автогражданка. Сегодня на автострахование приходится около 70% случаев мошенничества. «Введение ОСАГО не только подняло страховую культуру населения, но и спровоцировало интерес со стороны как мелких жуликов, так и серьезно настроенных криминальных элементов, которые поняли: здесь есть чем поживиться», — отмечает Евгений Потапов, возглавляющий комитет Всероссийского союза страховщиков (ВСС) по вопросам безопасности страховой деятельности и борьбе с мошенничеством.

   По словам Александра Мозалёва, сегодня самая большая проблема, связанная с мошенничеством в автокаско, — «запланированные» угоны битых (или имеющих криминальное прошлое) автомашин. Преступники совершенно легально страхуют автомобили, используя своих агентов, а затем сами же их угоняют. «Это целый бизнес, — говорит Мозалёв. — Преступники не только получают страховку, но и извлекают дополнительную прибыль, продавая угнанную машину в другой регион или разбирая ее на запчасти». Противодействовать таким организованным преступным группировкам страховщики вынуждены собственными силами, не рассчитывая на существенную помощь со стороны территориальных подразделений милиции. «Бороться с угонами было трудно даже при нормально работающей системе правоохранительных органов. А сейчас они просто записывают данные похищенных машин, даже не всегда вовремя ставят автомобиль в розыск», — сокрушается Мозалёв. Такая пассивность органов внутренних дел позволяет преступникам перегонять часть украденных авто в европейские страны — спрос на них есть, например, в Польше и Германии. Велика вероятность, что в базе Интерпола данные об этих машинах никогда не засветятся и новые владельцы не будут иметь никаких проблем.

Угнать за 10%
   Другая группа мошенников специализируется на угонах автомобилей, застрахованных в выбранных ими для шантажа компаниях. После того как владелец машины — как правило, достаточно дорогой — заявляет о пропаже, злоумышленники связываются с руководством страховой компании и предлагают вернуть авто за скромный выкуп в несколько тысяч долларов. «Если рассматривать проблему только с экономической точки зрения, то для страховщика пойти на такую сделку выгодно: заплатил 10% от стоимости машины угонщику, и не нужно выплачивать полную стоимость владельцу. Но мы приняли принципиальное решение: лучше идти на эти убытки, но не потакать шантажистам», — подчеркивает Александр Мозалёв. Тем не менее для небольшой компании проблема может оказаться куда серьезнее. «Если директор отказывается сотрудничать с рэкетирами, они угрожают ему разорением, крадут вторую машину, застрахованную в этой же компании, потом третью — сколько понадобится», — описывает типичную ситуацию Евгений Потапов из ВСС. Подобным образом удалось сделать сговорчивее не одного страховщика.

   Эксперты отмечают, что каждый российский регион имеет свою специфику в том, что касается наиболее популярных мошеннических схем. В Москве чаще всего происходят «подставы» — спровоцированные аварии, в которых формальным виновником становится заранее выбранная жертва. Санкт-Петербург лидирует по числу угонов и вымогательств. В Краснодарском крае и на Дальнем Востоке также процветает «угонный» бизнес. А, скажем, в Башкирии недавно был отмечен всплеск «ДТП при движении задним ходом» — схема стала распространенной из-за того, что в республике не проводили трасологическую экспертизу (изучение следа, оставленного автомобилем).

   Помимо «профессионального» в автостраховании немало и такого мошенничества, которое классифицируется как «мягкое», или «бытовое». Сводится оно обычно к тому, что клиенты или обслуживающие их предприятия автосервиса пытаются получить со страховщиков суммы, превышающие реальные расходы на ремонт транспортных средств. Пресечением подобных случаев занимаются в основном центры урегулирования претензий, сотрудники которых хорошо знают, сколько стоит ремонт в том или ином случае, и при необходимости укажут клиенту на несоответствие. Служба безопасности страховщика в такие дела обычно не вмешивается, и о каком-либо привлечении к ответственности речи не идет. Больше всего «бытового» мошенничества регистрируется при подаче заявлений об убытках по полисам ОСАГО. Объясняется такая тенденция прежде всего распространенностью автогражданки по сравнению с другими видами страхования. Кроме того, некоторые автовладельцы до сих пор настроены враждебно по отношению к страховщикам, услугами которых их обязали пользоваться. Выжимая из компаний деньги сверх положенного, такие клиенты просто «восстанавливают справедливость». И иногда задуманное им удается. «В правилах страхования предусмотрены определенные сроки рассмотрения претензий, и мы стараемся их соблюдать, — говорит Александр Мозалёв из «Росгосстраха». — Если при изучении документов нет видимых оснований для отказа, задерживать выплату мы не вправе. Зато потом выборочно перепроверяем уже закрытые дела. Если жулик успел незаконно обогатиться за наш счет, это уже законченное преступление, он подпадает под статью». Периодически компании удается вернуть необоснованно выплаченные деньги. В ряде случаев с этой целью у мошенников по решению суда изымалось имущество.

Вместе или порознь?
   Бороться с криминалом в одиночку страховщикам становится все труднее. Евгений Потапов рассказывает, что в ближайших планах у ВСС — подписание рамочных соглашений с МВД и ГТК. «Это необходимо прежде всего для того, чтобы мы могли обмениваться оперативной информацией, — поясняет Потапов. — Заключение договора с МВД не означает, что оно автоматически будет нам помогать. Но, имея на руках такой документ, будет намного проще заставить его что-то делать». Что касается соглашения с ГТК, то оно должно облегчить страховщикам доступ к информации об автомобилях, пересекающих российскую границу и проходящих процедуру растаможивания.

   Договориться с госорганами — важная задача для страховщиков, но не менее принципиальная — договориться между собой. В этом некоторые компании уже преуспели — по крайней мере, на неформальном уровне общение сотрудников служб безопасности и андеррайтеров происходит. Однако попытки профсообщества расширить и формализовать обмен информацией продолжают носить характер эксперимента. После многих лет разговоров об общем информационном ресурсе Российскому союзу автостраховщиков (РСА) удалось ввести в эксплуатацию базу данных под названием «Спектр». Президент Национальной страховой группы Юрий Решетняк, два года возглавлявший комитет по противодействию страховому мошенничеству РСА, утверждает, что экономический эффект от использования базы данных уже превысил затраты на ее разработку и поддержку. Однако говорить о том, что «Спектр» объединил весь рынок в борьбе с мошенниками, пока не приходится. На сегодня соглашение об использовании базы подписало 40 с небольшим компаний — менее четверти членов РСА. При этом в наполнении информационного ресурса они участвуют, по словам Решетняка, «с разной степенью активности». Один из экспертов, знакомых с проблемой, утверждает, что крупнейшие игроки рынка поддерживают идею информационного обмена с помощью «Спектра» только на словах: «Они не заинтересованы помогать выживать мелким компаниям, поэтому фактически саботируют наполнение базы. От мошенников страдают все, но, как говорится, пока толстый сохнет, тощий уже умрет».

   Помимо налаживания связей страховщики собираются заняться и внесением в уголовное законодательство поправок, направленных на борьбу со страховым мошенничеством. Евгений Потапов убежден, что в законодательство необходимо ввести понятие страхового мошенничества: «Нам бывает очень трудно доказать факт мошенничества, пользуясь той формулировкой, которая дана в УК». Но Александр Мозалёв особой проблемы здесь не видит: «Мошенничество есть мошенничество, в какой бы сфере ни совершалось. Другое дело — завышение страховой суммы или «двойное страхование». Мы относимся к этому как к своеобразному виду мошенничества, но такие вещи сейчас регулируются Гражданским кодексом».

   По мнению президента ВСС Александра Коваля, самая острая проблема на сегодня — невозможность привлекать к серьезной ответственности угонщиков: «По действующему законодательству, если человек сел в чужой автомобиль, не имея умысла украсть его, а решив просто покататься, он несет лишь административную ответственность. Мы готовы внести поправки, которые будут предусматривать срок за подобные действия, как за завладение имуществом. В прошлом году в России неразысканными оказались 84 тыс. транспортных средств. Многие из них были застрахованы. Можно подсчитать, какие убытки терпят страховщики». Юрий Решетняк, являющийся одним из авторов упомянутых поправок, считает, что есть и другие механизмы, позволяющие сократить количество угонов. «Необходимо оказывать давление на автопроизводителей, чтобы они устанавливали более совершенные противоугонные системы на все новые машины», — говорит он. Для примера Решетняк ссылается на опыт Великобритании, где подобными мерами удалось за небольшой срок — три года — снизить угоняемость почти в 2 раза. Одной из форм «ненавязчивого» давления может стать составление так называемого страхового рейтинга автомобилей. Естественно, потребители из двух сопоставимых по цене автомобилей со схожими характеристиками предпочтут купить тот, который реже угоняется. Страховщики, публикуя статистику краж застрахованных авто, могут способствовать популярности той или иной модели у покупателей и тем самым вынуждать производителей совершенствовать противоугонные системы.






   Мошенники в цифрах

   Данные о том, сколько необоснованных претензий подается в России, не отличаются большой достоверностью, поскольку до правоохранительных органов доходит лишь около 15% случаев, выявленных страховщиками. Согласно внутренней статистике «Росгосстраха», признаки определенных нарушений присутствуют практически в половине заявлений на выплату, но с точки зрения УК мошенническими может быть признано только 20—25% претензий. Около 60% мошенничеств, выявленных участниками рынка, — «бытовые» (например, «замена» пьяного водителя на трезвого), а 40% — «профессиональные». Однако в денежном выражении ущерб от криминального мошенничества выше, поскольку выявить его труднее (ведь преступники специально готовят свои «спектакли»), а суммы выплат обычно велики.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK