Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "ЖУРНАЛИСТ СРЕДИ СОЛДАТ"

 ЗАМЕТКИ РЕПОРТЕРА
Реальность дошла до меня вместе с прививкой от сибирской язвы: отныне я вместе с военными и обратной дороги нет. Я — один из 600 журналистов, отобранных Пентагоном для «интеграции» в войска. Несколько недель до прививки я был так занят подготовкой: поисками бронежилета, настройкой спутникового телефона, закупкой детских влажных салфеток (водопровода для умывания не будет), — что у меня не было времени задуматься о том, что меня ждет. Теперь за сутки до отправки в пустыню, в свое подразделение, меня в равной мере переполняют восторг и страх.
До недавнего времени жизнь в столице Кувейта казалась слегка сюрреалистичной. Большинство из нас жили в пятизвездном Hilton Kuwait Resort, где разместился пресс-центр американо-британской коалиции. Вид на Персидский залив из отеля — дух захватывает. В моем номере — французские туалетные принадлежности, в ведерке со льдом — безалкогольное шампанское, а в аквариуме безостановочно кружит одинокая золотая рыбка. В холле арфистка отеля начинает свой вечерний концерт музыкой из фильма «Доктор Живаго», а мимо ходят военные в камуфляже с противогазами на поясе.
Налогоплательщики, беспокоящиеся о том, как расходуются их деньги, могут не волноваться: военные в этом отеле — гости властей Кувейта. А медиа-компаниям, которые платят за номер $260 в день, могу сказать вот что: через день расходы на нас станут совсем мизерными. Мы будем питаться сухим пайком и спать на армейских раскладушках.
Многие журналисты, прохлаждающиеся здесь не первую неделю, жаловались на однообразие шведского стола в местных отелях. Но встреченный собрат-вегетарианец поделился секретами выживания на военном рационе. Вегетарианские пайки бывают четырех видов. Самые вкусные — сырные тортеллини, но они слишком калорийны, чтобы есть их каждый день. Спагетти Alfredo — это то, что надо. У вегетарианских спагетти самая выверенная энергетическая ценность, а буррито из фасоли, по совету коллеги, надо избегать любой ценой. Он же порекомендовал запастись арахисом и набрать как можно больше шоколадок KitKat и Snickers. Это лучший способ подружиться с людьми в форме.
Полезные советы давали и другие. Я ехал в лифте с Оливером Нортом (Oliver North). Бывший морпех, телеведущий и ключевая фигура скандала «Иран-контрас» работает здесь для Fox News. Он рассказал мне, где взять переносной холодильник, полезнейшую вещь в полевых условиях — туда можно спрятать ноутбук от песка или оторванную в бою руку.
Интересно, как военные воспримут журналистов. В конце концов, солдаты и журналисты живут совсем в разных мирах. Их учат подчиняться приказам, мы инстинктивно в приказах сомневаемся. Взаимное недоверие между четвертой властью и американскими военными уходит корнями во времена вьетнамской войны. Первая война в Персидском заливе еще больше осложнила отношения, когда 95% журналистов не вылезали из отелей. Предполагается, что на этот раз мы увидим гораздо больше, если верить генерал-майору Бафорду Блаунту (Buford Blount), командиру 3-й пехотной дивизии, куда мне скоро предстоит влиться. «У нас есть что рассказать, — сказал генерал, — и мы хотим, чтобы об этом знал весь мир».
Блаунт уже рассказал журналистам о дивизии, которую называют «Скала на Марне» за подвиг, совершенный ее солдатами во время знаменитой битвы Первой мировой. Дивизия развернута в Кувейте в полном составе: почти 20 000 человек. На марше у нас уходит полмиллиона галлонов топлива в день. Предполагается преодолевать 200—300 миль в день при условии, что реальное сопротивление будет оказано не ранее пригородов Багдада. В дивизии будет задействовано 200 танков M1A1 Abrams и почти 270 боевых машин пехоты Bradley при поддержке 18 штурмовых вертолетов Apache новейшей модификации.
Журналисты подписали соглашения, в которых оговорено, что и когда можно сообщать в свои издания. Например, под запретом информация о планируемых операциях. Действуют и другие правила, продиктованные здравым смыслом, например запрет на фотографирование лиц погибших американских солдат.
Смерть. Я писал о беспорядках в Восточном Тиморе и Пакистане. Но столкновение с миром убийства для меня всегда остается шоком. Как и другие журналисты, перед поездкой на Ближний Восток я прошел 5-дневный курс экстремального выживания. Нас похищали, на нас устраивали засады, мы попадали на имитацию минного поля, и еще нас обучали многим вещам: от обнаружения письма-бомбы до первой помощи раненому с пробитыми шрапнелью легкими. (Шрапнель вынимать не надо.) Нам рассказывали о химическом и биологическом оружии: что-то пахнет миндалем, что-то чесноком или свежескошенной травой. Мы научились надевать противогазы меньше чем за 9 секунд и делать себе инъекции антидота при отравлении нервно-паралитическими газами. (Иголки достаточно прочные, чтобы делать укол сразу через защитный костюм.)
Генерал Блаунт отмечает, что угроза использования такого оружия достаточно высока. «Возможность применения химического оружия беспокоит меня больше всего, — сказал он. — Но бессонницей я от этого не страдаю».
А я страдаю.

ФРЕДЕРИК БЭЛФУР (FREDERICK BALFOUR)

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK