Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ЗЛОВЕЩАЯ МОЩЬ"

Критика в адрес рейтинговых агентств усиливается, европейцы подумывают об альтернативах: американские фирмы не оставляют крепко задолжавшим государствам еврозоны никаких шансов.    Сегодня Брайан Кул-тон и ему подобные не входят в число лиц, обеспечиваю-щих финансовой отрасли симпатии граждан; больше других их не любят политики. Култон, возглавляющий в агентстве Fitch Ratings отдел, оценивающий кредито-способность стран ЕС, в на-чале июня сделал все, чтобы рейтинг Испании ухудшился. После этого акции на Нью-Йоркской бирже упали, возобновились опасения относительно новых турбулентностей в зоне евро.
   Култон своей вины не признает. «Мы дали свою оценку, и только», — лаконично комментирует он. Поводом послужила программа сокращения расходов премьера Хосе Луиса Сапатеро, о которой стало известно днем ранее. От более подробных комментариев ана-литик воздерживается.
   В разгар кризиса европейской валюты государства, об-ремененные немалыми долгами, оказались перед гротескной дилеммой: если не взять под контроль проблему долгов, немилость рейтинговых агентств гарантирована. При этом когда правительст-ва решаются сократить расходы, чтобы облегчить кредитное бремя, те же агентства снижают их рейтинг.
   Так кризис питает сам себя. Начинается движение по ни-сходящей спирали. Виной всему, по убеждению многих критиков, «большая тройка» — Moody’s, Standard & Poor’s и Fitch Ratings. «То, что делается сегодня, неправильно», — говорит Густав Хорн, глава близкого к профсоюзам Института макроэкономики и конъюнктурных исследований, о мерах, принимаемых проблемными странами. Берлинский экономист Михаэль Бурда сетует прежде всего на то, когда именно было объявлено о снижении рейтинга Испании, — момент выбран как нельзя менее подходящий.
   У них на родине, в США, мнение «оценщиков» рисков давно перестало считаться истиной в последней инстанции. Комиссия по ценным бумагам и биржам ведет проверку, десятки компаний и частных лиц подали иски о возмещении убытков, понесенных из-за грандиозного провала агентств в случае с многомиллиардными пакетами американских «мусорных» ипотечных бумаг. За составление рейтингов пла-тили сами эмитенты, агентст-ва работали в условиях перманентного конфликта интересов. «Даже если бы облигации выпустили коровы, мы бы сумели их оценить»,- писал аналитик одного из рейтинговых агентств в сентябре 2007 года. Тем време-нем инвесторы продолжали слепо доверять не в меру радужным суждениям аналитиков, что решающим образом подготовило наступление финансового кризиса.
   Девятого июня в среду в Вашингтоне ответ перед Конгрессом пришлось держать сразу двум именитым представителям отрасли. Исполнительный директор Moody’s Реймонд Макдэниэл и легендарный Уоррен Баффет в роли крупного акционера пытались «сгладить» грубость допущенных агентством просчетов. «Большинство людей в Соединенных Штатах пребывали в уверенности, что цены на недвижимость не могут упасть, — заявил Баффет под присягой. — Заблуждался и я».
   Несмотря на справедливую критику, альтернативной рей-тинговой системы пока нет даже в проекте. Рейтинги кредитоспособности в эпоху перехлестывающихся гло-бальных финансовых потоков остаются важным средством, облегчающим ориентацию. Все, начиная с банков и страховщиков и заканчивая компаниями, управляющими имуществом, принимают большую часть инвестиционных решений с оглядкой на три буквы, знаменующие максимальную надежность: AAA. Если кредитоспособность страны опускается ниже определенного порога, пенсионным фондам приходится сбывать ее гособязательства с рук. Если же соответствующие бумаги находятся на балансе банков, органы надзора требуют увеличения собственного капитала, выступающего в качестве «буфера безопасности».
   Оценки агентств нередко оказываются маслом, подливаемым в огонь. Снижение рейтингов кредитоспособности оборачивается для государств миллиардными убытками. Отток инвесторов приводит к падению котировок гособлигаций. Бумаги, рыночная стоимость которых снижается, приносят фиксированный доход; прибыльность повышается.
   Правительства стран, которым грозит корректировка кредитного рейтинга, боятся именно этого: в таком случае новые займы они смогут получать только под более высокий процент. Так, Испании уже придется рефинансировать по возросшей ставке долги в размере 16 млрд евро, срок возврата которых наступает в июле. Править страной в кредит становится еще более опасным. Возникает угроза дальнейшего снижения рейтинга и роста процентов. Заколдованный круг.
   Еврокомиссар по внутренним рынкам Мишель Барнье призывает усилить контроль над тройкой агентств, обладающих столь зловещим влиянием. Согласно его законопроекту, новое европейское ведомство по надзору за рынком ценных бумаг со штаб-квартирой в Париже предлагается наделить функциями регулятора рейтинговых агентств, которые до сих пор относились к компетенции национальных надзорных органов. Идеи Барнье предусматривают ужесточе-ние конкуренции между агентствами. Эмитенты ценных бумаг, такие как банки или финансовые компании, должны будут предоставлять соответствующие данные не только тому агентству, которое выбрано ими для составления рейтинга, но и всем остальным. <…>
   Дабы покончить с фактической олигополией США, французский лагерь призывает создать европейское рейтинговое агентство. Недавно глава Центробанка Франции в интервью немецкой экономической газете Handelsblatt предложил наделить соответствующими функциями частные компании, специализирующиеся на страховании кредитных рисков, такие как Euler Hermes и Coface. «У них есть знания, есть необходимый опыт, — сказал Кристиан Нойе. — А если рейтинги окажутся недостоверными, они отвечают деньгами».
   В Берлине предложение Нойе восприняли благожелательно — не в последнюю очередь потому, что лидер рынка компания Euler Hermes является 100-процентной «дочкой» мюнхенского страхового гиганта Allianz. В его базе данных хранится информация о почти 45 млн предприятий, расположенных в разных точках планеты. Благодаря чему концерн в состоянии просчитать вероятность неплатежа в отношении практически любой поставки и установить соразмерную страховую премию.
   Вопрос в том, можно ли верить, что страховщики кредитных рисков более серьезно относятся к своей работе, чем американские рейтинговые агентства, что их расчеты будут выглядеть иначе и что дилемма задолжавших государств, которые не могут угодить никому, окажется решена.
   На самом деле Euler Hermes в своем внутреннем рейтинге кредитоспособности государств до сих пор не понизил статуса Португалии, Испании и Греции. «Правда, мы работаем с куда более коротким временным горизонтом, чем рейтинговые агентства», — отмечает глава концерна Вильфрид Верстрэте. Срок возврата 80% застрахованных кредитов истекает через 6-9 месяцев.
   Состоится ли выход Euler Hermes на рынок рейтинговых услуг, Верстрэте сказать затрудняется. Внутренние ра-бочие группы с 2002 года занимаются этим вопросом, однако пока рынок к этому не готов. Сегодня дискуссия о создании европейского рейтингового агентства кажется Верстрэте более серьезной, чем это было всего два года назад. «Общественное давление достаточно велико, чтобы произошли изменения», — говорит он. Многие люди не на шутку раздосадованы американской тройкой. Решающий вопрос — кто будет платить по счетам за ошибки. Бизнес-модель может быть убедительной лишь при условии, что соответствующие рейтинги будут оплачиваться не компаниями-эмитентами, а заинтересованными инвесторами.
   Очевидно, что за французской агитацией в пользу европейского рейтингового агентства стоит не просто идея конкуренции. Отдельные политики и профессора усматривают в Moody’s со товарищи инструмент господства Соединенных Штатов. Агентства включены в «систему интересов» американского финансового сектора, убежден, в частности, бременский профессор экономики Рудольф Хикель.
   Неужто агентства выступают в роли ударного орудия Уолл-стрит? Возможно, снижая рейтинги, они преднамеренно играют на руку американским спекулянтам, делающим ставки против евро?
   «Упреки по поводу американского влияния на европейские рейтинги абсурдны», — парирует Александер Кокербек, отвечающий во франкфуртском филиале Moody’s за анализ ситуации в двух странах-«тяжеловесах», Германии и Италии. Комитет, в котором решение о коррекции рейтингов принимается большинством голосов, включает «около 15 аналитиков изо всех регионов мира».
   Экономисты наподобие Кокербека понимают критику в адрес их работодателей лишь отчасти. Специалисты, оценивающие кредитоспособность стран, основывают свои выводы на фундаментальных данных, а не на сиюминутных моделях, подчеркивают аналитики. <…>
   Волна спекуляций против Греции спровоцирована «не рейтинговыми агентствами, а самими греками», горячится Кокербек. Страна сообщала ложные данные о дефиците бюджета. Когда же стал известен истинный размер долгов, на рынках воцарилось недоверие, что, в свою очередь, привело к росту ставок. «Наша формула после подстановки новых цифр выдала более низкий рейтинг, и это логично», — хладнокровно разъясняет Кокербек.
   Аналитик Moody’s не признает рейтинговой дилеммы государств. Причинная связь не столь примитивна, как ее порой представляют. «Планы правительства по сокращению расходов — это одно, их реализация — другое», — отмечает он. Если в результате усилий государства, направленных на экономию, страдает экономический потенциал страны, то в среднесрочной перспективе это приводит к изменению соотношения между расходами на обслуживание долгов и доходами государства. Последствия для Кокербека очевидны: «Мы обязаны отразить это в нашем рейтинге».
   Специалист Fitch Ratings Култон в своем обосновании недавнего решения о пересмотре кредитоспособности Испании приводит аргументы, аналогичные доводам его коллеги из Moody’s. Впрочем, в то, что такое объяснение помогает самим испанцам с большим пониманием отнестись к его оценке, он, очевидно, не верит. В этом году от отпуска на Коста Брава Култон воздержится — на всякий случай. «Буду отдыхать в Азии», — говорит он.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK