Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "ЗНАНИЕ — СНОВА СИЛА"

В Москве эпидемия лекций. Лекции читают все — дрессировщики, искусствоведы и трезвенники. Корреспондент «Профиля» решил выяснить, кто и зачем их слушает.

Немного суетливый человек, одетый в старый бабушкин свитер, ходит вдоль барной стойки. В аудитории темновато, но кажется, что глаза у слушателей горят революционным зеленым огнем. Научный сотрудник Московского университета Сергей Майоров рассказывает про то, как растения скоро убьют людей… Тема его лекции — «Садоводство как экологический терроризм».
Майоров — ботаник. Он выступает перед полусотней хипстеров в лектории Keepyourtalk — актуальной площадке, пришедшей на смену престарелому «Политеху». «В современном мире то, что я ботаник, звучит двусмысленно, — говорит Сергей. — Иногда говорю, что я флорист, но тогда приходится объяснять, что я не занимаюсь озеленением московских офисов. Я борец с экотерроризмом в лице садоводов».
Гений сорняков Сергей Майоров относится к числу лекторов новой школы. Таких ораторов интересно слушать. Они не занудны. Их идеи провокативны и заставляют работать мозг.
Лекции сейчас в топе. Они проходят десятками в неделю, теснят кино, телевидение, подкасты, твиттеры и даже ЖЖ. Домохозяйки покупают абонементы на семинары по эпохе Возрождения, ветераны «маршей несогласных» записываются на лекции по борьбе с садовниками-экотеррористами, пятиклассницы штурмуют ВГИК, чтобы три часа в душном зале слушать, как Дэвид Линч по утрам медитирует над тарелкой с яичницей. На лекции фотографа Лоренцо Аджиуса в бывшем цеху «Красного Октября» при входе наливали, но мало кто пил. Три сотни человек предпочли слушать о структуре теней. Лекцию художницы Марины Абрамович анонсировали всего два дня по каналам ЖЖ, но послушать ее собрался полный зал кинотеатра «Пушкинский». Куратор галереи Tate Modern Фрэнсис Моррис в самом авангардном сне не мог представить, что на его лекции на «Винзаводе» не будет свободных мест, а будет потасовка у входа.
Раньше одно только слово «лекция» вызывало скуку. Теперь не то. Активный участник лектория Map Type Роман Фролов раскрывает секреты мастерства: «Главное назвать лекцию провокативно, ярко. «Дубина как подсознательное русского лифтера», «Мужик и мороженое», «Смерть и возрождение Незнайки: судьбы маленьких героев». Лекция должна сопровождаться мультимедиа. Хорошо, если лекторами будут два оппонента. И завяжется спор. Еще лучше — драка».
Можно, конечно, назвать лекцию буднично «Пригов. Годовщина смерти», но пригласите скандального лектора — и аудитория будет драться за место, например, Андрея Ерофеева. Бывший завотделом новейших течений Государственной Третьяковской галереи, куратор выставки «Запретное искусство-2006», фигурант уголовного дела, обвиненный в возбуждении расовой, национальной и религиозной вражды, Андрей Ерофеев не подвел.

Знания старые и новые
Раньше в СССР было общество «Знание». Там работали сотни лекторов, которые получали зарплату, читали лекции, часто никому не нужные. Членство в обществе «Знание» позволяло преподавателям вузов подрабатывать. На могиле «Знания» родилась новая структура. 7 июля этого года по адресу: улица Двинцев, 8 открылся офис «Общества «Знание» России». Действует под слоганом «Образование взрослых». Издает журнал «Новые знания».
 Есть один лекторий Keepyourtalk и портал «Теории и практики Москвы» (T&P). Он проводит публичные лекции, сотрудничает с другими организаторами подобных мероприятий, постоянно ищет новых преподавателей. 24 июля в рамках T&P открылся «Факультет будущего». Голландский проект — открытая междисциплинарная платформа для проведения практических проектов и научно-исследовательских работ, направленных на поиск новых решений по улучшению условий жизни людей. Платфома Future Faculty была создана студентами Делфтского технического университета и объединяет представителей академической среды, бизнеса и государственного сектора на международном уровне.
Более радикальным является проект «Будущее зависит от тебя. Новые правила». Передвижной лекторий, работающий в семи городах России. Включает в себя выставку современного искусства и образовательную программу. Автор концепции — кандидат культурологии, арт-критик Валентин Дьяконов. Он же лектор. Темы — «Психоделия», «Пародия», «Неоклассика», «Идея», «Революция». Некоторые эксперты считают программы, посвященные искусству, новым маркетинговым ходом. Цель — раскачать арт-рынок, чтобы привлечь финансирование в искусство.

Кипит наш разум
…Между тем ботаник и флорист Сергей Майоров продолжает свою лекцию. Он говорит, что деятельность человека приводит к неожиданным изменениям в поведении обычных растений. Они переселяются в новые страны, где бесконтрольно размножаются и приносят огромный ущерб. Майоров подсчитал, что в мире ежегодно расходуется $45 млн на борьбу только с одним растением-вредителем — плакун-травой. Мой сосед записывает в блокнот: «1. Плакун-трава».
Все беды современного мира, по Майорову, от нашествия чужеземных растений. Мирные травки, по словам ученого, становятся «трансформерами». «Трансформеры» мутируют, приобретают несвойственные им функции. И они способны убивать. Жуть.
Когда через полтора часа Майоров закончил «кошмарить» аудиторию, люди ринулись к нему записываться в добровольческие бригады по борьбе с иноземными растениями в Подмосковном регионе.

Кому и зачем
Мнения о причинах и возможных последствиях лекционного ренессанса в Москве расходятся. Роман Фролов утверждает, что «многие просто устали от гламурно-пустого времяпровождения в клубах, что их тошнит от дутых репутаций, которые строятся только на деньгах или модном прикиде. Надоела виртуальность интернет-общения, надоел ЖЖ.
Кое-кто считает, что мода на лекции — от желания восполнить пробелы в образовании, отчасти под влиянием Интернета. Мол, Интернет требует от человека больше, чем телевизор. Ящик — это образованческое дно, а для дискуссий в Интернете нужны какие-никакие знания.
Но есть и скептики. Андрей Амлинский, автор ряда популярных рекламных слоганов, считает, что ради одной строчки в ЖЖ мальчики в узких джинсах готовы отсидеть два часа на лекции, ни единого слова на ней не поняв.
А директор по созданию контента научно-популярных и образовательных программ Российской корпорации нанотехнологий Александр Костинский говорит, что новые лекции теснят традиционные научные лекции и это нехорошо. «Наука на фоне блистательных, но дилетантских просветительских лекций бледнеет. На лекции ученых нобелевского уровня приходят максимум 100—150 человек. На лекции, проводимые сотрудниками Государственного астрономического института имени П.К. Штернберга в Политехническом музее, собираются несколько человек». Выходит, лекция лекции рознь, и знание знанию тоже.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK